ВЕХИ СЛАВНОГО ЮБИЛЕЯ
Saturday, 20 January 2007

21 июня 2006 года

 

ВЕХИ СЛАВНОГО ЮБИЛЕЯ

Ровно четыре года назад трагически прервался блистательный жизненный путь флагмана катаргинской экономики, железногорского ликёро-водочного завода «СибАлко». Однако по сей день остаётся неясным, сколько бюджетных денег украдено было в этой афере, и почему никто из прежних «отцов города» не несёт за это никакой ответственности.

УБЫТОЧНАЯ… ВОДКА?

Реализация проекта создания в Нашгороде собственного водочного заводика началась в 1998 году, аккурат в момент расцвета инвестиционной зоны. Если кто не помнит, власти ЗАТО испытывали тогда лёгкую эйфорию по поводу дармовых денег, хлынувших во внебюджетный фонд «Город» от предприятий, зарегистрированных в железногорском оффшоре. Уходя на заколюченной территории от уплаты большей части налогов, коммерсанты охотно делились с аборигенами толикой сэкономленных столь нехитрым способом средств. Ну а ушлые ребята в Сером доме тут же пускали эти денежки на развитие, как тогда говорили, «новых производств».
Едва ли не главным среди них была фирма под названием «СибАлко».
Когда инвестиционная зона приказала долго жить, новым кормильцем муниципального бизнес-проекта стала т.н. Программа развития ЗАТО. Затем в качестве гаранта очередного кредита для убыточного (!) водочного производства власти подтянули МУП «ПАТП». Всего, таким образом, бюджет Железногорска ухлопал на винокурню имени Катаргина сотоварищи порядка 70 млн рублей. (И это я ещё недополученные налоги не учитываю!) Оборудование для завода, как говорили, поставлялось из Эстонии и Украины. Однако дела на предприятии шли всё хуже и хуже.
Уже в 2000 году уголовное дело в отношении директора завода Валентина Рашковского по факту мошенничества возбуждало УВД г. Красноярска. Фирма явно не оправдывала возложенных на неё надежд. Стать четвёртым градообразующим предприятием ЗАТО - хотя бы по сумме уплаченных налогов – было ей не суждено.
Летом 2002 года шарманка смолкла окончательно.
Знающий народ качал головами: ещё в июне мэр говорил о своём детище, как об одном из главных налогоплательщиков ЗАТО. А уже в июле отдал команду банкротить фирму, т.к. сумма её долгов перекрыла стоимость имущества на 40 миллионов и составила почти астрономическую цифру – 192,2 млн рублей. Это ли не чудо?
Банкротство, естественно, состоялось, несмотря на очевидные признаки состава преступления. Имущество завода за смехотворную сумму досталось московскому ООО «Ичкин Вражек» (профиль работы – торговля и общественное питание). А распоряжаться им стала железногорская фирма «Кантат». Точнее сказать, её «обособленное подразделение». И никакие публикации СМИ помешать смене владельцев не смогли. Хотя свои, мягко говоря, сомнения «СГ-26» уже с 2003 года могла подкрепить кое-какими бумагами.

 

МУНИЦИПАЛЬНОЕ – ЗНАЧИТ, НИЧЬЁ!

Как выяснилось из документов, в 2000 году директор Рашковский подписал с известным бензиновым королём Маратом Исаевым договор об оказании консультационных услуг. Всего за пять месяцев по нему бывший начальник отдела ЗАО «Хозторг» получил 3,3 млн рублей. За некие, цитирую, «устные консультации по организации продаж новых видов продукции».
Что это была за продукция, понять пока не удалось. «СибАлко» в деятельности своей вроде бы не выходило за грань розлива водки и минеральной воды. Однако позднее нам стали доступны документальные свидетельства головокружительного появления и исчезновения на счетах заколючинского водочного завода загадочных 500 млн рублей. Эта операция осуществлена была Валентином Рашковским и группой аффилированных столичных банков и фирм буквально за несколько часов одного рабочего дня – 28 ноября 2001 года.
На семинарах налоговой полиции аналогичные схемы однозначно трактовались, как криминальные. Прокурор Красноярского края весной 2004 года распорядился проверить изложенные «СГ-26» данные. Команда эта поступила в железногорский отдел по борьбе с экономическими преступлениями, но проверка ничего не дала. Подтверждение получили лишь и без того известные факты. Основным препятствием для работы милиции стало исчезновение всей бухгалтерской отчётности «СибАлко». Весной 2002 года без малого триста килограмм бумаг забили в ящик и отправили для аудиторской проверки некоему ООО «Финэкспертиза». Там они и затерялись, будучи получены «не установленным лицом».
Ваш корреспондент, ведущий эту тему, вынужден был обратиться за помощью в Генеральную прокуратуру. Кое-какие надежды местные борцы с экономическими преступлениями возлагали на прохождение денег через два московских банка и три фирмы. Весьма вероятным представлялось, что в столице-то некие следы мифических мильёнов удалось бы обнаружить. Но поскольку это был очевидный долгий ящик, в возбуждении уголовного дела мне (депутату горсовета, между прочим) в декабре 2005 года ОБЭП УВД Железногорска отказал.

 

СКАЗКА ПРО НЕУЛОВИМОГО ДЖО

Тем не менее проверка продолжалась потихонечку. Новое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было утверждено и.о. начальника горУВД Виктором Головинкиным две недели назад, девятого июня. О нём, вероятно, не стоило бы и упоминать, когда б не пара-тройка преуморительных моментов.
В эпизод с пропажей бухотчётности «СибАлко» добавилось несколько абсолютно анекдотических строк. Читаем: «В ноябре 2003 года бухгалтерские документы были получены по доверенности … на имя экспедитора Садыкова М.Н. Опрошенный по факту получения документов Садыков пояснил, что никогда не работал в ООО «СибАлко», документов в ООО «Финэкспертиза» не получал и как попали данные паспорта в доверенность, он не знает».
Момент второй. Пытаясь отработать столичных контрагентов «СибАлко», железногорский опер сделал запрос в ГУВД г. Москвы. Оттуда пришёл ответ: указанные фирмы не обнаружены, т.к. неизвестны их полные установочные данные (ИНН и юридические адреса). Они-де записаны были в тех самых бумагах, которые получил по фальшивой доверенности фальшивый товарищ Саахов… ой, простите, Садыков. Так что – концы в воду, типа, и на этом давайте закончим.
Совершенно обескураженный, ваш покорный слуга вновь перелистал свой архив, который ДВАЖДЫ изучали уже железногорские милиционеры. Ба, да вот же они, эти самые ИНН и адреса неуловимых столичных предпринимателей - в бесчисленных копиях крайне сомнительных договоров, при помощи которых дошлые коммерсанты надували государство! Как их можно было не заметить, интересно? А рядышком – номера счетов в московских банках, которые никуда покуда не делись, и которые при желании также можно поднять. Как это «установить не представилось возможным»?
Третий момент, самый умилительный. При рассмотрении моего обращения в УВД, цитирую, «возник вопрос о привлечении заявителя к уголовной ответственности за заведомо ложный донос». Однако, на радость «Уран-Батору», милиционеры выяснили, что аз «добровольно заблуждался при обращении, а согласно ст. 306 УК РФ субъективной стороной данного вида преступлений является прямой умысел, а привлечение лица при совершении общественно-опасного деяния возможно только при наличии всех квалифицирующих признаков».
Проще говоря, судить за клевету меня не будут.
И на том спасибо.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Много разных чудес довелось мне повидать за десять лет работы в железногорских СМИ. Были, чего скрывать, эпизоды и покруче. Но смешнее, наверное, не было ещё пока. Взять, к примеру, «устные консультации по организации продаж новых видов продукции», которые проводили гг Рашковский и Исаев. В «отказивке» из УВД говорится: Исаев представил подтверждающие документы, что «данный вид деятельности он осуществлял на основании свидетельства от 08 декабря 1999 года, выданного налоговым органом, при получении которого оплачивается единый налог в сумме 6.074 рубля». Стало быть, в действиях Исаева признаки состава преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ, отсутствуют, мол.
А ведь я и не утверждал, что ч/п Исаев уклонялся от уплаты налогов! (Отдельный вопрос – соответствие полученных сумм и уплаченного единого налога. Но сейчас не об этом, к сожалению.) Я говорил о том, что не бывает в природе таких дорогостоящих консультаций. Тем более, что предмет этих задушевных бесед двух коммерсантов до сих пор остаётся не прояснённым. Какие такие торговые сделки собиралась проводить МУНИЦИПАЛЬНАЯ фирма, если одни лишь устные советы оплачивались ею, в среднем, по 600 тысяч в месяц? Надеюсь - не та лихая операция, во время которой через счета «СибАлко» просвистели таинственные полмиллиарда рублей?
Далее. Предположим, в десятках копий договоров между «СибАлко» и московскими контрагентами указаны фиктивные «установочные данные». Пусть так, хотя прямо об этом нигде не сказано. Ну а в банковских проводках всё тоже было из пальца высосано? Если да, то почему об этом ни слова не говорят ни столичные, ни местные правоохранители? Я же ведь без этих сведений продолжаю добросовестно заблуждаться и в заблуждении своём намерен и дальше переписываться с Генеральной прокуратурой. Жизненный опыт подсказывает, что лишь после третьего обращения на самый верх «око государево» сдвигает дело с мёртвой точки. Будто в сказке, ей-богу!

Так что продолжение следует. Следите за нашими публикациями.

 

Эдуард БЕЗОБРАЗОВ.