Губит людей не пиво
Sunday, 24 March 2019

Спасение утопающих - дело нужное, но небезопасное, слыхали?

ГУБИТ ЛЮДЕЙ НЕ ПИВО. ЧЕСТНОЕ СЛОВО

Здравомыслящий человек нынче класть кирпичи на стройке или проектировать коаксиальные кабельные сборки не станет.

Коню понятно, что больших денег на этом заработать нельзя и серьёзную карьеру сделать тоже. Любопытно смотреть поэтому, как легко уходят нынче в профессиональные горлопаны вчерашние строители, космические инноваторы и прочий заколюченный народец. Хотя и тут есть свои рекордсмены в межсезонье.

Где-то на рубеже 2019 года новый крестовый поход в пиар начал давний знакомец «Уран-Батора», дважды борец с коррупцией Андрей Закалин. Когда в соцсетях появится третий подряд его тред, повествующий о невыразимых проблемах ЗАТО и требующий от властей немедленного их разрешения, ваш корреспондент сперва подумал, что это случайное сезонное обострение. Но всякий раз следом за Закалиным возникали в той же ветке представители Серого дома и радостно рапортовали: замечание признано справедливым, недочёты устраняются и буквально с минуты на минуту будут устранены чуть более, чем полностью.

В этот момент мне показалось, что налицо классическая схема парного конферанса, позаимствованная у полевых политтехнологов на крупных выборах. Когда за спиной действующего чиновника либо депутата имеется пара-тройка хорошеньких персональных скелетиков, грамотный организатор кампании не ждёт, пока они вылезут из шкафа сами собой или по команде конкурирующей банды. Такие темы отрабатываются заблаговременно, и даже если исправить положение не представляется возможным ни при каких условиях, взрывной эффект сенсации удаётся, как правило, ликвидировать на корню.

Творчески развивал в Нашгороде данную методику во время оно депутат Герасин. Деятельный и практичный Саша, говорят, ездил по школам и детским садам и обещал директорам и заведующим ускорить выделение бюджетных средств на текущие и капитальные ремонты — предварительно выяснивши при этом, какие точно объекты в ближайшем будущем предлагается внести в так называемый титул УКСа. Дёшево и сердито!

Чрезмерно стремительная реакция Серого дома на посты Закалина виделась мне чем-то аналогичным. Поскольку особых достижений у нынешнего «молодого и энергичного» нет и не предвидится, а количество критиков растёт в неприятной прогрессии, пиарщикам администрации нужен был ход конём. К примеру, появляется в социальных сетях относительно раскрученный на местном уровне горлопан и начинает громко орать об отсутствии спасательной службы на озере или провисающем вывозе строительного мусора на соответствующий полигон. Воодушевлённый его воплями народец сбирается в кучи и готовится громко роптать — как вдруг из кустов верхом на рояле выезжает какая-нибудь Ирина Пикалова и поясняет: шуметь и бить посуду нет резона, дорогие товарищи, над указанной проблемой городская администрация исподволь работала целый год и как раз сегодня может доложить, что всё у неё очень удачно срослось, наконец.

Сами понимаете, если три раза подряд образцово-показательно выпустить воздух из только что надутого шарика, это поневоле зафиксируется в мозгу у публики. Даже у очень недовольной властями публики. Долговременный устойчивый рефлекс, пожалуй, таким способом привить ширнармассам нельзя, но перехватить информационную повестку и понизить градус социального возмущения — запросто.

Все эти умопостроения, однако, практической ценности не имели по целому ряду причин буквально до прошлой недели. Потом, как водится, господин случай вывернул наизнанку один из описанных выше эпизодов — и пьеса заиграла совершенно другими красками, значительно более яркими и безумными.

***

Почти год назад на городском озере за выходные три рыбака провалились под лёд. Двоих вытащили, третий несколько часов барахтался в полынье в двухстах метрах от берега и в конце концов отдал богу душу, так и не дождавшись помощи, которую пришлось вызывать из Красноярска. За процессом от мангалов наблюдали несколько отдыхающих аборигенов. Кое-кто даже пытался подобраться к бедняге на надувном матрасе и «плюшке», но неудачно. А в понедельник народ вполне предсказуемо взроптал.

- После звонков в «службу 112», МЧС прошло 40 минут, - рассказывали очевидцы несчастного случая. - В «службе 112» сказали, что вызов принят, телефон спасательной станции работал в режиме автоответчика. На берег прибыли скорая и полиция, а спасателей не было. Появились они через два часа. Мужчину, который тонул, уже не было видно...

Очень скоро выяснилось, что в инновационной столице Красноярского края — при наличии собственной академи МЧС — нету на самом деле службы спасения на воде. То есть, вообще нету. «Эти полномочия переданы Краевому государственному казённому учреждению «Спасатель», - сокрушались потом журналисты. - Есть водолазы-спасатели в составе муниципального предприятия, но они обслуживают два пляжа с 1 июня по 31 августа».

Нехитрый мозг бывшего советского человека на этом месте основательно заколдобило. Средь бела дня, на глазах у десятков зевак погиб 55-летний мужчина. Профессиональные спасатели прибыли из краевого центра только через два часа — и вряд ли кто-то всерьёз смог бы их упрекнуть за такую неоперативность. Налицо был примерно такой же адский трэш, как недавно предложенная жителям соседнего Сосновоборска медицинская услуга по доставке пациентов из местной больницы в железногорскую или красноярскую реанимацию. Понятно, что ни о каком результате тут даже речи идти не могло. Чисто бюрократические отмазки. Должна быть в крае служба спасения? Должна. Есть она? Есть. А то, что вытаскивать утопающего из воды нужно в другом городе — ну кого это интересует?

Во вменяемой стране чудовищный этот бред непременно завершился бы громким скандалом с отставками и посадками, но только не у нас. Малоёмкая оперативная память железных горцев позволяет держать в голове подобные инфоповоды примерно неделю или две. Потом на смену им приходят более актуальные и свежие, и всё — концерт битты, музыка кетты. Впрочем, пущего разнообразия ради именно эта история закончилась не по канону. То есть, нам всем показалось, что переформатирование МП «КБУ» в муниципальное учреждение, оставившее Железногорск без собственных спасателей, хоть и застало власти немножечко врасплох, но они быстро взяли себя в руки, пораскинули мозгами и восстановили status quo на более прочной базе.

Ещё раз повторюсь: после полугодовой паузы с разговорами про спасателей посередь зимы вылез в интернетах «общественник» Закалин. И практически сразу же в Сером доме доложили, что при управлении ГО и ЧС к марту месяцу будет создан «обособленный отдел по обеспечению безопасности людей на водных объектах и оказанию помощи терпящим бедствие на воде». Личный состав, штатное расписание, оклады, премиальные, трудовой кодекс, техническое оснащение — все дела. Правда, версия административной разбалансировки на сей раз декларировалась немного другая, в значительно большей степени устраивающая чиновников: «необходимость создания данной структуры возникла после того, как в декабре 2018 года Комбинат благоустройства стал бюджетным учреждением». Однако тогда на это мало кто обратил внимание на радостях.

Как и на оговорку чиновников про «попытки оказать помощь» и про невозможность организации в Нашгороде полноценного филиала краевой спасательной службы. То есть, бесконечная болтовня про мост через озеро и волшебные трансформации его берегов для массированного отдыха горожан заведомо подразумевала неизбежное повторение апрельской трагедии. «Город пока будет стараться обходиться своими силами, Закалин с единомышленниками готов пройти спецобучение, в марте спасатели должны начать патрулировать озеро», и так далее.

Несколько дней спустя «молодой и энергичный» номер три неожиданно пошёл в народ. Ну, не совсем уж в народ, то есть, но призвал к себе депутатов от различных «политических партий» и предложил им «сформировать социально значимую повестку для работы администрации, чтобы все проводимые изменения и проекты имели более явную социальную приемлемость». Рискну предположить, что на первом свидании — а это была тусовка с местными соколятами Жириновского — речь про спасение на водах не заходила. Во-первых, потому что решение о создании «обособленного отдела» уже было высочайше озвучено. А во-вторых, потому что «депутаты ЛДПР добились: спасательная станция на городском озере будет!».

Вы только не обращайте, пожалуйста, внимание на дату вывешенного в интернет письма на имя Куксина, а то у вас картинка не сложится. Получится, будто примерно числа двадцать восьмого в Железногорске все уже точно знали про создание «обособленного отдела» под мудрым крылом бывшего вице-мэра Шевченко, и только бедные депутаты Заксобрания и местного Совдепа оставались на сей счёт в полном неведении. А такого же в природе просто быть не может, верно?

Image

«Благодаря усилиям депутатов фракции ЛДПР в Горсовете Железногорска, будет возобновлена работа спасательной станции на "Кантатском водохранилище", - осторожно читаем пресс-релиз на портале krasnoyarsk.ldpr.ru. - "В наш адрес поступало много обращений граждан о том, что их волнует судьба спасательной службы на городском озере. Она была всегда, но теперь муниципальное бюджетное учреждение "КБУ" не имеет права заниматься этим. Поэтому функции спасения железногорцев передали в Красноярск, КГУ "Спасатель". Очевидно, что в случае ЧП спасатели из столицы края потратят драгоценное время на дорогу, а не на спасение утопающих. Это может повлечь самые серьезные последствия", - говорит депутат Семен ТАШЕВ.

После обращения депутатов к главе Железногорска, ситуация изменилась - на возобновление работы спасательной станции будут выделены средства по программе "Безопасный город". Стоит отметить, что городское озеро является очень популярным местом отдыха железногорцев в любое время года. Летом жители здесь купаются, а в остальное время - рыбачат и просто отдыхают».

Image

Смешно? Не без того. Однако самый цимес был пока впереди. Спустя месяц после исторической сессии Совдепа, на которой слугам народным велено было рассмотреть вопрос целесообразности расширения штата управления гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций, теперь уже полноценный начальник управления Андрей Шевченко рассказал муниципальной газете, что «горожанам необходимо быть внимательными и не гулять по руслу реки Кантат. Ходить там уже опасно: из-за течения образовываются промоины и лед становится хрупким, как и на водоемах в Додоново, Новом Пути и Подгорном. Уже зафиксированы случаи, когда под лед проваливались животные».

Обычный весенний трындёж, скажете вы? Ну да, отчасти. Зато далее Шевченко заговорил о вещах куда более интересных и взрывных: «Силами ГОиЧС Железногорска разрабатывается порядок действий для оказания помощи жителям города и поселков, попавшим в беду, но гарантированной помощи не будет по одной простой причине - спасать пострадавших на водоемах будут люди без специального оборудования и техники. И если они будут понимать, что при проведении спасательной операции возникает угроза и их жизни тоже, то прекратят свои действия».

Мило, не правда ли? Попытайтесь в уме сформулировать разницу в подоходах к проблеме в апреле прошлого года и нынешней весной. Люди без специального образования есть у нас? Есть. Люди без специальной техники имеются? А как же! И если припомнить, что злополучного рыбака безуспешно старались вытащить из воды именно сотрудники МП «КБУ», но скоро убедились в излишней опасности своей затеи и врубили задний ход, то какой вывод напрашивается? Очень простой, граждане. Обособленный отдел при управлении ГО и ЧС создан. Штат с зарплатками и должностными инструкциями у него теперь имеется. Но если вам вдруг вздумается утонуть не в фонтане на центральной аллее парка культуры и отдыха имени Кирова, а в луже поглубже, то извините — на корм рыбам вы пойдёте гарантированно и со всех сторон обоснованно.

К слову, угадайте, как называлась процитированная заметочка? Это реально круто: «Из всех водоемов Железногорска остается безопасным только городское озеро». С причала рыбачил апостол Андрей, а спасатель ходил по воде, ага.

***

«Мы должны опираться на силы горожан и на силы госкорпораций, которые в городе присутствуют, - подчеркнул вице-спикер краевого парламента Алексей Кулеш. - Наши цели едины - обеспечить сохранение уровня жизни горожан, обеспечить приемлемое состояние инфраструктуры и стремиться к его улучшению для того, чтобы люди из города не уезжали».

«У меня есть такой, ну, не боюсь этого слова, талант администратора. Если организации, которые отвечают в городе за одно, за второе, за третье, свести вместе, они сделают пользу какую-то городу» (Андрей Закалин, директор ООО «Мегаполис»).

Аллилуйя.