Уран-Батор
Сайт Эдуарда Безобразова

Железногорск

Главная arrow Публикации arrow Горячие новости arrow ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ. ДЕЖУРНЫЙ ПО БАРАКУ  
Sunday, 18 August 2019
Меню
Главная
Антологии
Публикации
Город за неделю
Загадки нашего городка
Архив форума
Фотографии
Файлы
Сайт
Город Железногорск
Опрос
А если арестуют Кулеша он:
мошенник
жертва гебни
а кто это
чума на эти оба дома



результаты

Комментарии
  • Тихий зуд Благовеста
    Впрочем игрой на балалайке Вряд ли сегодня удивишь, Увлёкся он метаньем палки В смятеньи мчащуюся мышь, Охотой с топором... >>>

  • Записки Штирлица. Явка с повин...
    Всё как всегда в этой стране: classic.newsru.com/.../... ) >>>

  • Записки Штирлица. Явка с повин...
    Просто есть генальная идея свезти всю отраву, которая только существект, в одно место и когда настанет Судный День и буд... >>>

  • Чудеса Замкадья. Усть-Илимск
    "Бессмысленный и беспощадный бунт" в России всегда начинается с низов и с периферии. У нас подобное было - выбрали Баха.... >>>

  • Поп-механика
    Кумир расеянских патриотов Гиркинд никак не разберется со своими женами и детьми. Новая жена, отобравшая квартиру у его ... >>>

  • Мой маленький пентхауз
    Дикие животные просят у людей пропитания. В их лесу не только нечего есть, но и нечем дышать из-за масштабных пожаров. v... >>>

  • Мой маленький пентхауз
    Практика назначения "верных и лояльных" вместо умных и ответственных на всех уровнях привела к деградации управления все... >>>

RSS
Архив
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Подпишитесь на обновления сайта!



Twitter Уранбатора




Google
Поиск по сайту

ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ. ДЕЖУРНЫЙ ПО БАРАКУ Печатать E-mail
Wednesday, 25 April 2007
Смерть демократической эпохи в России практически совпала с кончиной первого российского президента.

Мои первые слова сегодня — слова ободрения руководству страны и города. После случившегося в прошлые выходные они по большей части как в рот воды набрали, спрятались и отводят глаза, как собачка, кучку наложившая. Или c перепугу лепят какую-нибудь ахинею. Владимир Владимирович, Юрий Михайлович, Валентина Ивановна! Да что вы такие застенчивые, ей-богу! Не надо стесняться! Давайте наконец назовем вещи своими именами, и всем будет хорошо!

Та вещь, которую вы ввели в оборот 14 апреля в Москве и особенно 15-го в Петербурге, называется — «хунта». Это только с непривычки страшно произносить такое слово, а потом даже полегчает, уверяю вас. Хунта — это ясность, это прямые понятные правила: вот власть, ее никто не выбирает, потому что она уже есть; хочешь жить с ней в ладу — живи, не хочешь — не живи! Вот тебе вместо выборов полиция, вот тебе вместо закона полиция, вот тебе вместо собраний полиция — вот тебе, наконец, стадион, если слов не понимаешь…

Ну, до стадиона еще не дошло, но военное положение мы в прошлые выходные попробовали — отличная вещь! Теперь, повторяю, главное не застесняться и побыстрее отбросить последние формальности. Мировые судьи, выборы всякие и прочая симуляция демократии идут хунте, как к хаки бабочка. Пустое это! Заехать в рыло оппозиции от всей души, и лучше ногой, а другой ногой по страсбургу, уже не таясь — знаете, как полегчает? Сдерживаться вредно для здоровья, это вам любой врач подтвердит… Ну, конечно, «большие восьмерки» и прочие давосы накроются медным тазом (в Давос в хаки не ездят), — ну так свет клином не сошелся: живут люди и без Давоса! Уго Чавес — прекрасно выглядит! Или вот, чтоб далеко не ходить, Александр Григорьевич… Или Саддам… прекрасно выглядел, пока не повесили. Главное, повторяю главным образом лично вам, Владимир Владимирович, — перестаньте уже стесняться! Давайте скажем наконец громко и раздельно, чтобы все услышали: «хунта»! А россияне поймут, они и не такое понимали, они привычные. Давно к этому шло, но раз уж прорвало по полной программе, надо ловить момент. Да и поздно уже отступать, вы ж сами понимаете… Тему продолжит мой друг, поэт-правдоруб Игорь Иртеньев.

И без того с правами здесь не густо,

Но чтоб вот так — дубинкой по хребту…

Уж то-то был бы рад старик Аугусто,

Взглянув с небес на эту красоту.

Так укрепляйся ж, власть моя родная,

Сжимай врага в железное кольцо,

Как удвоенье ВВП — не знаю,

Но аугустовский путч уж налицо.

Что русского страшней на свете бунта?

Пожалуй, только русская, но — хунта.

Насладившись общим видом, не будем, по Жванецкому, упускать подробности: в них, как водится, спрятан самый терпкий вкус. Благо у меня полно и личных впечатлений от той субботы.

Дело было так: выйдя без чего-то полдень из подземного перехода на Пушкинской, я первым делом увидал солдатика в камуфляже с рацией. Солдатик был совсем малюсенький, из-за наушников не видать, а рация, наоборот, огромная. Я сразу догадался, что он, салага, заблудился во время учений. Ходил, видать, по лесу, укрепляя обороноспособность, да и вышел к «Макдональдсу». Ощущение общей военной потерянности укрепил здоровенный омоновец, тут же, у перехода, звавший по рации какой-то «Брянск-один». Я ему говорю: какой Брянск, с ума вы тут посходили, дядя, это Москва! — а он всё свое… В общем, я так и понял, что они все заблудились, — включая десяток девушек, которые стояли рядком, как на танцах, но почему-то в подземном переходе и в милицейской форме. Кажется, никто их так и не пригласил: простояли, шерочка с машерочкой, несколько часов, перекрывая выход. А вы говорите: демография!

В скверике наверху как раз в это время начинался митинг пропутинской «Молодой Гвардии» — разрешенный, разумеется. Развевались флаги, тусовалась молодежь, не задушишь, не убьешь (хотя иногда хочется). Из динамика била песня «Я сегодня не такой как вчера…», но это было заблуждение: такой же ты в точь, как вчера, тютелька в тютельку — «комса» бессмертна! По какому поводу шла гулька, собравшимся по большей части было по барабану, но их ввел в курс дела детинушка с лицом освобожденного секретаря и нездоровым блеском в глазах, предвещающим хорошую карьеру.

— Три человека, Касьянов, Каспаров и Лимонов со своими прихвостнями хотят испортить жизнь москвичей. ККЛ! А честно говоря, просто кал! И запах кала идет от этих трех людей и от всех них, кто ходит с ними!

Высокий интеллектуальный уровень, заданный лидером «Молодой России», поддержали и рядовые сторонники президента.

— Мы приехали поддержать как бы компанию Молодая гвардия, и мы полностью согласны с ихними претензиями. — А вот тут сегодня еще «Марш несогласных» будет. О них вы что думаете? — Ну, я думаю, что те, кто не согласны, они просто еще не понимают. Но я думаю, что они вскоре согласятся.

Ну, еще бы несогласным было не согласиться! Для согласия им были созданы буквально все условия: в двух шагах от митинга «молодогвардейцев» уже вовсю разворачивалась агитация за Путина — силами ОМОНа, не ограниченного никакими условностями, вроде российской Конституции.

— Внимание, ОМОН! По два человека разобрали по одному человеку с собой! Журналист не журналист! И в автобусы, в автозаки! Приступить! Приступить!

Взять-то они всех взяли, но тут же со своей тюрьмой на колесах, разумеется, и заблудились, и минут двадцать возили экстремиста Каспарова кругами по Тверской. Экстремист Пархоменко, желая приблизить час правосудия, пытался помочь сержантику-водителю найти отделение милиции, но тот все плутал по московским переулкам. Ну, не местный, что поделаешь. Понаехали тут! Я, кстати, несколько раз попытался выяснить, откуда понаехали, но они не сознавались. Военная тайна! Чистые мальчиши-кибальчиши… Какой-то добрый человек, однако, запеленговал переговоры ОМОНа, и с географией прояснилось.

МУЖСКИЕ ГОЛОСА: «Алтай» — «Дунай-2»… «Волга-4, Волга-4!», «Брянск-3»… «Казбек-2»… «Ангара — Алтаю…» «На связи Брянск-3», «Марий-эл!» «Пенза, Белгород на связи…» «Внимание, Оренбург!» «Давай двадцать человек Нижнего Новгорода сюда бегом»… «Собралось человек 20-30, их средний возраст 60-65 лет. Задачу поставьте. Задерживаем их или нет?..» «Значит, от Маяковки идут небольшими группами…» «Давайте задерживайте, задерживайте! Чтобы в нашу сторону никто не проходил. В автобусы свои грузите. Как поняли?» «Мне вот это сборище корреспондентов не нравится…» «Задерживаем их и все. Всех. Молодежь, всех подряд…Вот те, которые стоят. И в этот… Пресненский…» «Значит, давай еще людей! Зачистку сделать, бл…» «У меня со стороны Триумфальной подошли 50 человек ориентировочно. Каспаров среди них». «Задерживайте, задерживайте их. Как поняли? Задерживайте всех, всех. Все вот количество, что есть, всех в свои автобусы! И чтоб Каспаров не ушел. Его тоже самое». «Хакамада стоит. Журналистам дает интервью. Направляется в сторону Пушкинской». «Касьянова тоже задерживать?» «Дай команду нашим, кто там старший? Пусть задерживают и Касьянова». «Быстро, быстро, быстро задерживайте!» «Там силы нужны еще?» «Давайте самых, самых активистов всех в автобусы, всех в машины задерживаем!» «Касьянова отбили, он отправился по Страстному бульвару вниз». «Как Касьянов там ушел? Кто его там упустил, ребята?» «Отбили его!» «За ним кто идет? Нет?» «Нет, нет.» «Плохо очень». «Первый батальон, бл… , на Тверской площади! Резерв! Вместо Попова, кто там идиот еб..ый? Слушайте шестой канал!» «Почему не зачищаешь вот это пятачок?» «Зачищаю, все! Зачищаю!» «Давай, давай, давай! Зачищай!» «Евсиков!» «На приеме!» «Марголин, первый батальон! Ну-ка на шестой канал в срочном порядке! Все! И помогать там! Ну, бл…, тянетесь долго! Козлы! Бегом, бл.., все!» «Воронин! Увози, увози задержанных! Поехали! Поехали! Поехали!..»

Этот радиоспектакль называется: «Они защищали Москву». Панфиловцев было двадцать восемь, этих — девять тысяч. С Ангары, с Алтая, из Брянска, Оренбурга, Пензы, Белгорода, Липецка, Воронежа, Марий-Эла. Геройские, неизвестные России, парни — Воронин, Евсиков, Попов, Марголин, и еще тот идиот еб…, который все никак не слушал шестой канал. Кровь в жилах стынет от текстов! Защищаем этот пятачок, пришлите подкрепление, еще резервы! Батальоны просят огня, танки идут ромбом, враг не пройдет! А кто у нас враг-то? А вот эта женщина. И этот студент. Или вот еще враги: пара пенсионеров. Это — страшные люди, таким главное живым не сдаться. А уж Каспаров — это просто ужас. Не приведи господи удалось бы ему пройти до Тургеневской вместе с тремя тысячами граждан и вышедшим из «котла» Касьяновым — Кремль бы рухнул! Но, хвала богу, отстояли Москву! Слава героям!

Размявшись на Пушкинской, ОМОН развернулся во всей красе на Рождественском бульваре, дав понять: что кирпичи головами ломать, что сограждан метелить, что калечить японских журналистов — один хрен. Задача, поставленная накануне всем подразделениям милиции: «в общении с митингующими быть предельно культурными и вежливыми», — была перевыполнена в первую же минуту общения. А Каспаров к тому времени уже час сидел в отделении милиции. После этого сидел он там еще несколько часов, причем безо всяких законных оснований, разумеется! Просто (ну, вы слышали) какой-то хрен в камуфляже сказал в рацию: берите Каспарова! И поскольку слово «хунта» еще не вошло в официальный оборот, задача теперь состояла в том, чтобы за весь этот беспредел был наказан не ОМОН, и не Лужков, а сам же Каспаров. Поэтому в суд быстренько доставили лжесвидетеля. Провидение позаботилось, чтобы происходящее приобрело характер метафорический: лжесвидетеля звали «старшина Иванов». Иванов этот аккуратно соврал суду про время, место и обстоятельства каспаровского задержания — и был отпущен восвояси. Кажется, его повели кормить для закрепления условного рефлекса. А вредный Каспаров начал мешать исправлению правосудия и подсовывать суду свидетелей того, что его брали не в пол-второго на Триумфальной, а без пяти двенадцать у «Елисеевского», причем никакого старшины Иванова там близко не было. Но судья Неверова не дала себя заморочить и обогатила мировую юридическую практику небывалой формулировкой.

В подписанном ею решении суда, в частности, сказано: «Оценивая показания Иванова В.В., суд находит их достоверными, поскольку Иванов В.В. находился при исполнении служебных обязанностей». Ну, слава богу! Стало быть, теперь, если, например, судья Неверова Т.В. увидит зеленых человечков с рожками у себя на даче, ее госпитализируют; но если она увидит их во время заседания суда, существование марсиан будет, наконец, считаться доказанным.

Попытка свести юридические концы с концами омоновскими в деле Каспарова окончательно истощила интеллектуальные запасы российского правосудия, и Сергея Пархоменко, своими ногами пришедшего в этот же суд, чтобы получить какой-нибудь штраф, а заодно узнать, какого рожна его задержали и продержали в кутузке пять часов, — в суд просто не пустили. Сказали, иди отсюда. Ну, я ж говорю: уже хунта, но еще застенчивая. Просто к стенке всех поставить, как завещал дедушка Аугусто, еще пороху не хватает. Меркель не велит… И полковник милиции, командующий погромом на Пушкинской, в ответ на просьбу депутата Рыжкова представиться начинает бегать от него зайцем и прячется за оцепление, но эта робость у них, уверяю вас, до времени. Если мы сейчас же не приведем их в чувство, они пообвыкнут — и вот тогда, по чилийскому опыту, «автозаков» хватать перестанет и потребуется стадион…

Но вернемся к сторонникам хунты и пожалеем убогих. Кому-кому, а этим стоит посочувствовать по настоящему! Вот хоть те же «молодогвардейцы», перебравшиеся в Пушкинской на Воробьевы горы. Их, бедолаг, свозили из городов Центральной России, по двести-триста рублей за человеко-день поддержки политики любимого президента. Желающих поддержать ее задаром почти не обнаружилось, да их и не пустили за оцепление: вход был по спецпропускам. А выхода не было вообще!

По данным СМИ, дружинники не выпускали участников митинга «Молодая Гвардия», привезенных из других городов России, до конца мероприятия. По его окончании участники были блокированы милицией, посажены в автобусы и отправлены по домам.

А и правильно! Порядок должен быть! А то ишь какие хитрые! Разочек «ура» крикнули — и гулять? Нет уж: три сотни получил, в Москву тебя, как дрова, привезли — будь любезен, отрабатывай! Ходи строем с флагом по периметру оцепления и фотографируйся с картонным Путиным. И скажи еще спасибо, что он картонный — был бы живой, «девятка» бы Воробьевы горы на уши поставила, а сторонников лицом в асфальт положила. Вообще Путин, когда он картонный — это гораздо безопаснее, уверяю вас.

Митинговый субботний спектр был бы неполным без патриотов (по крайней мере, они сами так себя называют. Такое у них от себя ощущение). Так вот, патриоты в тот день собрались на Болотной площади. Судя по заявке на митинг, хотели они потребовать у властей повышения пенсий, понижения квартплат и прочего социального рая, — и, собравшись вместе, приступили к делу немедленно.

Д.Рогозин: Я прошу поднять руку всех тех, кто считает себя русскими. Поднимите руку. Здравствуйте русские люди!

Удостоверившись, в главном (что тут есть русские) депутат Рогозин призвал разбомбить Эстонию; благодарная публика, на ходу развивая тему, откликнулась предложением бить «чурок» и жидов. В общем, двинулись к повышению пенсий и понижению квартплат самым кратчайшим патриотическим путем, — кстати, многократно проверенным! Вот Эстонию, правда, мы еще не бомбили. Может, в этом и спрятан секрет повышения пенсий? Надо попробовать!

А Лужков в это время разбивал аптекарский огород, субботничал и вешал скворечник. Добрый дедушка, уютный старичок! Только с утра пораньше бросил девять тысяч человек ОМОНа на граждан своего города — и с чистой совестью пошел заботиться о птичках. Позаботившись о птичках, Юрий Михайлович вернулся к людям и открыл наконец общественности глаза на Марш Несогласных.

Выступая в прямом эфире телеканала «ТВ-Центр», мэр Москвы заявил, что большинство участников акции были приезжими, (цитирую) «москвичей было очень мало». «Участники митинга подъезжали на автобусах из других городов, и организаторы акции, скорее всего, просто-напросто заплатили за участие». Конец цитаты.

Охо-хо… Лужков наш совсем, видать, старенький стал: принял за участников митинга вот этих детинушек в камуфляже, с позывными «Брянск-1», «Ангара» и «Марий-Эл» — которых действительно привезли из других городов и которым, надеюсь, заплатили премиальные по итогам этой головоломки. В целом освещение оппозиционной акции тоже было на высоте — уже, впрочем, привычной. По НТВ показали человека, которому некто, за сто долларов, велел затесаться в толпу, спровоцировать милицию, а потом обмазаться кетчупом и продемонстрировать телеоператорам якобы кровавое нижнее белье. Прямо по Высоцкому: «а потом про этот случай раструбят по Би-Би-Си». Почему девять тысяч ментов и омоновцев и хренова туча людей в штатском, которыми кишела Пушкинская площадь, не обезвредили провокатора-злоумышленника и не показали его по тому же НТВ, ума не приложу… В общем, с очередной журналистской удачей вас, дорогие бывшие коллеги!

Другие российские телеканалы тоже не подкачали. «Вести» походя назвали Каспарова «бывшим шахматистом» — на фоне «кала» и «валютной проститутки» это было с их стороны даже благородно. Впрочем, во многие выпуски теленовостей события на Пушкинской не попали вообще — ну, телевизор не резиновый! Автомобильная авария в Турции, страшная жара в Европе, Пол Вулфовиц попался на любовнице — и обо всем же надо рассказать россиянам! Не дай бог в дни объявления военного положения в обеих столицах страны мы не узнаем о том, что принц Уильям расстался с подругой!

О развитии событий, как всегда, расскажут газеты 2017 года, обзор которых предоставило агентство «На голубом глазу»…

Обнаружена подшивка древнеримских свитков периода гибели Помпей, — информирует читателей газета «Светлое вчера». В свитках сообщается о рекордном урожае оливковых, о финальной игре гладиаторов в Колизее, опубликован запрос Генерального Прокурата к бриттам об экстрадиции Атиллы, а также благоприятный прогноз относительно работы Везувия.

Блокбастер «Битва за Москву-2» выходит на экраны к 10-ой годовщине этого славного события, — пишет журнал «Мир смотрит в камеру». В фильме показаны самые яркие моменты сражения иногородних защитников столицы с полчищами зверствующих пенсионеров. Роль главного злодея-шахматиста убедительно сыграл специально приглашенный Джек Николсон.

Диктатор Аугусто Пу начал давать показания о преступлениях десятилетней и более давности, — сообщает издание «Ху из хунта». Работа суда осложняется тем, что от передозировки абсолютной властью диктатор некоторое время назад впал в слабоумие. Впрочем, Аугусто Пу рад, что про него снова вспомнили, и каждые пять минут зовет судей покататься с ним на горных лыжах.

Теперь — еще немного нынешней реальности, как всегда, вполне фантастической.

Бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони заявил, что история с манифестацией оппозиции в Москве была раздута прессой. Он выразил поддержку политике Владимира Путина и объявил о готовности провести очередной съезд своей партии «Вперед, Италия!» в России.

Давно замечено, что из всей гущи европейской политики Владимир Путин безошибочно выбрал для личной дружбы человека с самой устоявшейся репутацией: коррупция, превышение власти, личное хамство, личный гарем… В свою очередь, знакомство с Путиным — по принципу «скажи мне, кто твой друг» — позволяет и г-ну Берлускони заметно расширить список статей уголовного кодекса для примерки в отдельном помещении. А свежая идея итальянского премьера о проведении съезда в России немедленно вдохновила моего друга, поэта-правдоруба Иртеньева.

Приезжайте к нас в Россию вы,

Дорогой товарищ Сильвио!

Здесь, в хозяйстве нашем клановом,

Будет очень даже славно вам.

Тут и мафии засилье, и

Конституции бессилие,

И похоже на Сицилию

Даже больше, чем Сицилия.

И напоследок, как всегда о приятном. Приятно, что посреди нашего грязноватого политического ожесточения есть партии, совмещающие демократическую ориентацию с ориентацией на Кремль. Так сказать, партия просто приятная и партия, приятная во всех отношениях. Одновременно с Маршем Несогласных свою отдельную разрешенную акцию — «За честные выборы» — провел Союз Правых Сил. А наутро свой отдельный экологический митинг провела партия «Яблоко».

Это, я вам скажу, правильный выбор: ни шагу к объединению! Долой этот экстремизм! Тихая борьба с отдельными недостатками в рамках системы. И прогрессивно, и Сурков доволен… А то ведь, как в прошлый раз, оставят без Думы за плохое поведение, зачем это надо?

Ну, что ж, продолжайте бороться за демократию возле Путина, Анатолий Борисович! А вы, Григорий Алексеевич, продолжайте бороться с Анатолием Борисовичем! Ну и за экологию, разумеется. Вот еще на субботник можно выйти вместе с Лужковым, скворешники поприбивать… тоже хорошее дело.

Счастья вам!

Ой, менты, стеной вставайте!

Есть для вас задание! —

Шахматистам не отдайте

Русь на поругание!

В наших честных новостях

Целый мир у нас в гостях!

Лишь родимые дубинки

Не вместились на «картинке»… 

Мент товарищ Иванов

Видел розовых слонов.

Так как он на службе был,

Он — честняга, я — дебил.

Поторчим на Воробьёвых,

Коль рублей наперечет…

Чай, не Герцен с Огарёвым!

Чай, въезжаем, что почём!

Что хотели — получили,

В дальний путь идет разбег.

Здравствуй, Чавес! Здравствуй, Чили!

Здравствуй, хунта новый век!

 

***

Ельцин. Вослед...

24.04.2007 "Ежедневный журнал"

«Когда человек умирает, изменяются его портреты»

Анна Ахматова

Смерть Ельцина со всей несомненностью обнажила человеческую подкладку в его отношениях с Россией. Это ведь были полноценные личные отношения: счастье и драма, любовь и разочарование. В политической жизни первого президента было много черных минут: и черных для него, и тех, в которые источником черноты оказывался он сам. Все это непременно станет предметом холодного исторического анализа, но не сегодня. Сегодня – вослед – только про то человеческое, что связывало нас с Борисом Николаевичем Ельциным.

Он был русский – в его случае это действительно многое объясняет. Голсуорси тут нечего делать. Это был персонаж Островского и Лескова, с Салтыковым-Щедриным и не без Достоевского: крупный, неподдельный, выламывающийся из рамок, неподвластный простым описаниям. Все, что он делал, он делал сам: и его победы, и его катастрофы были собственноручными и, подстать личности, – огромными.

В нем, по Бабелю, квартировала совесть. Хотя, может быть, и не была ответственным квартиросъемщиком. Но когда он извинялся, уходя, он делал это искренне, и в последние годы, по многим свидетельствам, тяжело переживал происходящее в России, несомненно чувствуя свою вину за многое.

К рубежу веков череда политических провалов сделала его «хромой уткой». Только ленивый прилюдно не оскорблял Бориса Николаевича. При его характере – можно себе представить, чего ему это стоило, но ходивших с плакатами «Ельцин - иуда» не бил ОМОН, финансировавшие Примакова не сидели в тюрьме и парламент был местом для дискуссий и даже процедуры импичмента.

Сегодня нам есть с чем сравнить, чтобы оценить масштаб личности.

Здесь не время описывать в подробностях сети, в которые он попался на закате своей власти. Любой из тех, кто шел в Кремль, начал бы свое царствование с показательных процессов над ближайшим окружением Ельцина и, увы, его семьей. Его личной семьей, с маленькой буквы… Этот крючок намертво сидел в животе у первого российского президента. Выбор между чувством и долгом даже не пахнул Расином. Но он попросил у нас прощения – простим ему!

Тем более есть за что.

Первые «демократические» годы Ельцина – легенда! Девяносто процентов поддержки нашему нынешнему так и не смогли надуть системой «ГАС-Выборы». Ельцин набрал их в девяностом году на самом деле. При тотальном противодействии Кремля, при «черном пиаре», жалком по сегодняшним подлым временам, но тогда, по новизне, поразившем россиян…

Это побеждал не он – побеждало новое время. Страна, разбуженная Горбачевым, распрямлялась и начинала дышать полной грудью. И лучшие дни и часы Ельцина – дни и часы, когда он дышал в такт с Россией. По всем законам творчества, политический талант выносил Бориса Николаевича в такие дали, куда он сам и не думал заходить. У него хватало чутья доверять этой волне, расти и соответствовать времени. У него хватало характера, чтобы держать удары – уж чего-чего, а характера в Ельцине было на дивизию; судьба ломалась об этот кремень много раз!

Но он не был бы русским, если бы не был способен на саморазрушение. И он никогда не стал бы первым секретарем Свердловского обкома КПСС, если бы не умел перешагивать через людей.

Он был плоть от плоти номенклатурной – и плоть от плоти народной! Вот так вот, одновременно! И при всех ельцинских экзерсисах, Россия не была для него углеводородной недвижимостью, как для тех, кто пришел ему на смену – да, это была зона власти, но и зона ответственности и боли. И гордости, и мечты.

Когда Южный уступал в «Берси» в финале Кубка Дэвиса, Ельцин, сидя на трибуне, мрачнел так, что становилось страшно за судьбу теннисиста в случае проигрыша. Когда Россия победила, Ельцин, к ужасу Наины Иосифовны и восторгу французских телевизионщиков, полез через перила, чтобы поскорее обнять того, кто принес честь России. Хоть такую, спортивную… И перелез!

Это был не пиар – ему не было уже нужды пиариться. В этом вдруг проявился весь Ельцин – неуклюжий, нестандартный, катастрофичный, прекрасный. Человек!

Отдельным, несмываемым кадром в памяти: этот седой человек, идущий по проходу Кремлевского дворца съездов, чтобы положить партбилет и выйти, закрыв дверь за эпохой.

С его смертью его эпоха не заканчивается; дверь приоткрыта.

 

 
Рассказать про это друзьям в:

Добавить комментарий

Внимание!
Перед публикацией комментарий проходит проверку.
В комментарии к материалу разрешено выражать свое отношение к тексту или событию в пристойной форме. В случае появления ненормативной лексики, перерастания комментирования в оскорбления и т.д., комментарии будет удаляться.
Если вы заметили сообщение с нарушением, нажмите возле него на кнопку с зеленым гоблином.
Давайте не будем сами себе злобными Буртинами

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Мы поддерживаем
РОСЖКХ
ЗАСТАВЬ КОММУНАЛЬЩИКОВ РАБОТАТЬ!

История Железногорска
18.08.1964
первый запуск на орбиту искуственных спутников Земли разработки ОКБ-10 на новой ракете-носителе 11K65

18.08.2003
в районе Школы космонавтики установлены 2 "лежачих полицейских"

по материалам библиотеки им.Горького
Телепрограмма
Телепрограмма операторов г. Железногорск
КАБЕЛЬНЫЕ

ЭФИРНЫЕ
Погода в Железногорске
Погодный информер meteo26.ru




подробно
Остальное

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Выделить