Уран-Батор
Сайт Эдуарда Безобразова

Железногорск

Главная arrow Публикации arrow Окружающая среда arrow Японцы в прострации  
Четверг, 24 Октябрь 2019
Меню
Главная
Антологии
Публикации
Город за неделю
Загадки нашего городка
Архив форума
Фотографии
Файлы
Сайт
Город Железногорск
Опрос
А если арестуют Кулеша он:
мошенник
жертва гебни
а кто это
чума на эти оба дома



результаты

Комментарии
RSS
Архив
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031     

Подпишитесь на обновления сайта!



Twitter Уранбатора




Google
Поиск по сайту

Японцы в прострации Печатать E-mail
Суббота, 07 Апрель 2012

Гендиректор ГХК - о последствих Фукусимы и конференции МАГАТЭ в Вене.

Петр Гаврилов: Политики не должны лезть в технику

После саммита в Сеуле ядерная тема вновь напомнила миру, вокруг чего он вертится. Атомная энергия это по-прежнему признак геополитической потенции и источник силы роста.

Красноярский край - один из ключевых атомных регионов России. Накануне саммита политиков в Сеуле, в Вене (Австрия) собрались эксперты МАГАТЭ, где с одним из ключевых докладов по безопасному обращению с ОЯТ выступил генеральный директор железногорского Горно-химического комбината. О настроениях среди международных атомных экспертов - интервью Петра Гаврилова.

- В прошлом году «Фукусиму» активно называли вторым «Чернобылем». Насколько это обосновано с Вашей точки зрения? Насколько серьезно в МАГАТЭ оценивают последствия ЧП в Японии?

- Если говорить о Фукусиме как о «втором Чернобыле» (то есть шкала INES – international nuclear event scale – международная шкала ядерных событий. И по этой шкале, что Фукусима, что Чернобыль занимают высшую ступень) – это события седьмого уровня. Отличие этих аварий в том, что чернобыльский реактор, РБМК – он уран-графитовый, а Фукусимский BWR – корпусной водо-водяной реактор с кипящей водой. В обоих случаях повреждено топливо, продукты деления вышли в окружающую среду. В Чернобыле, именно за счет того, что там реактор был уран-графитовый, выброс был больше, но принципиально все то же самое. Хотя надо иметь в виду, что на Фукусиме несколько «очагов выброса». Из-за землетрясения и цунами была обесточена вся станция и помимо реакторов произошло еще и разрушение топлива в пристанционных «мокрых» хранилищах.

В Чернобыле был один аварийный реактор, а всю остальную станцию и хранилища ОЯТ сохранили полностью в рабочем состоянии, станция действовала еще 15 лет. А на Фукусиме взрывы водорода продолжались больше недели из-за того, что они не смогли вовремя организовать электроснабжение циркуляционных насосов. На первый взгляд в Чернобыле ликвидаторам было сложнее, но вот у японцев уже год как не просматривается, что им проще – они до сих пор не знают, что им делать. В Чернобыле авария была больше «рукотворная». На Фукусиме – «рукотворные» последствия после стихийного бедствия, японский персонал напрочь не представлял, что ему делать. То есть и там, и там человеческий фактор, только в Чернобыле исходное событие сформировано человеческим фактором, а на Фукусиме к таким же последствиям после землетрясения и цунами привела растерянность персонала. Поэтому, с точки зрения формальной логики – это одно и то же.

По поводу того, что никто не предполагает бойкота японских товаров, тут-то все понятно – Советский Союз и так был «плохой», а тут еще радиационная авария. Бойкот советских товаров был политикой чистой воды, а Чернобыль просто удобный повод. Необходимо сказать, что японские товары на Дальнем Востоке мы тоже серьезно мониторили, но не по политическому принципу, объявляя бойкот, а по радиационному фактору – делая замеры.

МАГАТЭ серьезно оценивает последствия ЧП в Японии. Все реальные эксперты очень обеспокоены, и я это почувствовал в Вене. Эта авария – удар по престижу атомной энергетики во всем мире. Эксперты обеспокоены неадекватным поведением американцев, которые игнорируют свою ответственность. «Дженерал электрик» разрабатывала этот реактор, и оказалось, что американская техника далеко не лучшая в мире. Поведение японцев тоже всех беспокоит, потому что они до сих пор находятся в состоянии, которое точнее всего было бы назвать прострацией. Они не знают, что и как делать дальше, что делать с этим разрушенным топливом? Вот как обстоят дела.

- А кто-то знает, что необходимо делать?

- На саммите в Вене был один из наших докладов, который делал директор Димитровградского филиала НПФ «Сосны» Сергей Комаров.  Именно он в свое время участвовал в ликвидации последствий инцидента в Пакше (Венгрия). После распада СССР было общее неприятие наших технологий, опять-таки - по политическим соображениям, и венгры пустили на свою АЭС в Пакше французов. Их действия привели к тому, что в пристанционном хранилище ОЯТ произошло нарушение режима теплосъема в одном из бассейнов. Топливо в результате оголилось, разогрелось, это привело к его разрушению, выходу продуктов деления, «просыпям», в общем – полному букету неприятностей, которые в таких ситуациях могут произойти. Причем, французы на раскаленное топливо еще и воды плеснули, что усугубило ситуацию: эффект Лейденфроста и прочее-прочее. После этого венгры очень быстро сообразили, что они сделали глупость под названием «вот что бывает, когда в технику влезают политики». Французов резко удалили из Пакша и обратились к нам. Наши организовали работы и удалили это топливо туда, куда положено. Как раз по ходу этой операции Комаров делал доклад в Вене. Ему руководитель японской делегации задал три вопроса: «сколько тонн топлива удалили?», «сколько потребовалось времени?» и «сколько это стоит?». На что Комаров улыбнулся и сказал: пять тонн, а все остальное коммерческая тайна – обращайтесь, оценим, и мы вам поможем решить вашу проблему.

Объясню, почему он так ответил. Когда был Чернобыль, все специалисты-ядерщики очень бережно относились к нашим, понимая, что на горе спекулировать нельзя, все, за исключением одних – японцев. Японцы-политики тогда вели себя безобразно и нагнетали ситуацию, и сегодня они опасаются, что мы начнем возвращать им долги. Конечно, это ниже нашего достоинства и мы не будем им уподобляться в дурном. Но указать японцам, как вот Комаров указал – мы решим эту проблему, но за ту работу, с которой вы, великая японская нация автомобилестроителей, справиться не можете, надо серьезно платить.

Я был в Японии в 2003 году и видел, что если технические специалисты слушали нас очень внимательно, то чиновники от японской атомной энергетики не понимали многих вещей. Это как раз тот случай, когда «манагеры» занимаются не своим делом. Хочу особенно подчеркнуть: специфика нашей отрасли такова, что на ключевых постах должны находиться люди, понимающие, знающие отрасль. К чему может привести недопонимание в вопросах обеспечения безопасности, мы видим на японском примере.

- С чем связано то, что в отличие от 1986 года не произошло массированного «отката», отказа от атомной энергетики? Сыграла роль политическая составляющая или новые технологии?

Причина очень простая. Во-первых, сама ситуация, которую трудно на себя примерить, а во-вторых – региональная локализованность места загрязнения. На Фукусиме далеко вылетел, в основном йод, а он распадается очень быстро, в течение месяца от него уже ничего не останется. Плюс произошла конденсация, обусловленная наличием океана, поэтому воздействие на соседние страны было практически незаметным. И сегодня, по большому счету, в смысле радиационного загрязнения, Фукусима – это локальная проблема Японии. Чернобыль же зацепил ряд европейских стран, плюс за семь лет до этого была авария на «Три-Майл Айленде» в США, поэтому тогда все вместе это сильно ударило по атомной энергетике. Ну, и не стоит забывать, что демократические правительства с электоральным сроком 4-5 лет думают на сегодня-завтра, раз сейчас нефть дешевая, значит можно отказаться от атомной энергетики.

Фукусима тоже не прошла бесследно. Германия, вы знаете, политически отказалась от атомной энергетики. А фактически пришла холодная зима, про политику подзабыли и вывели на мощность 4 энергоблока. Ну и вот вам «волшебная рука рынка»: тут же страны, которые окружают Германию - Франция, Нидерланды, Польша, Румыния, Венгрия - начали рассматривать вопросы строительства новых АЭС, чтобы поставлять электроэнергию в ту же Германию. Немцы, окруженные АЭС, но закрывшие их у себя, выглядят при этом, по меньшей мере, забавно. И это, кстати, прозвучало на форуме экспертов в Вене.

- Можно ли сейчас сказать, что японцы извлекли урок из этого ЧП и в будущем их аварии не повторятся?

- Я надеюсь, что они извлекли урок, очень надеюсь. На саммите было видно, что они обеспокоены и намерены серьезно вложиться, чтобы удалить последствия аварии, но сегодня они просто напуганы. Радует, что японцы, наконец, начали слушать и слышать, в первую очередь – российских экспертов, которые после Чернобыля сделали действительно серьезные системные выводы.

- Обращались ли японские специалисты за советами, консультациями к российским атомщикам? Если да, то, что их интересовало в наибольшей степени?

- К нам на Горно-химический комбинат японцы не обращались. В Вене, по докладу Комарова, я уже говорил, их интересовали три «сколько?» - тонн, времени и денег. Насколько я знаю, сейчас они официально обращаются в Росатом. Но пока они никого не пускают на Фукусиму, хотя планируют пригласить авторов проекта. Как заявил один из руководителей американской делегации – надо высадить туда десант американских специалистов. Потому что дальше делать вид, что это не их реактор, как это до сих пор делают в США, уже неприлично. И в Вене, все эксперты вели себя довольно жестко по отношению к американской делегации, которая «притворялась», будто ничего не произошло.

- Какие меры были предприняты в российской атомной отрасли в связи с японскими событиями, претерпела ли какие-то изменения в части защиты ядерных объектов национальная программа развития атомной энергетики?

- Если внимательно слушать руководителя отрасли Сергея Владиленовича Кириенко, то он постоянно говорит, что наш главный приоритет - безопасность, и реакция нашей отрасли это подтвердила. Сразу после Фукусимы были проведены стресс-тесты на всех энергоблоках, и по российским АЭС дано положительное заключение с привлечением международных экспертов. Это по отрасли в целом. И конкретно, я рад, что мы, на Горно-химическом комбинате, еще за три года до этих событий начали реконструкцию «мокрого» хранилища и успешно ее завершили. Сегодня мы проводим дополнительный анализ всех возможных, и, самое главное – невозможных ситуаций. В том, что касается «возможных» и «маловероятных, но возможных», мы уже убедились в том, что тут у нас все закрыто. Сейчас мы рассчитываем «невероятные» события, например – землетрясение, силой значительно превышающее установленное по сейсморайонированию в регионе. И предварительные расчеты показывают, что его мы выдержим.

- Готовы ли Росатом, ГХК «экспортировать» часть технологий в Европу, другие регионы в области хранения ОЯТ? Вообще насколько велик интерес к нашим наработкам?

- На дискуссионной площадке в МАГАТЭ, куда я был приглашен главным экспертом, был вопрос – «что делать»? Как дальше развивать направление безопасного хранения ОЯТ? Вопросу предшествовал комментарий одного из экспертов: «мокрое» хранение, как мы убедились на примере Фукусимы, небезупречно. «Сухое» хранение в пристанционных контейнерах CASTOR вызывает серьезную коррозию оболочек ТВЭЛов. Так что делать дальше?  Причем вопрос прозвучал так, будто это проблема, не имеющая решения. Но вместо дискуссии, я дал ответ, который сразу эту дискуссию и закрыл, не дав ей начаться. Проблема решена на «сухом» хранилище Горно-химического комбината. У нас топливо будет храниться в герметичных пеналах в среде инертной азотно-гелевой смеси, которая исключает коррозию, более того – протечки контролируются. И до всех вдруг дошло: это хорошее решение проблемы.

Вот вам и уровень российских проработок. Во всем мире думают над этой проблемой, а наши проектировщики сразу решают эту задачу при создании нового объекта. Но самое главное, что они сразу ставят эту задачу, в отличие, допустим, от тех же проектировщиков CASTOR, если у них там действительно такая коррозия, как было сказано. И вот это «думать на опережение» стало после Чернобыля нашим конкурентным преимуществом. И не только «думать», а и реализовывать – здесь, у нас, на площадке Горно-химического комбината.

- Сегодня сроки возможного размещения новых реакторов на ГХК отодвинуты за 2020 год? Вообще вопрос «экспериментальных» реакторов на комбинате еще можно считать актуальным?

- Я считаю, что проблема дефицита электроэнергии остается актуальной даже для Красноярского края с его мощной гидроэнергетикой. И не надо делать вид, что не было события на Саяно-Шушенской ГЭС. Оно было, и забывать эти уроки, точно так же как и уроки Чернобыля или Фукусимы нельзя. Это во-первых. А во-вторых, вы знаете, что раз в пять лет бывает засуха, уровень воды в водохранилищах очень низкий и возникает дефицит гидроэнергии. Зависеть от засухи в 21-м веке, это уже просто неприлично. И с учетом проектов развития железногорской площадки, здесь нужен стабильный и экологически чистый источник электроэнергии. Сегодня экологически чистым источником энергии промышленной мощности я вижу только атомную генерацию.

iapress-line.ru.

 

 
Рассказать про это друзьям в:

Добавить комментарий

Внимание!
Перед публикацией комментарий проходит проверку.
В комментарии к материалу разрешено выражать свое отношение к тексту или событию в пристойной форме. В случае появления ненормативной лексики, перерастания комментирования в оскорбления и т.д., комментарии будет удаляться.
Если вы заметили сообщение с нарушением, нажмите возле него на кнопку с зеленым гоблином.
Давайте не будем сами себе злобными Буртинами

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Мы поддерживаем
РОСЖКХ
ЗАСТАВЬ КОММУНАЛЬЩИКОВ РАБОТАТЬ!

История Железногорска
23.10.1961
филиал N 2 ОКБ-1 обрел самостоятельность, создана основа ныне действующего НПО ПМ – ОКБ-10

23.10.1971
состоялись первые в городе соревнования по автомобильному многоборью

по материалам библиотеки им.Горького
Телепрограмма
Телепрограмма операторов г. Железногорск
КАБЕЛЬНЫЕ

ЭФИРНЫЕ
Погода в Железногорске
Погодный информер meteo26.ru




подробно
Остальное

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Выделить