Проверка длиною в пять лет
Понедельник, 17 Октябрь 2011

В отношении капитана железногорской милиции трижды НЕ возбуждалось уголовное дело. 

ПРОВЕРКА ДЛИНОЮ В ПЯТЬ ЛЕТ

Глядя повнимательнее на разномастные публикации «Уран-Батора» последнего времени, остаётся только удивляться, какими извилистыми путями иной раз поступает к журналисту информация. Точнее – насколько причудливыми могут быть поводы к появлению того или иного материала.

«КОГДА Б ВЫ ЗНАЛИ, ИЗ КАКОГО СОРА…»

Поясняю мысль. Сами по себе столичные разборки вокруг сомнительного диплома пресс-секретаря Следственного комитета Владимира Маркина если и могли навести рядового железного горца на какие-то мысли, то разве только на воспоминания о далёком лете 2006 года, когда в Нашгороде один за другим отшуршали (слово «отгремели» использовать здесь явно не годится) два аналогичных скандальчика. О них мы в очередной раз упоминали недавно в «Озере надежды».

Директор МУ «ЦОДДО» Игорь Муратов и вице-мэр Игорь Брусиловский хоть и угодили тогда под следствие и вынуждены были оставить муниципальную службу, однако никакого иного наказания не понесли. Но если Муратов после этого прочно выпал из журналистского поля зрения, то Брусиловский ухитрился позднее стать членом общественного совета при горОВД, т.е. по факту полностью был реабилитирован новыми властями ЗАТО. Тему можно было считать закрытой вроде бы.

С другой стороны, неожиданное развитие получил анекдот про поставку в ЗАТО Железногорск «бывшего в употреблении» аттракциона «Колесо обозрения». Не касаясь здесь самой сделки, никак нельзя не выразить, однако, удивление от неторопливости заколючинского следствия. Конечно, на фоне дела «Мехмаша» два года не срок, но беcполезно торчащее средь парка железо постоянно будировало общественное раздражение, и в милиполиции не могли этого не знать.

Ну и, конечно, сама полимилиция. Точнее, её бесконечная реформа, стороннему наблюдателю куда больше напоминающая ликвидацию. Глобальное сокращение штатов, сопряжённое с загадочной переаттестацией, в сухом остатке давали, впрочем, хотя бы ответ на вопрос - почему с такой медлительностью работают наши «органы». И почему добычей их становится  только мелочь*, а рыбка покрупнее почти всегда уплывает из сетей…

Как выяснилось на днях, весь этот информационный натюрморт очень и очень раздражал публику, имеющую более точное представление о внутренней жизни горУВД, скрытой от глаз железных горцев. Нужно было лишь, чтобы у людей в погонах скопилась некая критическая масса раздражения от публикаций «Уран-Батора». И она таки накопилась. И вылилась в следующий рассказ, очень удачно объединяющий в себе все сюжетные линии, затронутые выше.

БОГ ТРОИЦУ ЛЮБИТ

Криминальная практика покупки дипломов о высшем образовании «за сто баксов» приобрела в России такой невероятный масштаб, что к 2006 году где-то наверху поняли: требуется санация. Вниз была спущена команда провести показательные акции устрашения, которые, впрочем, в массе своей вылились в привычный для населения пшик. Почему?

Очень просто. Высокопоставленные обладатели филькиных грамот заблаговременно успевали ликвидировать подложные дипломы в их, так сказать, физическом теле. А при отсутствии оригинального экземпляра поддельного документа впарить его владельцу срок за мошенничество представлялось задачей не слишком простой. Посему шумиха, как правило, заканчивалась ничем. Правда, чиновники похитрей довольно умело использовали её для карьерного подсиживания - но внутривидовая борьба бюрократии нас с вами интересовать в данном конкретном случае не должна.

Вступление закончено, пошла фактура, внимание.

В сентябре 2006 года прокурор ЗАТО Сергей Сурин направил начальнику УВД Александру Подъявилову бумагу примерно следующего содержания: «Прокуратура располагает информацией о том, что Илютин Александр Валентинович, 1970 г.р., не поступал и не обучался в БИ МНЭПУ. Прошу провести служебное расследование данного факта, материалы направить в прокуратуру для приобщения к имеющимся материалам».

Для справки: капитан Илютин служил на тот момент в отделе по борьбе с экономическими преступлениями горУВД. Что же касается ВУЗа со смешным названием, то оно всего лишь характеризовало достаточно полно его реальную сущность. БИ МНЭПУ – это Балтийский филиал независимого эколого-политологического университета, где наш милиционер получил заочно в 1999 году высшее юридическое образование.

Сотрудник ОБЭП без юридического образования – это всё-таки нонсенс, согласитесь.

ДВЕ ПРАВДЫ КОММЕРЧЕСКОГО ВУЗА

Разумеется, в УВД эдакому сюрпризу от надзорного органа не обрадовались. Одно дело Муратов с Брусиловским, и совсем другое – свой собственный кадр. Что за материалы имелись на Илютина у Сурина, остаётся, увы, неизвестным. Но в отделе кадров управления действительно хранилась копия илютинского диплома с регистрационным номером 15s-99-088 от 28 июня 1999 года.

Опрашиваемый в рамках проводимой проверки, Илютин упорно показывал, что честно шесть лет оттрубил в платном БФ НЭПУ (за $800 в год), регулярно получал на службе отпуска и ездил в Санкт-Петербург на сессии – а за это время с уровня милиционера роты ППС вырос до офицера.

«В первых числах декабря 2006 года я давал подробные объяснения о своем обучении следователю прокуратуры Ковалевской О.Г., которая повела себя грубо и некорректно, сообщив, что не желает со мною разговаривать, - заявлял, в частности, Илютин. – Изложенные в письме в адрес ОСБ МВД РФ прокурором Суриным сведения являются не достоверными. По данному факту я четырежды давал подробные объяснения, в том числе и прокурорским работникам. Последние их проигнорировали.

Несмотря на мои настойчивые требования предъявить мне результаты проверки и принять окончательное решение по существу дела, прокурор отказывается выполнить мои законные требования. Имея большой багаж знаний в области юриспруденции и опыт работы по раскрытию экономических и налоговых преступлений, я пользуюсь в коллективе УВД авторитетом и провожу различные консультации и инструктажи по выявлению и раскрытия (Так в тексте – «Уран-Батор») преступлений».

Это не совсем пустые слова, между прочим. «За значительный вклад в области правозащитной деятельности» железногорцу Александру Илютину было присвоено звание «Почетный юрист Красноярского края». Тем не менее, на полковника Подъявилова, похоже, всё-таки поднадавили из столичной «собственной безопасности», и злополучная «честь мундира» была на время забыта. Проверка продолжилась.

В адрес руководителя Федерального агентства по образованию был направлен официальный запрос. Дело в том, что НЭПУ – вот неприятность! - в 2002 году прекратил своё существование. А ректор Международного независимого эколого-политологического университета (там хранились архивы почившего в бозе ВУЗа) сообщил в Железногорск, что А.В.Илютин в БИ МНЭПУ не поступал и не обучался. И, соответственно, никаких документов в канцелярии института ему не выдавалось.

Однако сам архив ухитрился прислать заколючинскому милиционеру другую справку, полностью подтверждавшую версию опера ОБЭП. Такая вот чепуховина...

ИСЧЕЗАЮЩИЕ БУМАЖКИ

Ситуация осложнялась тем обстоятельством, что в отделе кадров милиции хранилась лишь ксерокопия илютинского диплома. Оригинал загадочным образом исчез из железногорского представительства региональной общественной организации «Коллегия юристов Красноярского края» (подвал на Школьной, 33) задолго до проверки.

Дело тут вот в чём. В 1999 году Александр Илютин из милиции уволился по собственному желанию. С апреля 2000 года по июнь 2003-го он служил в налоговой полиции, где вырос от старшего лейтенанта до капитана. Потом его уволили оттуда по сокращению штатов, и наш герой трудоустроился ненадолго в ту самую КРОО «КЮКР». А ещё через год Илютин вновь написал заявление о приёме на службу в органы внутренних дел.

«Причиной могут служить произошедшие ранее в офисе представительства кража и полное затопление помещения в связи с аварией, - пояснили милиционеру насчёт исчезновения диплома в «КЮКР» в ноябре 2006 года. – Также, вероятно, утрате мог способствовать переезд в офис г. Красноярска. Приносим Вам свои искренние извинения!»

Цирк, да и только, а?

«Предоставлял ли при восстановлении на службу Илютин оригинал диплома, установить не представляется возможным, - говорилось в заключении на материалы проверки УВД. – Бывший начальник ОК УВД подполковник милиции Соловский в октябре 2006 года уволился на пенсию, а кто-либо из сотрудников ОК в настоящее время подтвердить или опровергнуть факт предоставления диплома не может».

Полковник Подъявилов санкционировал проверку считать законченной, и уголовное дело снова возбуждено не было. Возобновлена она была лишь при новом начальнике УВД. Весной 2010 года Фёдор Анышев направил за имя ректора БИЭПиП письмо с просьбой прояснить ситуацию. Из Питера, что характерно, пришёл вскоре всё тот же ответ: не поступал, не обучался, не получал.

Илютина начали дёргать по новой. Но в апреле 2010 года он ушёл в отпуск, потом продлил его в связи с болезнью… Тем временем, в железногорском подразделении Следственного комитета решили, что сроки проверки «по факту совершения мошеннических действий, в совокупности с предоставлением и использованием поддельного документа, совершенных оперуполномоченным ОБЭП УВД Илютиным А.В., по признакам преступлений, предусмотренных ст.ст. 159, 327 УК РФ», следует продлить.

Почему? Вы только не смейтесь, но обнаружилось, что материал предыдущей проверки тоже пропал – при передаче дел при отсоединении следственного комитета от прокуратуры.

ПЕРЕКВАЛИФИЦИРОВАТЬСЯ В СУДЬИ

15 июля 2010 года уголовное дело в отношении Александра Илютина не было возбуждено в третий раз. Любопытными здесь являются не только многозначительная настойчивость прокуратуры, но и формулировка очередного отказняка:

«Факт предоставления заведомо подложного документа в рамках данной проверки рассмотрен быть не может в связи с наличием ранее вынесенного неотмененного процессуального решения по тому же факту. Более того, даже в случае подтверждения факта мошеннических действий Илютина… сроки давности привлечения к уголовной ответственности за получение им денежных средств в связи с предоставлением учебных отпусков, истекли».

Image

И завершающий картину штрих. Второго июня с.г. в «Сегодняшней газете-Красноярск-26» появилось большое интервью с председателем железногорского Третейского суда Александром Илютиным. Да-да, несмотря на безрезультатность очередного «наезда», из полимилиции он всё-таки уволился.

- Я пять лет отслужил в ОБЭП, - рассказал Илютин, - каждый год мои показатели по доначисленным в бюджет средствам увеличивались в два раза. В 2010 за январь, февраль у меня были самые высокие показатели из всех сотрудников ОБЭП. Комиссия написала «аттестовать с условием переаттестации через 6 месяцев». Тогда я и принял решение, что мне там нечего делать».

«О прежней работе Илютин рассказывает весьма неохотно, - раздулась в ответ от важности Инна Акимова. – Там много чего засекреченного и не подлежит разглашению».

Хм, и то сказать…

В ст. 8 третьей главы Федерального закона «О третейских судах Российской Федерации» говорится: «Судья, разрешающий спор единолично, должен иметь высшее юридическое образование. В случае коллегиального разрешения спора высшее юридическое образование должен  иметь председатель состава третейского суда».

- Предусмотрено пять судей. В настоящее время подписаны соглашения с тремя. Это высококвалифицированные юристы, - скромно поведал Акимовой Илютин. – Нужны ещё двое. К сожалению, пока те, кто подали заявки, аттестацию не прошли.

И наш герой бодренько прорекламировал через газету не только услуги нового судейского органа, но и процедуру прохождения обследования на полиграфе, он же - детектор лжи.

***

Если бы я был сценаристом, на этом месте публика в зале непременно подняла бы крик и свист, обвиняя автора в отрыве от реальности. Но беда в том, что жизнь обычно складывает сюжеты куда круче, нежели способен сочинить даже самый талантливый сказочник. А я всего лишь изложил вам сухие факты из повседневного милицейского бытия России, где каждый каждому – волк, боевой товарищ и подельник.

И добавить к этому нечего.

 

* «За семь месяцев в Железногорске раскрыто 15 коррупционных преступлений, - писала газета «Город и горожане» восьмого сентября. – В стадии расследования находятся семь уголовных дел, возбужденных в отношении сотрудников нескольких дошкольных учреждений. Железногорцев обвиняют в злоупотреблении служебным положением и присвоении вверенного им имущество в особо крупном размере. Расследуются также семь уголовных дел по статье «Служебный подлог». В нынешнем году зарегистрирована и дача взятки должностному лицу. Мужчина трудился на одном из частных предприятий ЗАТО, нелегала задержали за попытку подкупа сотрудника органов внутренних дел».