Щука дура, а цезий молодец
Friday, 06 September 2019

Ешьте спокойно всё подряд, вам ничто не повредит.

ЩУКА ДУРА, НО ЦЕЗИЙ МОЛОДЕЦ

«Количество радиоактивных изотопов в биоте Енисея снижается».

Удивительно всё-таки устроена жизнь. Слабо закреплённый чайничек действительно может легко убежать со своего места. Буквально позавчера «Уран-Батор» напомнил читателям пятилетней давности историю про радиоактивные грибочки, а сегодня — упс! — рыбка подоспела. «Интерфакс», «Коммерсантъ» и «ТАСС» наперебой цитируют небольшое сообщение краевого института биофизики, и кто мы такие, чтобы его игнорировать?

«Красноярские ученые измерили содержание радионуклидов в обитателях реки Енисей. Данные мониторинга показали стремительное снижение количества техногенных радионуклидов в биоте после остановки ядерных реакторов Горно-химического комбината. Короткоживущие изотопы с периодом полураспада менее десяти лет больше не регистрируются. В пробах фиксируются лишь небольшое содержание долгоживущего изотопа цезия-137, но его концентрация в рыбе значительно ниже государственного норматива. Результаты исследования опубликованы в журнале Journal of Environmental Radioactivity.

Определенные технологические процессы при производстве ядерной энергии приводят к попаданию в водоемы искусственных радиоактивных изотопов. Радионуклиды могут накапливаться в живых существах и представлять опасность для обитателей водоемов, а также переноситься через рыбу в организм человека. В Енисей радионуклиды попали из-за работы ядерных реакторов, расположенных возле Железногорска. Для их охлаждения из водоема подавалась вода, которая после сбрасывалась обратно в реку. В 2010 году был остановлен последний реактор и сбросы сократились. В связи с этим возник вопрос, произошло ли снижение количества радионуклидов в растениях и животных, обитающих в реке Енисей вблизи радиоактивных сбросов.

Ученые Института биофизики ФИЦ «Красноярский научный центр СО РАН» обнаружили, что вскоре после остановки последнего реактора радиоактивные изотопы c коротким периодом полураспада (натрия, скандия, хрома, марганца, кобальта, железа, цинка, рутения, церия, европия, нептуния) практически полностью исчезли из образцов биоты. Для изотопов кобальта-60, цинка-65 и европия-152 удалось оценить скорость снижения их содержания в биомассе живых существ Енисея.

В своем исследовании ученые измеряли концентрации радионуклидов в разных видах живых организмов, населяющих Енисей вблизи места радиоактивных сбросов. Для анализов в течение нескольких лет до и после остановки реакторного производства на ГХК брали образцы массовых видов рыб (щуку, хариуса, ельца), животных, обитающих на дне реки (рачков-бокоплавов и личинок ручейников) и водного мха. Данные о ежегодных сбросах радионуклидов в экосистему реки были получены из общедоступных отчетов Росгидромета.

До сих пор в организмах обитателей Енисея регистрируется долгоживущий изотоп цезия (цезий-137), но его содержание в мышцах промысловых рыб значительно ниже разрешенных нормативов. Основываясь на динамиках сбросов этого радиоактивного изотопа, исследователи отметили, что возможно через несколько лет содержания радиоцезия в биоте также снизится.

Оценивалась также возможность повышенного накопления радионуклидов в хищных рыбах из пищи. Ученые показали, что концентрация цезия в щуке в несколько раз больше, чем в рыбах, которыми она питается.

«Загрязнение Енисея техногенными радионуклидами — это реальность, которую мы не можем изменить, но у нас есть возможность исследовать это уникальное явление и получать новую информацию о поведении радионуклидов в крупной пресноводной проточной экосистеме, их взаимодействие с биотой. Изучая радиоактивное загрязнение Енисея, мы получили новые данные, которые интересны не только нам, но и международному научному сообществу», — рассказала соавтор статьи старший научный сотрудник Института биофизики ФИЦ КНЦ СО РАН кандидат биологических наук Татьяна Анатольевна Зотина.

Исследование проводилось при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований и Красноярского краевого фонда науки» (отсюда).

***

Тут уж не грех напомнить, что всё лето по «горячей» теме бомбил интернет-ресурс «Бабр». В приципе, весь снова и снова излагаемый им компромат можно было бы с лёгкостью уложить в одну заметочку, и вы точно не устали бы, её читая. В разное время и по разным поводам «Уран-Батор» упоминал практически всю эту фактуру, и я вам вот что скажу: ударно подать её для качественного хайпа можно было бы куда эффектней.

«По многочисленным свидетельствам учёных, экологов и сотрудников ГХК, во время работы военных реакторов вода охлаждения, содержащая радиоактивные частицы, напрямую сбрасывалась в Енисей в результате нештатных ситуаций. Речь идёт о тяжёлых зависаниях топливных стержней в каналах плутониевых реакторов, которые приводили к разрушениям этих стрежней и, как следствие, радиационным утечкам в Енисей. Указывается, что таких радиационных аварий на ГХК было минимум пять, но точное количество неизвестно.

Из-за прошлых аварий сейчас Енисей, одна из самых длинных и половодных рек мира, напичкан опасными изотопами с огромным уровнем активности. Радиоактивные частицы со временем ушли в донные отложения и почву, однако в случае наводнения они поднимутся на поверхность и тогда последствия повторного радиационного заражения предсказать будет сложно. Для понимания опасности: нахождение рядом с подобными частицами в течение нескольких часов обеспечивает годовую дозу облучения.

Стоит отметить, что для Росатома эта тема довольно острая. Отечественные атомщики категорически опровергают возможность подобных инцидентов и утверждают, что вода охлаждения всегда проходила через бассейны-отстойники. Но проверить это невозможно. Во-первых, деятельность ГХК до момента распада СССР засекречена. Во-вторых, Росатом, мягко говоря, не самая публичная корпорация. Прикрываясь государственной тайной, атомщики привыкли скрывать от населения нелицеприятные факты. Поэтому полагаться на «честное слово» Росатома не стоит» (отсюда).

Полагаться на честное слово нынче вообще далеко не самая разумная стратегия, кто бы спорил. Но эдак мы преспокойно дожили до эпохи пост-факта, когда правды вообще не осталось, и подвергнуть сомнению можно вообще всё. Третьего дни в мордокниге одного красноярского эксперта я обнаружил разоблачения Альберта Эйнштейна и ещё некоторых лжеучёных... Однако вернёмся к «Бабру»:

«Радиоактивные частицы различного происхождения в водах Енисея начали находить с 90-х годов. Летом 1995 года руководство ГХК и Института биофизики СО РАН провели первую совместную экспедицию на Енисее. И тогда радиоэкологи впервые обнаружили в бассейне и пойме Енисея «горячие» высокорадиоактивные частицы - подобные тем, что ранее обнаруживали лишь вблизи Чернобыльской АЭС.

В 2017 году коллектив российских и норвежских учёных провёл анализ более 200 радиоактивных частиц, обнаруженных в речных долинах Енисея в период с 1995 по 2016 годы, что позволило судить о времени и источнике их происхождения. Частицы, содержащие цезий, стронций, плутоний и америций, связаны с ядерным топливом. В свой черёд, радиоактивные частицы, содержащие кобальт и европий, связаны с возможной коррозией материалов в ядре реактора и на управляющих стержнях.

«Горячие частицы - это свидетельство аварий на реакторах Горно-химического комбината с выносом реакторного топлива в реку Енисей», - заявил в 2013 году доктор биологических наук, заведующий лабораторией радиоэкологии Института биофизики СО РАН Александр Болсуновский в интервью «Сегодняшняя Газета. Красноярск-26».

В частности, радиоактивные частицы были обнаружены в Енисее вблизи села Атаманово, на берегу вблизи села Большой Бальчуг, которое расположено за промзоной ГХК. Часть из найденных частиц была в поверхностном слое почвы, другие были заглублены в слое на 10-15 сантиметров.

«Одна из высокоактивных частиц была найдена на месте, где был разведён костер, и, вероятно, люди провели не один час рядом с частицей, не подозревая об опасности и о той дозе облучения, которую они получили», - писал в 2000 году Болсуновский в своём научном труде «Исследование высокоактивных частиц поймы реки Енисей» для IV Международной радиоэкологической конференции...»

Следующая фишечка особенно хороша, я её отлично помню, ибо пытался тогда искать хоть что-то конкретное по заявленной сенсации, но не обнаружил ни единого слова:

«В 2017 году ученые Института биофизики Сибирского отделения РАН обнаружили засекреченные документы в архиве Томского политехнического университета. Документы содержат воспоминания бывшего директора реакторного завода Горно-химического комбината Павла Морозова. По свидетельствам Морозова, аварии на ГХК стали происходить уже в первые годы эксплуатации военных плутониевых реакторов, вследствие чего радионуклиды сбрасывались в Енисей. Отмечается, что воды Енисея оказались загрязнены на протяжении полутора тысяч километров, вплоть до Карского моря.

«Таковы данные учёных. По некоторым из них, содержание плутония в отдельных пробах в 4140 раз выше фоновых значений. И в природе давно встречаются мутации. Но пока природа ещё справляется сама», - цитировали в 2017 году «Новые известия» физика-ядерщика, руководителя общественной организации «Зелёный мир» Олега Бодрова» (см.).

***

И ещё из собрания мемуаров. Май 2013 года:

«После остановки последнего реактора забор воды из Енисея снизился в 8 раз - до 56 млн. куб. м. в год. Соответственно, и сброс в реку сточных вод с содержащимися радионуклидами резко сократился. С апреля 2010 г. после остановки реактора АДЭ-2 сброс в воду большинства радионуклидов вообще прекращен, говорят представители предприятия. Но говорить о том, что сточные воды, выбрасываемые с ГХК в Енисей, полностью лишены радиоактивного излучения, будет неверным. Радионуклиды в ничтожных, по прежним меркам, дозах попадают в Енисей и сейчас.

«Основной вклад в величину суммарного сброса внесли стронций-90 и цезий 137В 2012 г. по сравнению с 2011 г. суммарный сброс кобальта-60 уменьшился в 2,5 раза, цезия-137 – в 2 раза, стронция-90 – в 1,3 раза», - говорится в презентации. Специалисты ГХК заверяют, что среднегодовые значения удельных активностей этих радионуклидов не превышают установленной законом нормы.

Выбросы в атмосферу у специалистов ГХК также серьезных опасений не вызывают. Причина все та же - остановка реактора АДЭ-2. Количество выбросов в атмосферу Железногорска радионуклидов 3,10х10 в 9 степени Бк.год – это объемы в миллионы раз меньше установленной нормы. В 2012 г. по сравнению с 2011 г. наблюдалось значительное снижение выбросов ниобия-95 в 47 раз, циркония-95 в 8,5 раз. Однако наблюдалось и увеличение значений выбросов некоторых радионуклидов, обусловленное регламентными работами радиохимического производства: стронция-90, цезия-137, церия-144.

Все эти пугающие население и экологов названия радиоактивных элементов могут вызвать у людей напрасную тревогу, посетовал докладчик. Но в действительности, это микроскопические дозы и кардинально иная ситуация в сравнении с ГХК образца нулевых и 90-х годов.

В 2012 г. предприятие взялось найти территории, загрязненные в результате предыдущей деятельности. Площадь земельных участков, загрязненных радионуклидами в результате прошлой деятельности предприятия – 4,19 кв.км. Кроме того, была проведена гамма-съемка береговых полос, островов Енисея на площади 540 тыс. кв. м. В ближайшее время по каждому зараженному участку поймы р. Енисей будет разработано решение о целесообразности проведения работ по его реабилитации.

На предприятии заверяют, что воздействие бассейнов-хранилищ на окружающую среду ограничивается санитарно-защитной зоной предприятия. Влияние хранилищ твердых радиоактивных отходов незначительно и не представляет опасности для населения. Радиационная обстановка в районе полигона подземного захоронения жидких радиоактивных отходов удовлетворительная, отходы изолированы и не оказывают влияния на грунтовые воды и поверхность почвы. Содержание стронция-90 и цезия-137 в воде ручьев, протекающих в санитарно-защитной зоне, находится на уровне глобального фона.

«Практически на уровне фона» находится мощность дозы гамма-излучения радионуклидов в воде Енисея. «В рыбе ничего не нашли. При работе реакторов в воду поступали 3 элемента. В следовых количествах мы видим цезий-137, порядок 1-3 беккереля. По дозе об этом говорить для специалистов даже не прилично. Что касается цинка-65, фосфора-32, то там нет. Эти элементы являлись дозаобразующими. Поэтому я основательно говорю, что в рыбе ничего нет», - заявил представитель ГХК.

Российский эколог Алексей Яблоков поинтересовался у представителя ГХК, на каком расстоянии от комбината до сих пор прослеживается загрязнение территории Красноярского края плутонием и другими долгоживущими радионуклидами. В ответ представитель ГХК сообщил: «Загрязнение почвы может происходить либо через атмосферный путь, выпадения, либо растекания из бассейнов или других источников. По атмосферным – на сегодняшний день, по цезию-137 достоверно не установлено за пределами даже 20-километровой зоны. Что касается плутония: на уровне 4-5 беккерелей на кг, цифры очень маленькие, в северо-восточном направлении на расстоянии до 5 км есть некое фоновое повышение, потом оно исчезает».

uranbator.ru.

Не вполне понятно? Кое-какие расшифровки летом 2017 года появились в краевой «Комсомолке». Текст, впрочем, был настолько примечателен, что позволял заподозрить наличие у Феди Марьясова потерянной в детстве сестрички-близнеца, которую подобрала и воспитала Корпорация Ада:

«Сотрудники комбината, использующие источники ионизирующего излучения в работе, получают 0,002 миллизиверт, население – 0. И все вместе они получают почти 3 миллизиверта от природных источников! Плюс медицинские обследования. Например, компьютерная томография за одну процедуру «в полный рост» дает 3,59 миллизиверта! В общем, если кто чего не понял – интернет в помощь.

- За пределами санитарно-защитной зоны никакого воздействия на природу ГХК не оказывает. Это подтверждают и наши замеры, и данные независимых экспертов, - подводит итог начальник экологического управления Алексей Шишлов.

Здесь давно прекратили еженедельные проверки енисейской рыбы, в них просто нет смысла: чисто! Это говорят не сотрудники ГХК, а экологи-общественники! И дело не в том, что текущие показания фона в норме, а в том, что организован системный контроль с участием общества. И даже если сами общественники об этом забудут (какой интерес каждый год смотреть одно и то же?), то на комбинате им напомнят.

Значит ли это, что проблем вообще нет? К сожалению, на Енисее осталось два-три места, куда течением сносило радионуклиды и они накапливались в донных отложениях. Одно из них – остров Городской в Енисейске, который в этом году будет полностью рекультивирован.

- Это территория длиной 300-350 метров и шириной около 45. Радионуклиды попали в эту заводь в 1966 году во время паводка. Радиационный фон там природный, около 30 мкР/час, и если донные отложения не трогать, то проблемы нет. Но местные жители ходят туда купаться, и потому решено на этой территории насыпать глину, которая станет защитным экраном, а сверху закрыть ее камнями, - рассказывает Владимир Чечеткин, директор и руководитель лаборатории института «ШАНЭКО-Сибирь», которая участвовала в подготовке проекта рекльтивации.

А мы вместе с дозиметристом идем по берегу. Результат у всех один: природный фон, от 8 до 14 мкР/час. Второй группе повезло больше, Владимир Чечеткин нашел 17 мкР/час, но он честно признался, что изучал эти места еще в 1990-е и просто знал, где тогда был самый нагруженный участок. Наверное, выше или ниже по течению можно было бы найти и 30-40 мкР/час, но такие пятна большая редкость и в любом случае они вписываются в санитарный норматив для жилого помещения.

Радиационный фон в зоне наблюдения везде на уровне природного. Самый высокий – в Железногорске, у постамента памятнику Ленину, потому что он из гранита» (см.).

Короче, граждане:

Image