Уран-Батор
Сайт Эдуарда Безобразова

Железногорск

Главная arrow Публикации arrow Горячие новости arrow ОНО НЕ ТОНЕТ!?  
Понедельник, 21 Октябрь 2019
Меню
Главная
Антологии
Публикации
Город за неделю
Загадки нашего городка
Архив форума
Фотографии
Файлы
Сайт
Город Железногорск
Опрос
А если арестуют Кулеша он:
мошенник
жертва гебни
а кто это
чума на эти оба дома



результаты

Комментарии
RSS
Архив
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031     

Подпишитесь на обновления сайта!



Twitter Уранбатора




Google
Поиск по сайту

ОНО НЕ ТОНЕТ!? Печатать E-mail
Четверг, 18 Январь 2007

6.07.2006

 

ОНО НЕ ТОНЕТ!?

Чем действительно хороша наша жизнь, так это своей непредсказуемостью.

Вопреки обещанному, мы вынуждены сделать перерыв в освещении более чем загадочной истории скандального открытия в Железногорске нового гипермаркета «Алпи». Делаем мы это, скрипя зубами, ибо недавний ливень поставил множество точек над «ё» в споре о готовности к рабочей эксплуатации как самого здания, так и окружающей его территории. Однако «Алпи» и «Сибирская Губерния» никуда от нас не уйдут. (К тому же ситуация там разворачивается, кажись, в нужном, правильном направлении.) Зато новая тема может стать серьёзной головной болью не только для железных горцев, но и для всего Красноярского края.
По сведениям из хорошо информированных источников, один из заместителей губернатора Хлопонина, Николай Глушков, вознамерился немного облегчить свой нелёгкий труд на благо Родины. (По другой версии, такая идея пришла в голову не ему, но это уже не суть важно.) Оставляя за собой кураторство над строительной индустрией края, заботы о системе ЖКХ якобы Глушков передаст новому заму Хлопонина. На это место называются сейчас три претендента. Одна из фамилий слишком хорошо знакома железным горцам, чтобы оставаться равнодушными. Анатолий Тубольцев, бывший первый зам Каргина и нынешний помощник начальника железногорского «Спецстроя», судя по всему, оклемался от преследовавших его житейских катастроф и вновь пополз вверх.
Как говорят в крае, назначение такое может состояться уже 7 июля. Мы отлично понимаем, что изменить положение вещей не в состоянии. Если Глушков действительно тащит Тубика, то никакие наши публикации этого процесса не остановят. Напротив. Запачканный чиновник в нынешней системе исполнительной власти тем и хорош, что легко управляем вышестоящими товарищами. Тубик в этом смысле для администрации Хлопонина – фигура просто идеальная. Его можно пользовать как угодно, а ближе к выборам на него можно будет свалить просчёты в реформировании жилищно-коммунальной сферы. Ап! – и нету человечка. И не жалко его. Чужой потому что…
Аппетиты у Ульяныча, конечно, гигантские. Однако в таком кольце финансовых волчар, какое представляет из себя нынешняя «команда Хлопонина», ему вряд ли дадут реализовать свои таланты в полном объёме. Да и времени немного остаётся, в принципе. Тем не менее, мы решили всё-таки напомнить пользователям интернета, что писала о Тубике «СГ-26» в период 2002-2005 годов. Чисто ради того, чтобы облегчить работу коллегам из краевых СМИ, коим надо будет что-то говорить о новом назначенце, если такое назначение всё же состоится.
Так что прошу к столу!
Image 

  1. Кое-что о биографии Анатолия Ульяныча.
  2. Как Ульяныч стал вице-мэром и зачем ему это было надо.
  3. «Племянники» Тубольцева захватывают кладбищенский бизнес ЗАТО.
  4. Уголовные корни клана Тубольцевых.
  5. Как воспринимали Тубольцева в ЗАТО.

 

 

 

«СГ-26», январь 2005 года.

ПЕРЕКАТИ-ПОЛЕ ПУСКАЕТ КОРНИ. В БЮДЖЕТ ЗАТО

Жизнь и замечательные приключения кандидата на пост главы местного самоуправления.

Начало жизни нашего героя ничего особенного не предвещало. Родился Толик Тубольцев 28 февраля 1953 года в Иланском районе Красноярского края. Затем были школа-интернат, политехнический институт в краевом центре (1970-1975 годы). После института - неизбежные два года практики в должности инженера-технолога авторемонтного завода «Сибхимстроя». И уже здесь нетерпеливый и завистливый характер нашего героя начинает проявляться во всей своей красе. «Автомобилист» Тубольцев неожиданно совершает прыжок на более тёплое место, Горно-химический комбинат. Целых четыре года Ульяныч делает карьеру в… Управлении рабочего снабжения, УРСе. Инженер «по новой технике механизации трудовых процессов». Потом инженер отдела по техническому надзору. Но дальше – опять обрыв. Откуда ни возьмись в биографии Тубольцева появляется армия. Но и тут он не задерживается...

 

СЛОВНО ШАРИКИ НА ЁЛКЕ

В ряды вооружённых сил Анатолия Ульяныча призвали в 1981 году. Поразительное везение позволило лейтенанту (огромное спасибо военной кафедре политеха!) Тубольцеву защищать Родину не в Тьмутаракани какой-нибудь, а в группе советских войск в Германии. Мало кому из кадровых даже офицеров так везло в те благостные времена. Навряд ли такое назначение можно объяснять простым везением. Однако был Ульяныч всего-навсего помощником начальника автослужбы гвардейского танкового полка. Так что его постоянные намёки на боевое прошлое и опыт разведчика приходится списывать на слабую память отставного капитана.
Служить Тубольцеву поначалу нравилось. Хотя обленившуюся вольницу командование старалось держать в ежовых рукавицах. Особенно жёстко каралось пьянство. Советские товарищи не должны были показывать братскому немецкому народу плохой пример. Воровство армейского имущества и ГСМ тоже не поощрялось. Для шелупони типа Тубольцева, понятное дело. Три года назад в интервью муниципальной газетке о причинах и методике увольнения Ульяныча со службы сказано было так: «В одной из сложившихся ситуаций, когда офицерская карьера находилась на самом пике вместе с армейскими проволочками, Тубольцев принял решение: служить больше не буду. Дошёл чуть ли не до Генштаба – увольнять его не хотели. Но принципиальность сибиряка взяла своё».
Не очень понятно, правда? Что там такое приключилось у нашего «принципиального» танкиста, выяснить не представляется возможным. На что обиделся Тубольцев, неизвестно. То ли стукачом его ославили, то ли ещё что, но только дальнейшее продвижение в званиях происходило у него уже на гражданке. Майором он стал, работая главным инженером УМиАТ МСУ-53. Подполковником – будучи замом Катаргина, в 2001 году. На мундире «танкиста» красуются: юбилейная медаль «70 лет Вооруженным Силам СССР» (получена в 1988 году), медали «300 лет Российскому Флоту» и медаль Жукова (1996), юбилейная медаль «80 лет Вооруженным Силам СССР» (1997), медали «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» (1998), «За заслуги в проведении Всероссийской переписи населения», «200 лет МВД России», «200 лет Министерству обороны» (все – 2002 год). И так далее. Прямо не человек, а ходячий манекен для разного рода юбилейных бирюлек!
Имеются у Тубольцева и многочисленные награды от МЧС. Это – предмет его особой гордости. Началось всё уже в 2000 году, с почётного знака Сибирского регионального центра ГО и ЧС. Злые языки, правда, уверяют, что дело тут не в заслугах Ульяныча, а в личной его дружбе с одной из нынешних МЧС-овских «шишек», г-ном Поповым. Были-де у них совместные делишки на ниве жилищного строительства. Глухо рассказывают о неких чемоданах с деньгами, которые люди в форме и сотрудники фирмы «Муссон» передавали туда-сюда. По имеющимся сведениям, правоохранительные органы сейчас старательно копают в этом направлении. Очень возможно, поэтому, что нагрудные знаки МЧС «За заслуги» (2000), «Почетный знак МЧС России» (2001) и «Участнику ликвидаций последствий ЧС» (2002) Ульянычу принесут не столько политические дивиденды, сколько вполне конкретное уголовное преследование.

 

НА ЧЁМ СИДИШЬ, ТО ИМЕЕШЬ

Итак, по прошествии четырёх лет в шинели и гвардеец-танкист возвращается в Железногорск, где оседает в МСУ-53. Тамошнее управление механизации и автомобильного транспорта - место тихое, сытное, да и перестройка уже накатывает на страну. Зам начальника, главный инженер, начальник УМиАТ, наконец, председатель Совета директоров ЗАО «МСУ-53» - этапы большого пути сопровождались стремительным ухудшением состояния предприятия. Кстати, Тубольцев по сей день является совладельцем этой организации. В каком размере – кандидат в избирательную комиссию сообщить постеснялся. Почему?
Думается, не без помощи Анатолия Ульяныча несколько лет назад МСУ было захвачено людьми из ближайшего окружения Катаргина. Недвижимость и технику предприятия раздербанили мелкие фирмочки. На базе Опытного завода создана была призрачная контора «Мехмаш», куда безвозвратно ухнули 40 миллионов рублей бюджетного кредита. Именно по этой причине Катаргина минувшей осенью призвала к ответу краевая прокуратура. Но «Мехмаш» был только вершиной айсберга. МСУ вели к смерти уверенной рукой. Когда пришла пора распродавать технику, новую «Волгу-3110» можно было приобрести всего за восемь тысяч «деревянных». «УАЗик» - за пять. Жаль только, что цены эти не относились к людям с улицы. Хапали только свои. Только особо приближённые.
Совершенно уникальная история произошла в МСУ несколько лет спустя, когда им вовсю рулили уже ставленник Катаргина Сергей Волчек. Однажды он обнаружил, что часть техники предприятия кем-то и кому-то продана. (Оцените ситуацию: гендиректор ЗАО «обнаружил»! Кто преподнёс ему подобный «сюрприз», если Катаргина в этот момент в городе не было?) Волчек снимает с машин номера, ставит их под охрану и ждёт нового «владельца». Тот вскоре появляется. Личность это в городе очень даже известная – г-н Галатенко. Директор заявляет ему: сделку нельзя считать правомочной, т.к. цена на технику явно занижена. У предприятия и без того достаточно неприятностей. Налоговая описывает и арестовывает имущество за долги. Так что, мил-друг, доплачивай полмиллиона – и ударим по рукам.
Галатенко, известный хитрец, платить не хочет. Разницу эту он, видимо, уже передал кому надо, и второй раз вкладываться не намерен. Вместо этого он идёт прямиков в ОБЭП. И пишет заявление о том, что Волчек вымогает у него взятку. Милиционеры вешают на покупателя микрофон, дают ему меченые деньги… и Волчек сгорает синим пламенем. Лично начальник ОБЭП Сергей Бруданин уверяет всех и вся, что «коммерческий подкуп» доказан на 100%. И потому реальных организаторов сомнительной сделки следствие беспокоить не собирается.

 

ПАУКИ В БАНКЕ

А наш герой в это время вовсю обживает Серый дом. Особых достижений в своей непосредственной работе он не демонстрирует. Главная его задача – подсидеть первого вице-мэра Якушина - в 2002 году осуществлена. Теперь от мечты всей его жизни Тубольцева отделяет лишь одна ступенька. Катаргин то и дело обещает Ульянычу уйти в отставку. Но не уходит. Зам нервничает: терпение иссякает, а жажда власти и денег требует немедленной реализации. Стоит Катаргину уехать из города, «преемник» начинает рулить по-своему. Так что по возвращении Васильичу приходится ставить зама на место, иногда очень даже ощутимо.
Крайне занимательной в этом смысле выглядит история с разборкой здания АТС-4, что на Ленинградском проспекте. Денег на его достройку у города не было, да и особой необходимости в нём вроде бы не испытывали. Комитету по землеустройству выделили немалые средства на организацию работ по рекультивации земель. Претендовал на эти денежки не кто-нибудь, а СМУ-2 Виктора Кураева. Тем не менее, воспользовавшись очередным отъездом в заграницы Катаргина, Тубольцев отдал муниципальный заказ предпринимателю Михаилу Гецко. Почему ему? Они уже очень неплохо поработали на разборке двух недостроенных садиков. Взаимовыгодно поработали, я имею в виду.
Но на этот раз отработанная схема не проканала. Вернулся из поездки Катаргин, и вице-мэр Мерхалёв тут же «накапал» ему на своеволие первого зама. Градоначальник, не долго думая, объявил тендер через тогдашнего руководителя земельного отдела Черепанова. Все почему-то решили, что конкурс выиграет Александр Бевза, поскольку они с Тубольцевым находились в родственных отношениях. Но нет. Во-первых, сам Бевза заявил, что с Ульянычем старается общих дел не иметь. А во-вторых, Мерхалёв тоже был не лыком шит. В тендере победу одержали его друзья. А Катаргин сопроводил фиаско Тубольцева словами: «Хватит, Ульяныч покормился, пусть и другим даст».
Очевидцы утверждают, что Тубольцев был в ярости. Так случилось, что он тогда как раз сломал руку и вынужден был прибегать в Серый дом в гипсе. Понятно, что это обстоятельство настроения его отнюдь не улучшало. Пройдёт немало времени, прежде чем вице-мэр отомстит за подставу. Черепанова сместят с должности. На его место сядет жена заместителя председателя горсовета В.Щукина. У них с Тубольцевым – полное взаимопонимание. А Сергею Мерхалёву совсем уже недавно придётся писать заявление в правоохранительные органы по фактам угроз в его адрес со стороны Тубольцева… Просто криминальный роман какой-то, говорите? Нет, не роман. Суровая проза жизни

«СГ-26», декабрь 2004 года.

«МЁРТВЫЕ ДУШИ»

Жизнь и смерть идут рука об руку, одна без другой никак. Но если первой мы радуемся, то о второй стараемся без лишней надобности не вспоминать. Это понятно. Это нормальные человеческие реакции. Реакции смертного существа. Однако бывают нюансы. Кое-кто, смекнув, что райских преференций можно и не дождаться, торопится снимать сливки уже в этой жизни, не полагаясь на загробную. Отдельные умельцы, потерявшие всякий человеческий облик, ухитряются обдирать ближнего даже на смертном одре. И вот об этом наш сегодняшний рассказ. Гоголь – отдыхает.

АППЕТИТ ПРИХОДИТ ВОВРЕМЯ

Смерть есть смерть. Уйти от неё не удалось ещё никому. Поэтому околокладбищенский бизнес в истории человечества имеет очень и очень давние корни. В Железногорске до недавнего времени ритуальными услугами занимались несколько структур: частные предприниматели, фирма «Бон», МП «Контакт» и МП «КБУ». Последний путь усопшего проходил через морг, где его обряжали и бальзамировали, прямиком на кладбище, где командовал техник-смотритель Андрей Кривоногов. Могила, оркестр, гвоздики, слёзы родных…
Не берусь утверждать, что это была идеальная схема, однако никаких особых нареканий и скандалов с нею связано не было. Пока не присоседилась к городскому моргу фирма под названием «Три кита». Зарегистрирована в Нашгороде она была в марте 2003 года, а руководил ею некий Андрей Игоревич Хотенко. В городской администрации, по собственным его словам, у юного бизнесмена имелась достаточно прочная «крыша». Поэтому пресловутые «финансовые потоки» морга ООО «Три кита» очень скоро переключило на себя.
Прочие предприниматели сначала тихо удивлялись такому бурному расцвету бизнеса никому не известного молодого человека. А потом им кто-то подсказал, что в доходах «Трёх китов» лично заинтересованы начальник медсанчасти и первый зам Андрея Катаргина. То ли партнёры, то ли родственники Хотенко. Сам начинающий деловой человек на первых порах именовал себя племянником Анатолия Тубольцева. «А-а, - говорили себе люди, - тогда понятно, почему по 500 рублей берётся с клиента за бальзамирование трупа, которое на самом деле нечем производить, т.к. нету в наличии нужного раствора».
Слово за слово, очень скоро окружающим стало ясно, что г-н Хотенко метит в монополисты. А что? Дело выгодное. Только в этом году последний покой на кладбище обрела примерно тысяча железногорцев. Люди в горе с тратами не считаются, на прейскуранты-квитанции внимания не обращают. Не до того им. Как на этой беде не погреть шаловливые ручонки? Кому горе, а кому непрерывно расширяющийся «фронт работ». И цены у потенциального монополиста поползли вверх. Для начала в морге, а затем и на кладбище.

 

НЕ МЫТЬЁМ, ТАК КАТАНЬЕМ

Обслуживание у «племянника Тубольцева» обходилось горожанам дороже в разы. Уже в марте с.г. разработка могилы в фирме «Три кита» стоила 820 рублей против 417 – в КБУ. Понятно, где слаще и легче косить денежку? Впрочем, Хотенко вроде бы предлагал поднять цены и Кривоногову. Но тот воспротивился: я, дескать, муниципал, и творить беспредел права не имею. Ах так, сказали ему, ну тогда держись! И вроде бы лично Анатолий Тубольцев велел директору КБУ убрать строптивого смотрителя. Иначе, мол, предприятие получит проблемы с муниципальным заказом.
Дело было ещё в январе. Власть Катаргина казалась незыблемой. Ставленники его могли не обращать особого внимания на прыжки и ужимки первого зама. Случись что, Васильич легко ставил зарвавшегося «преемника» на место. Так что никаких перемен в КБУ пока не произошло. Однако и наши герои отказываться от своих планов не собирались. Потерпев поражение в одной операции, они взяли верх в другой. Благо, городок у нас маленький, а административный ресурс большой. Любого достанет…
Супруга смотрителя Кривоногова, ведущая свой частный бизнес после окончания курсов при Московском государственном университете сервиса, решила построить цветочный павильон. На территории кладбища, естественно. Городской Совет её идею поддержал. Далее было пройдено ещё несколько инстанций, в т.ч. главный архитектор города Гребешков. Светлана Кривоногова заказала проект павильона, уплатила за него деньги. Проект также получил одобрение главного архитектора. И тут начались чудеса.
Администрация в лице градостроительной комиссии внезапно запретила строительство павильона. Ссылаясь при этом на требования «архитектурного плана». Т.е. дважды главный архитектор ставил свой автограф на проекте, а на третий, как в сказке, обстоятельства переменились. Бывает, скажете? Но дотошной предпринимательнице эти самые обстоятельства знающие люди назвали по имени. Имя оказалось незамысловатым и до боли родным. Ну, сможете угадать? Правильно: Тубольцев! Он-де стал принимать самое активное участие в развитии похоронного дела в городе, реализуя идеи 24-летнего бизнесмена Хотенко. Но - не он один.

 

СВОЯ РУКА ВЛАДЫКА

С 1990 года невесёлую кладбищенскую ниву окучивала в Нашгороде фирма «Бон». Работа напрямую с поставщиками позволяла ей не слишком вздымать цены на товары и услуги. Разница с предложением Андрея Хотенко выходила более чем существенная. Но приём заказов «Трёх китов» располагался непосредственно в здании морга. А «Бон» пришлось арендовать у ЦМСЧ-51 участочек земли и поставить на нём киоск. Понятно, что конкуренты оказались в заведомо неравных условиях. Оплатившие заказ «китам» железные горцы выходили на улицу, подымали глаза от земли и… Сами можете понять степень их изумления.
Ворчание ли клиентов стало тому виной, не знаю, но только два года назад срок действия договора аренды у предпринимателя Виктора Мохнина истёк. Заключать новый Геннадий Мельников, начальник ЦМСЧ, отказался. Причиной тому была названа грядущая необходимость расширения здания морга. Однако к Андрею Хотенко главный доктор по неизвестной причине оказался настроен куда более лояльно. Ему не только перепоручили муниципальные машины-труповозки. Ему позволили соорудить на территории морга торговый павильон – на земле, полученной в аренду далеко не на один год.
Всё вышеизложенное, хошь-не хошь, заставило предпринимателей поверить в неслучайность такого «везения» г-на Хотенко. И дальнейшее развитие событий лишь подтвердило самые худшие их опасения. Андрей Игоревич начал делать стремительную карьеру в сфере ритуальных услуг. Для чего, по уже сложившейся в городе традиции, власть стала корёжить муниципальные предприятия.
Первого ноября с.г. кладбище вместе с тамошними работниками было выведено из подчинения МП «КБУ» и передано в МП «Контакт», несмотря на очевидную нелепость такой реорганизации. Тамошний директор, Надежда Кожушко, почему-то оказалась на положении «и.о.». А в конце месяца стало известно, что на специально введённую должность начальника участка назначен Андрей Хотенко. Который тут же сообщил недовольным, что уже с 1 января заменит Кожушко и «ликвидирует всех конкурентов как класс». Тем оставалось только развести руками. Да идти искать защиты от власти… у власти.

 

В ОЖИДАНИИ ВЗРЫВА

Депутат Надежда Григорьева показала нам первое заявление от трудового коллектива, поступившее в Серый дом. В нём излагались вещи достаточно нелицеприятные: «Хотенко мы знаем как непорядочного и нечестного человека. Весной был даже вопиющий случай воровства с могилы… Мы не хотим, чтобы репутация Хотенко распространилась на наш коллектив, и не считаем возможным работать под его руководством». Ваш корреспондент отыскал семью, пострадавшую от кладбищенского воровства. Действительно, факт такой имел место. Но развития дело не получило. Людям, и без того задавленным горем, было не до следствия и бесконечных опросов в УВД…
Вторая официальная бумага пришла в Совет на имя Владимира Батухина в начале декабря. Однако депутат её не получил. Словно подтверждая наличие у Хотенко «мохнатой лапы», заявление застряло у Олега Бокова. Председатель ГС, судя по всему, портить отношения с «дядюшкой» Тубольцевым не рискнул. И предпочёл разгорающийся скандал прикрыть своим телом. Между тем копия заявления была отослана также в Законодательное Собрание края, откуда её срочно перенаправили в краевую прокуратуру – для принятия мер. Не поленились люди обратиться за помощью и к журналистке Марине Добровольской. «Железногорск? Это опять Тубольцев? – вроде бы изумилась та. – Да что же это такое у вас там творится?!»
А творится вот что. «Доверенные лица» кандидата в мэры, ничего и никого не стесняясь, подминают под себя город. Применительно к нашей истории - рынок ритуальных услуг. Такой прыти мы не видели даже у Катаргина. Двое предпринимателей уже удалены от дел, третья пока продолжает бороться. «Хотенко предложил мне ликвидировать выставку-продажу ритуальных принадлежностей, - сообщила «СГ-26» Светлана Кривоногова. - Разрешение на установку теперь нужно брать у него. Таким образом ч/п Хотенко, он же – начальник участка, «давит» конкурентов. В личной беседе с моим мужем он заявил, что поставлен на это место, дабы лишить его работы, а всех частных предпринимателей – доходов».
Отличная программа-минимум», верно? Очень жаль, что Анатолий Ульяныч не озвучивает её в своих рекламных выступлениях.

 

ВСЁ ВО ИМЯ ЧЕЛОВЕКА. ОДНОГО

Проведённое нами расследование установило, что в сентябре с.г. в Нашгороде было зарегистрировано ООО «Три кита плюс», специализирующееся на оказании ритуальных услуг. Очень может быть, что связано это как раз с омерзительной историей кладбищенского воровства. А учредили «китов с плюсом» граждане Хотенко, Зарубина и Реут. С Хотенко вы знакомы. Ольга Анатольевна Зарубина несколько лет назад носила фамилию Тубольцева, будучи дочкой первого зама Катаргина. Ну а Владимир Реут, по некоторой информации, представляет в этом триумвирате интересы начальника ЦМСЧ…
Возмутительно, согласитесь. В Красноярске, на Бадалыке, десятки предпринимателей уживаются и создают конкурентную среду, обеспечивая населению широкий выбор услуг. Тем более, ритуальные принадлежности - суть товар специфический. Ими где попало торговать не станешь. Ближе 100 метров от жилых зданий продавать венки и прочую утварь вообще запрещено законом. Так что администрация должна была бы относиться к предпринимателям, работающим в этой сфере, как минимум, с пониманием. Оно, собственно, так и было, покуда в бизнес не полез «племянник Тубольцева».
С первого декабря Андрей Хотенко приступил к исполнению служебных обязанностей в МП «Контакт». И теперь руководство муниципального предприятия отказывается общаться даже с «правильными» журналистками «Информ-Экспресса». С другой стороны, угрюмая тишина сопровождает все попытки депутатов разобраться в сути вопроса. К примеру, по словам В.Батухтина, предпочёл очень показательно отмолчаться директор КБУ, ранее чувствовавший себя в городе весьма уверенно. Вряд ли это можно считать простым совпадением.
С Тубольцевым, потерявшим всякое представление о реальности, спорить сейчас в Сером доме не решается никто. Одни полагают, что это бесполезно. Другие надеются, что всего через месяц призраки эпохи Катаргина расточатся сами собой, точно ночной кошмар. А беспредел самозваных «отцов города» тем временем ширится и крепнет. К слову, в центре фирменной печати «Трёх китов» красовался силуэт существа, весьма напоминающего акулу. Очень точная характеристика нынешней власти, не правда ли?

***

 

«СГ-26, май 2005 года.

ГРОБ КОРОЧЕ ТЕЛА

Проблема, всплывшая несколько месяцев назад, перед мэрскими выборами, до сих пор не решена. Предприниматели, занимающиеся похоронным бизнесом, всё ещё находятся в неравных условиях. Ставленник предыдущей власти продолжает пользоваться выгодным положением, диктуя родственникам умерших свои «правила игры», зачастую переходящие все мыслимые нормы…

Совещание по проблемам похоронного бизнеса, состоявшееся 5 мая - уже не первое. Заместитель мэра Юрий Латушкин, открывая заседание, честно признался: очень бы ему хотелось, чтобы данная встреча стала последней, и столь специфичный бизнес начал, наконец, работать цивилизованно. Однако основания для подобных надежд оказались весьма зыбкими и за рамки стремления к упрощению не выходили.
Еще на прошлом дискуссионном столе решено было выделить единое место для всех предпринимателей, где каждый смог бы разместить свои торговые павильоны. Договорились встретиться через месяц, который «коварный» референдум превратил в полтора. По прошествии же времени, в противовес ущемлённым интересам троих предпринимателей из четырёх, занимающихся делом погребения, подыскались новые контраргументы. С убийственной логикой специально созданный комитет вопрошал: куда мы денем новых конкурентов? Мол, выделим вам место, а через год придет «дядя Вася» и начнет качать права. И всё по новой?!
Странный сей довод на полном серьезе притормозил и без того нескорое обсуждение проблемы. Отодвинулся на второй план вопрос о конкретном месте возможного размещения павильонов в районе морга. Комиссию волновало одно: что делать с «дядей Васей»? Трое предпринимателей – Кривоногова, Мохнин и Корнева – пытались вернуть собравшихся к проблемам настоящего. Но их опять уводили в прошлое…
- Я не могу опротестовать решение бывшей администрации о предоставлении в аренду места на территории морга предпринимателю Хотенко. Я очень плотно занимался фирмой «Три кита», поскольку мне поручили разбираться с этой проблемой, и надо же людям что-то отвечать. Никаких юридических оснований для расторжения договора аренды с Хотенко я не нашел.
- Вчера власть разрешила, а сегодня - уже новая власть. Должны быть новые решения, - предлагала Нелли Корнева.
- Да? А где тогда вы были раньше, когда Хотенко укоренялся в своем исключительном положении? – переводил стрелы Юрий Латушкин.
- Пусть нам всем троим тоже дадут место около морга, - вновь взывала Корнева. Но здесь опять всплывал «дядя Вася».
- Тогда пусть там не будет никого! – почти что шли на ультиматум все трое. – Почему только одному Хотенко можно?
- А найдите мне резонное основание, дабы расторгнуть договор в суде, - парировал Латушкин.
- Пожалуйста, - ответствовал Виктор Мохнин. - Разрешение Хотенко на строительство павильона подписано Тубольцевым 25 ноября 2004 года. Торговля же велась уже с 1 ноября. То есть незаконно.
- Торговля мне была разрешена с того момента, - улыбался Хотенко, - как удастся зарегистрировать на площадке кассовые аппараты.
- Да сейчас уже и не докажешь, наверное, когда он его построил, - размышлял Латушкин. – Он, может, скажет, что за один день стены возвёл.
- Если у вас будут ко мне вопросы, я вам все документы очень быстро предоставлю, - довольно подтверждал молодой предприниматель.
Одновременно проект Мохнина, прошедший все инстанции и одобренный буквально всеми, застопорился на последнем пункте обхода – начальник медсанчасти Геннадий Мельников подписывать проект павильона наотрез отказался. Его и хотенковский, видимо, вполне устраивает. Комиссия Виктору Мохнину только посочувствовала: мол, жаль тебя, но добивайся сам.
- Я не могу заставить Мельникова подписать проект Мохнина, - горячился Латушкин. – Потому что завтра, например, Хотенко скажет: заместитель мэра изнасиловал начальника медсанчасти, а это значит, Латушкин – друг Мохнина. Опять какая-то банда.
- Но мы не в равных условиях, - настаивал Мохнин. – Вот у меня, например, самые низкие расценки, а люди об этом просто не знают. Их прямо в морге заводят к Хотенко, надеясь, что в шоковом состоянии близким умерших не до цен и торгов. Санитары морга, выезжая за трупом, раздают хотенковские визитки. Они же у него подрабатывают, и Хотенко получает дополнительные возможности. Санитары, обмывающие тело, например, его обмеряют. Мне почему-то они сообщают не те размеры, и бывало такое, что гроб в моей фирме из-за этого делали короче тела. Приходилось срочно покупать подходящий «ящик» у Хотенко! У него, конечно, такой - нужных размеров - уже был. Раньше в морге раздавали памятку обо всех похоронных фирмах, теперь – нет. По нашему мнению, мы должны сидеть там все, на равных условиях. Чтобы люди могли в одном месте выбрать всё, что им нужно.
- Мое глубокое убеждение, - признался Юрий Латушкин, - в морге частников быть не должно. Если жив буду, на следующий год я собираюсь затеять ремонт ритуального зала. И никакого Хотенко там не будет. В этом я вас уверяю.
В протокол всё же внеслись пожелания частников. Предложения обещали рассмотреть. Возможно, некоторые детально разработать. А пока горожане будут по-прежнему покупать гробы втридорога, платить за бальзамирование, которое им не нужно, и отправлять своих близких в последний путь в ситуации полного бардака...

***

 

«СГ-26», ноябрь 2005 года.

ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО «СМЕРТЬ»

Почти год назад «СГ-26» рассказала своим читателям о возмутительнейших событиях в сфере ритуального бизнеса Нашгорода. С тех пор много что изменилось на землях ЗАТО. Но только не там, где ловят рыбку в мутной воде новоявленные акулы капитализма. Вернее, киты.

 

ВОЛКИ И ОВЦЫ

С треском проигранные мэрские выборы прежние «отцы города» вправе смело приписать исключительно собственной недальновидности. Или жадности. Или глупости. Кому как больше нравится. В самом деле: ну нельзя же в разгар избирательной кампании лупить электорат по самому святому, по больному, по сокровенному! Но преемник Андрей Васильича и его свита, видать, так натерпелись в ожидании своего часа, что к реализации своих мечт приступили, едва появилась такая возможность. Ну и погорели на этом, естественно. Околокладбищенский скандал поставил финальную точку на уходящей «эпохе Катаргина»…
Новая власть рукотворную проблему предшественников попыталась решить «по-хорошему». Уже в марте с.г. у первого вице-мэра Латушкина состоялось представительное собрание, не давшее, правда, никакого реального результата. Отогнать потенциальных монополистов от кладбища посредством воздействия на их совесть не удалось. Впоследствии таких совещаний было проведено ещё два – и с теми же последствиями. А народ всё продолжал жаловаться в разные инстанции на необъяснимые странности рынка ритуальных услуг ЗАТО. Кроме того, свалиться в небытие острому вопросу не позволила настойчивость предпринимателей, которых пообещали передушить (и душили) выдвиженцы Тубольцева, да неуклонный интерес к теме нового мэра. Не зная, чего ожидать от Баховцева, дружная компания предпринимателя Андрея Игоревича Хотенко на время приостановила поедание конкурентов. Однако, убедившись, что резких движений от Серого дома не воспоследует, ребята вновь пустились во все тяжкие.
В апреле в Сером доме кому-то пришла в голову идея своего рода «Единого Окна» по ритуальным услугам. Это означало: все участники процесса могут быть собраны в одно место. Потребитель сам тогда в состоянии будет сравнить предлагаемые ему услуги и цены. Казалось бы, перед нами - простой и доступный способ погасить конфликт, никоим образом не красящий бывший Соцгород. Но только в том случае, если целью вашей на самом деле не является истребление конкурентов, как класса. Если ваши цены не завышены почти в два раза супротив соседских. Если оказываемые вами услуги существуют в реальности, а не исключительно на бумаге. И если вы, наконец, не имеете возможности использовать в своих корыстных целях… специализированное муниципальное предприятие!

 

ОТ ГОЛОВЫ - ГИЛЬОТИНА

«Охота вам лезть в ссору конкурирующих фирм?» - то и дело спрашивают нас люди, не желающие (по разным причинам) вдаваться в детали этой поразительной истории. Они полагают, что  речь здесь ведётся только про частный бизнес, и предпринимателям-де лучше разобраться между собой без постороннего вмешательства. Увы, эта позиция в корне не верна. Во-первых, помимо сугубо коммерческих структур на рынке ритуальных услуг работают много лет муниципальные предприятия «Контакт» и КБУ. Во-вторых, пресловутый административный ресурс использовался и используется по сей день в интересах только одной фирмы – ООО «Три кита+» и ч/п Хотенко. Впрочем, давайте обо всём по порядку.
Наступление танкиста Тубольцева на ритуальный бизнес со стороны могло, наверное, показаться стремительным. Осенью 2004 года Нашгород впервые услышал о каких-то странных изменениях, происходящих вокруг и около кладбища. Когда же скандал стал достоянием гласности во всей своей красе, начальник КУМЗа Валерий Перцев высказался в том плане, что виноваты во всём… ну? Правильно, журналисты! Это они ставят всё с ног на голову. Потому что дела на кладбище очень плохо обстояли РАНЬШЕ. А теперь, после вмешательства властей, бардак непременно закончится. Молодые и энергичные ребята из окрестностей фирм «Три кита» и «Три кита +» быстренько наведут там должный порядок и восстановят попранную справедливость.
О том, что полномочия наводить порядок в гробовом бизнесе Серый дом вручил той же самой компании, что затеяла весь сыр-бор, весельчак Перцев умолчал. Понятно, почему? Отняв часть функций у МП «КБУ», сместив прежнюю директоршу МП «Контакт» и начав тасовать в виду её кресла новые, туманные персоналии, братва Ульяныча не могла себе позволить такой роскоши, как честность с народом. Ему же ещё избираться предстояло! Ну и доходило, натурально, до анекдотов. «Информ-Экспресс», верно лизавший тогда распадавшейся «команде Катаргина» все оголённые места, в данном случае обнаружил, что остался не у дел. Новое руководство «Контакта» общаться с телевизионщиками отказалось наотрез. Кое-кто полагал при этом, что хлопцам просто нечего сказать. Однако прагматики уверяли: мы имеем дело с новой генерацией железногорских коммерсантов, с ребятами наглыми и беззастенчивыми, полукриминальными даже. Короче – с предпринимателями «тубольцевского призыва».
БИТВА ПРИ КАРМАНЕ
«Танковый накат» готовился долго и кропотливо примерно с 2000 года, когда юное дарование от бизнеса Андрей Хотенко - 1980 года рождения! - ещё торговало гробовыми причиндалами в ТЭА. Мешающие люди типа заведующего отделением В.Ковригина были за это время удалены с должностей. Конкуренты – загнаны в угол и частично уничтожены руками начальника ЦМСЧ-51 и чиновников Серого дома. А когда, с уходом Катаргина, лишился высочайшей поддержки директор КБУ Васин, а Анатолий Тубольцев, напротив, забрался в руководящее кресло, наши умельцы поняли: пора.
Первого ноября 2004 года кладбище волевым усилием было выведено из подчинения КБУ и передано в «Контакт». Вместе с работниками. Тамошний директор, Надежда Кожушко, сначала очутилась на положении «и.о.», а затем и вовсе уступила своё кресло «молодым и энергичным». Предприниматель Хотенко получил от виртуального «дядюшки» подарочек в виде специально созданного поста начальника участка. Работник земельного комитета Радий Галкин стал директором «Контакта». Сопровождались эти рокировки заявлениями о скором и неизбежном уничтожении конкурирующих с «китами» фирм. Тем только и оставалось, что бежать за поддержкой в городской Совет.
Первое заявление от трудового коллектива, поступившее в Серый дом, сообщало: «Хотенко мы знаем как непорядочного и нечестного человека. Весной был даже вопиющий случай воровства с могилы. Мы не хотим, чтобы репутация Хотенко распространилась на наш коллектив, и не считаем возможным работать под его руководством».
Ваш корреспондент отыскал тогда семью, пострадавшую от кладбищенского воровства. Анастасия Семёновна М. подтвердила, что в марте 2004 года схоронила мужа. И в тот же день с его могилы пропало имущество, позднее обнаруженное на могиле, которую обслуживали «Три кита». К сожалению, юридического развития этот случай не получил: не до следственных действий и судов было людям. Ну а наши тороватые друзья - уже в сентябре – создали (на всякий пожарный?) фирму «Три кита+». Для пущей ясности в качестве одного из учредителей в ней засветилась дочка Анатолия Тубольцева, Ольга. Вторым учредителем «китов» был, естественно, Хотенко. А третий, как мы думаем, представлял интересы начальника ЦМСЧ-51 Мельникова.
Предполагать наличие финансовой связки между Геннадием Мельниковым и «китовым» бизнесом в виде обычных ежемесячных конвертиков заставляли многие обстоятельства. Главное среди них – режим поразительного благоприятствования, который в ЦМСЧ включили именно для Хотенко. Ему и сейчас дозволяется делать то, что запрещено даже муниципалам. И эта тема ещё ждёт своих (ис)следователей.

 

ЗОЛОТАЯ ДОЛИНА

Бизнес Андрея Хотенко продолжает набирать обороты. Он построил торговый павильон возле морга и заканчивает строительство собственного ритуального зала (в народе это место ошибочно именуют «частным моргом».) Он любезно даёт «Контакту» попользоваться своим катафалком, за деньги. Он усадил приёмщицу заказов непосредственно в здании морга. Санитары, перевозящие умерших железногорцев в автомобилях Хотенко, оставляют безутешной родне памятки, в которых говорится: хоронить будете через «китов». А ежели нет…
Передо мной заявление Владимира К., датированное 27 сентября с.г. В нём сказано: после смерти матери он решил заказать гроб в фирме «Бон», чей киоск вплотную примыкает к зданию морга. Там гражданина попросили указать размеры гроба. Он пошёл спрашивать эти размеры в морге, но в ответ услышал: если будешь обращаться не к «китам», мы тебе ничего не скажем! «Прошу принять меры и обратить внимание на этот вопрос», - вывел на бумаге на следующий день абсолютно обескураженный К. Ему невдомёк, наверное, что проходил этот дичайший диалог на муниципальной земле, в муниципальном здании. И что говорили с ним, скорее всего, люди, получающие две зарплаты – одну от Хотенко, другую от Мельникова.
Вы спросите, как такое возможно? С некоторых пор восемь санитаров, обслуживающих морг, работают по схеме круглосуточного поста. 24 часа напролёт двое из них заняты перевозкой и вскрытием (если понадобится) трупов, а также охраной здания. Эта работа - прерогатива ЦМСЧ. «Киты» в то же самое время загружают этих людей выполнением других задач: помыть-одеть мёртвое тело плюс прочие «ритуальные услуги». Клиенту комплекс таких услуг обходится в почти полторы тысячи рублей. Но какие золотые горы (включая, якобы, даже бальзамирование) в них входят, способен узнать только очень внимательный и настойчивый железногорец. То есть никак не тот, у кого на днях ушёл из жизни близкий человек. При этом Хотенко на все вопросы клиентов отвечает: мои расценки согласованы с начальником ЦМСЧ-51.
Информационное сопровождение всей этой вакханалии обеспечивает, что характерно, «Информ-Экспресс». В его изложении назначенцы Тубольцева-Мельникова всего лишь разгоняют кровопийц, присосавшихся к кладбищу. Заставляют их платить за дармовые прежде свет и тепло. Предлагают снести незаконно возведённые здания. Тем самым возвращая к жизни затюканное МП «Контакт». Рулит им уже, правда, другой директор, Михаил Скворцов, несомненно - крупный специалист в этой области. Поскольку Радий Галкин, как и обещал (после громкого проигрыша на выборах Анатолия Тубольцева) вернулся в земельный комитет. Точно подводная лодка - на базу.

 

ЧЕГО СИДИМ, КОГО ЖДЕМ?

Ныне в планах Серого дома, как говорят – расширение территории кладбища аж на 17 гектаров. Фронт работ для наших героев, таким образом, неуклонно увеличивается. Вот только пирог хорошо бы не делить на несколько кусков, а захапать всё одному. При нынешнем уровне смертности в Нашгороде и действующих расценках Андрей Хотенко может получать три миллиона рублей в год практически из воздуха, только за пресловутые «ритуальные услуги». Если же он станет реальным монополистом, выручка «китов» возрастёт многократно и – вне всякой зависимости от качества поставляемых гробов, венков и оградок.
Посему МП «Контакт» уверенно ведётся сейчас к банкротству собственным руководством, имеющим за это оч-чень неплохие оклады. Особых усилий прилагать не приходится - достаточно лишь перенаправлять заказы к Хотенко. Кроме того, пятая часть стоимости гражданской панихиды также уходит «китам», по совершенно официальному договору оказания «ритуальных услуг». А ещё - наёмная шпана регулярно гадит на киоск фирмы «Бон». Угрозы и бесконечные проверки преследуют всех, кто не хочет играть по новым правилам. Доходит совсем уж до мерзостей. В морге из-под покойника - в гробу! - запросто могут стащить покрывало и подушку. Просто чтобы насолить конкуренту. Деньги для некоторых наших земляков давно заменили собой не только совесть, но и элементарные человеческие чувства.
Вы спросите: а куда же смотрит правоохранительная система? Увы, у меня нет ответа на этот вопрос. Заинтересовалось нашими героями антимонопольное ведомство. Но там пока всё далеко от завершения. По сентябрьской публикации «СГ-26» краевая прокуратура распорядилась провести проверку. Однако итогом мероприятий, проведённых прокуратурой железногорской стало… требование примерно наказать молодую журналистку, назвавшую захоронение на несогласованном месте – несанкционированным. И далее всё в таком же духе. Фемида наша, что ни говори, удивительно предсказуема бывает в некоторых случаях! На будущей неделе у мэра запланировано очередное совещание с участием всех заинтересованных сторон. К каким результатам оно приведёт, неизвестно. Очевидно другое. Пока Серый дом не проявит политическую волю и не приступит к радикальному хирургическому вмешательству, «китовый» нарыв будет зреть. А когда всё-таки прорвётся – забрызгает всех без исключения. И тогда мало не покажется никому.

«СГ-26», январь 2005 года.

«ГЕРОЙ» НАШЕГО ВРЕМЕНИ-2

На прошлой неделе Анатолия Тубольцева спросили: почему в программе кандидата в мэры не упоминается борьба с коррупцией и наркоторговлей? Тот ответил набором ничего не значащих фраз. И знаете что? По-другому и быть не могло. Нельзя же всерьёз бороться с самим собой…

 

НАРКОТРАФФИК

Сосновоборск – городок небольшой. Ещё большая деревня, чем даже Нашгород. Ситуация обычная: все всё про всех знают. Тайн практически нет. Секреты становятся достоянием гласности в течение суток. Даже если это секреты криминального толка. Типа: по какому адресу торгуют «левым» спиртом или кому «дать на лапу», чтобы избавиться от уголовного преследования.
В середине девяностых в Сосновоборске вся наркоторговля находилась в руках трёх женщин. Одну из них, проживавшую в доме номер 18 на улице Энтузиастов, клиенты и сотрудники правоохранительных органов звали просто Любой. Хотя по пачпорту именовалась она Любовью Ивановной Махнеевой, 1954 года рождения. Мать троих детей – Елены, Натальи и Дениса – Махнеева была наркоманкой года примерно с 1994-го. И торговала зельем по вполне понятным причинам: самофинансирование, так сказать. Хозрасчёт. Судьба детей при этом горе-мамашу совершенно не беспокоила.
Клиентами Махнеевой были не только жители Сосновоборска, но и наркоманы из Красноярска-26. Именно эти ребята превратили зону Нашгорода в то сито, которое она представляет собой сейчас. Сами понимаете, когда у нигде не работающего «синяка» начинается ломка, ему не до оформления пропуска. Да и приобретённый наркотик проще и спокойнее пронести через дырку в колючке, нежели через КПП. Наркотраффик местного значения работал достаточно надёжно. Однако эту историю я вам рассказываю совсем по другой причине. Потерпите немного, скоро всё разъяснится…
Продажа опия велась, так сказать, не отходя от кассы, поэтому в скором времени к дурману пристрастились и дети Махнеевой. Звучит это достаточно жутко, но участие в «бизнесе» молодёжи позволило существенно расширить и без того весьма и весьма доходный преступный промысел. Несколько лет семейное предприятие работало без сбоев, но затем случилось то, что рано или поздно происходит со всеми мелкими оптовиками.
Противозаконная деятельность семейства Махневых попала в сферу внимания милиции. За квартирой было установлено наблюдение, и однажды вместо трясущихся в ломке наркоманов к Махневой постучали сотрудники сосновоборского ГОВД. Факт сбыта наркотических веществ был установлен. В скором времени состоялся суд. Добренькая Фемида ограничилась тогда условным приговором, учитывая наличие у подсудимой детей, а также ранее чистую её биографию и благоприятные отзывы «общественности».

 

ТАЙНА СГУЩАЕТСЯ

Первый приговор Махнеевой прозвучал в 1998 году. Но опера прекрасно понимали, что закоренелых наркоманов так просто на путь истинный не наставить. И они оказались правы. Всего два года спустя в квартире Любы вновь появились люди в форме. Проведённый обыск позволил сделать вывод о том, что Махнеевы с криминальным предпринимательством завязывать не спешили. Опий-сырец «в особо крупных размерах», уксусный ангидрид, необходимый для изготовления наркотика, и другие доказательства совершения преступления вновь привели Любовь Ивановну в камеру предварительного заключения.
Потом был новый суд, где родственники – железногорцы, кстати - опять пытались давать Махнеевой самые лучезарные характеристики. «Прекрасная мать, с которой нужно брать пример» (! – Авт.) – такими словами говорил о преступнице муж её старшей сестры, Валентины. Сама же Валентина Ивановна стала законной представительницей несовершеннолетних отпрысков Махнеевой. И потому имела прекрасную возможность всячески затягивать не только следствие, но и судебный процесс. Что, собственно говоря, и делалось ею с усердием, заслуживавшим лучшего применения.
Игры с законом зашли так далеко, что милиции пришлось возбудить ещё одно уголовное дело. На сей раз уже против не в меру ретивой старшей сестрицы. Которая, противодействуя следствию, отказалась знакомиться с материалами обвинения. При этом дама так шуранула следователя сосновоборского ГОВД Галину Абляеву в её кабинете под номером 210, что та упала и ударилась спиной об угол письменного стола, получив при этом телесные повреждения. Вы только представьте себе эту картину. Свидетельница, проходящая по делу о наркоторговле, бьёт следователя прямо в служебном помещении. Фантастика! Криминальный боевик какой-то!
Естественно, Валентине Ивановне тут же инкриминировали ст.318 ч.1 УК РФ, т.е. «применение насилия в отношении представителя власти». Максимальная санкция по этой статье, чтоб вы знали – до пяти лет лишения свободы. Сёстры-разбойницы вполне могли бы отправиться топтать одну зону, но тут старшей несказанно повезло. Госдума объявила амнистию. 20 июня 2000 года старший следователь прокуратуры Сосновоборска Юрий Убык дело об избиении сотрудника милиции прекратил.

 

ТАЙНА СТАНОВИТСЯ НЕСТЕРПИМОЙ

Нюанс. Амнистия не является реабилитирующим основанием, т.е. фактически она лишь освобождает преступника от наказания, коль скоро совершённое им деяние не считается в обществе слишком уж тяжким. Если вы попали под амнистию, но не считаете себя виновным, вы вправе требовать суда. В этом случае амнистия на вас не распространится. И ежели суд вас оправдает, то биография ваша будет совершенно чиста. Зато если суд всё же объявит вас преступником, тогда, увы, отвечать придётся по всей строгости закона.
Я это вам рассказываю вот почему. Как правило, право на амнистию не используют только те люди, которые надеются или даже уверены, что выиграют суд. Все прочие клиенты Фемиды известие о прощении прегрешений встречают с радостью. Ибо обвинительный приговор без прилагающегося срока заключения, согласитесь, выглядит куда менее устрашающим. Вот и наша Валентина Ивановна, согласившись с амнистированием, по сути признала себя виновной. И не понесла заслуженного наказания исключительно по мягкосердечию депутатов Государственной Думы России.
Но мы отвлеклись от основной линии нашего повествования. Итак, младшей сестре повезло гораздо меньше. Суд вполне критически отнёсся к показаниям свидетелей, утверждавших, что Любовь Махнеева своих детей пичкала дурью исключительно в воспитательных целях. 14 апреля 2000 года наркоторговка была осуждена по ст.228 ч.3 и ст.150 ч.4 УК РФ. В переводе на обычный язык это означает: за незаконный сбыт наркотических веществ, неоднократно, в крупном размере, а также за вовлечение несовершеннолетних Натальи и Дениса в преступную деятельность.
Махневой дали восемь лет, плюс реальным стал прежний, условный срок. О завершении процесса отрапортовало кабельное телевидение Сосновоборска. Наркопритон на улице Энтузиастов прекратил своё существование. И вот тут-то в нашей истории и начинается самое интересное. Отпрыски криминальной мамаши каким-то чудом переселились на ПМЖ в закрытый Железногорск, словно своих наркоманов у нас не хватало. Больше скажу. Щедрая городская администрация выделила им квартиру из переселенческого фонда, в доме №3 по ул. Саянской. А в декабре 2004 года сюда же подтянулась и освобождённая условно-досрочно Любовь Ивановна!

 

КРИМИНАЛЬНАЯ СЕМЕЙКА

Не буду больше вас интриговать. Когда сосновоборские милиционеры изымали в наркопритоне Махневых опий-сырец, там же присутствовали упомянутые выше старшая сестра Любы и её муж, жители ЗАТО. Фамилия их отлично известна железногорцам. Вы, наверное, уже догадались, о ком речь? Верно. Человек, который рассказывал в суде о мнимых достоинствах наркоторговки – это Анатолий Ульянович Тубольцев, исполняющий обязанности главы Нашгорода. Его супруга Валентина, соответственно, есть родная сестра осуждённой Махнеевой. Эта драчливая дама ныне трудится главным специалистом отдела по землепользованию Серого дома.
Теперь всё становится на свои места, не правда ли? Понятно, почему так легко прописали в Нашгороде Елену, Наталью и Дениса Махнеевых. Понятно, почему Елену Рубеновну с мужем Русланом заселили в квартиру из переселенческого фонда по сомнительному ходатайству из… Балчуга, где у них, якобы, совсем развалилась избушка. Наконец, понятно, отчего так легко заехала в Нашгород криминальная мама Люба, едва отсидевшая половину срока. Непонятно здесь только одно: случайно ли в программе кандидата Тубольцева отсутствует борьба с наркоманией. Может быть, он точно знает, что наркоторговцы крайне редко завязывают со своим прошлым? Или всё еще проще, и самозваный «отец города» является вульгарной «крышей» для преступников? В конце концов, на какие деньги намеревается Анатолий Ульяныч построить сразу два особняка – один в Додонове, возле «Вихря», а второй за Дворцом пионеров? Не на муниципальную же зарплату…
Мораль моралью, а о деньгах, как вы понимаете, мы упомянули не зря. В качестве яркого примера того, как тандем супругов Тубольцевых «работает» с городским бюджетом, я расскажу вам ещё одну историю. Слушайте и учитесь. Два года назад в Нашгороде состоялся конкурс на право рекультивации земельного участка, расположенного в районе УЭС «Сибхимстроя». Точнее, состоялся не конкурс. Валентина Тубольцева (главный специалист отдела, помните?) просто запросила ценовые котировки у трёх фирм: ООО «Алмаз», ООО «Железногорскэнергоресурс» и ООО «Росстрой». Сравнив названные ими цифры, победителем признали «Железногорскэнергоресурс» (далее «ЖЭР» - Авт.). С ним администрация заключила договор стоимостью почти 200 тысяч рублей. Каковые деньги, по имеющейся информации, попали прямиком в руки криминальных структур.

 

СПРАВКА «УРАН-БАТОРА»

Истоки организованной преступности в Железногорске (с большой степенью условности, ясное дело) можно отыскать в деятельности красноярского вора в законе по кличке «Петруха», т.е. Бахтина Александра Ивановича. К середине 90-х в банде «Петрухи», которая базировалась в ресторане «Север» краевого центра, насчитывалось примерно 150 активных боевиков.
Основными направлениями «работы» Бахтина являлись рэкет, мошенничество, проституция, торговля металлом, наркобизнес и кое-какие финансовые операции. Под его контролем находились «Яр-банк», банк «Радуга», фирмы «Краслесинвест», «Енисейлесинвест», стоянки, заправки, автосалон «Ваш Выбор», и т.д. По некоторым данным, организация «Петрухи» контролировала также восемь самостоятельных преступных групп-бригад и имела совместный с ними «общак» (воровской и фраерский). Конкретно в г. Красноярске ОПГ Бахтина поддерживала тесные связи с бригадой Октая Ахмедова, а через него – с группировкой Анатолия Быкова.
Имелись у «Петрухи» устойчивые связи и в патриархальном Красноярске-26. Здесь его интересы представляла ОПГ «Кондрата». Валерия Ростиславовича Кондратова, 1963 г.р., дважды судимого к тому моменту. В 1992 году «Кондрата» на воровской сходке «поставили на положение» - как временно исполняющего обязанности «вора в законе». Однако к середине 90-х Кондратов стал наркоманом, потерял ногу и – вместе с ней - всякое влияние на подрастающую братву. На смену ему пришла т.н. ОПГ «Три хохла». Но тоже ненадолго. Серия заказных убийств 1994-1995 годов послужила поводом для масштабного следствия. Дело взяла на контроль администрация президента России. В 1998 году десять активных членов ОПГ были осуждены к длительным срокам лишения свободы.
За время следствия на смену «трём хохлам» пришли новые «авторитеты». На руинах разгромленных и распавшихся банд свою бригаду создал ранее судимый Павел Иванович Корчагин, 1971 г.р. Чуть позже из спортсменов-качков собрал собственный «кружок по интересам» Илья Юрьевич Гордеев, 1974 г.р. Эти две команды на протяжении нескольких лет делили сферы влияния в ЗАТО. И та, и другая вроде бы пользовались в городе покровительством весьма заметных и влиятельных людей. Затем, по извечной криминальной традиции, в банде Корчагина начался разлад.
Своё «дело» решил завести бывший боксёр Дмитрий Александрович Корольков, 1970 г.р., судимый. До определённого момента у них с Корчагиным особых разногласий не было. Паша и Дима были знакомы ещё до отсидки (вместе «катали»). Да и потом общие интересы сближали их. Супруга Королькова трудилась, к примеру, бухгалтером в фирме «Палома», зарегистрированной Натальей Корчагиной в декабре 1997 года по юридическому адресу Ленинградский проспект, 35. Корчагина же в ООО «Палома» была и директором…
Однако всё хорошее рано или поздно кончается. Корольков стал посматривать на сторону. И однажды на улице его «приняли» милиционеры и нашли… газовый пистолет. Поговаривали, что сесть Королькову помогли бывшие друзья. На его, мол, территорию метил личный водитель Корчагина Павел Валерьевич Макаров, 1980 г.р., судимый. Впрочем, и тут долгой дружбы у братков не вышло. Макаров и Корчагин вскоре разбежались по разным углам. В 1999 году группировка начала разваливаться. Макарова арестовали в Москве, но через месяц отпустили. Огромное, многоэпизодное уголовное дело в суде развалилось не без помощи адвоката Югана Кринберга, бывшего прокурора в/ч 9390. Макарова судья Иван Денисенко и вовсе освободил от уголовной ответственности.
Пока бывшего «водилу» таскали на допросы, Корчагин попытался легализовать свой «бизнес». Он учредил некую Ассоциацию независимого бокса, которая должна была показать властям, что Павел Иванович с преступным прошлым завязал. Однако избавиться от уголовных привычек оказалось куда как непросто. 13 июня 2000 года Корчагин с супругой попал в Красноярске в ДТП на своей белой «девятке». Сам он уцелел, но жена угодила в больницу. В расстроенных чувствах Корчагин с неким Штылыком Романом Анатольевичем, 1970 г.р., судимым, устроили форменный погром в баре «Караоке», что на Ленинградском проспекте. (Ребятам не понравилось, как их обслуживали.) Усмирить буянов смогли только специально вызванные наряды ОВО и ППС.

 

ЗНАКОМЫЕ ВСЁ ЛИЦА

Но вернёмся к нашим баранам. Немного о странностях, коими с самого начала изобиловала сделка, о которой у нас шла речь немного выше. Во-первых, у «ЖЭР» не имелось лицензии на проведение строительных работ. К участию в конкурсе данная фирма не могла быть допущена по определению. Не было у неё и материальной базы для выполнения поставленной задачи. По сведениям из вполне компетентных источников, директором фирмы числился явно подставной человек, алкоголик, проживающий на «бичёвской» квартире, который плохо понимал, что происходит вокруг. Но зато сама фирма входила в сферу влияния одного из преступных сообществ Нашгорода...
Тем не менее договор с «ЖЭР» был согласован правовым управлением Серого дома и управлением экономического развития. Говорят, правда, что у начальника УЭР сей документ вызвал некоторые сомнения. И он пошёл к Тубольцеву, чтобы пояснить: стоящие на Красноярской улице железнодорожные вагоны сами по себе есть большая материальная ценность. В городе полно фирм, которые будут землю носом рыть вообще без оплаты, только за возможность «оприходовать» этот дорогостоящий металл. Да ещё доплатят разницу в бюджет. Однако Тубольцев посоветовал чиновнику «не углубляться в вопрос и согласовать смету».
Сказано – сделано. Договор заключили 17 февраля 2003 года. Курировать его от отдела по землепользованию был назначен ведущий специалист Радий Галкин. Чем примечателен сей господин? Ранее он трудился в управлении механизации и автомобильного транспорта треста «Сибхиммонтаж», т.е. находился в непосредственном подчинении Тубольцева. В конце 2004 года, после разразившегося скандала, Ульяныч поставил Галкина рулить городским кладбищем, вместо засветившегося «племянника», Андрея Игоревича Хотенко. Впрочем, фактически власть на погосте осталась прежней. Могилы там теперь роют солдатики из в/ч 3377. Вероятно, в рамках провозглашённого Тубольцевым усиления режима безопасности ЗАТО…
Чем же занялся куратор в первую очередь? Ни за что не угадаете! Поскольку договор не мог быть исполнен в принципе, в тот же день, 17 февраля, свою головную боль «ЖЭР» переложил на фирму «РемИС». (У тех и лицензия соответствующая имелась для выполнения работ, и техника.) И вот что любопытно - с бумагами в «РемИС» от имени «ЖЭР» приходил как раз Р.Галкин. Что позволяет нам сделать весьма неприятный вывод: он отлично знал о том, что заключённый с «ЖЭР» договор есть обычная фикция. Но не воспрепятствовал его заключению, а напротив, содействовал осуществлению этой аферы.
Дальше просто. В качестве оплаты фирме «РемИС» достался один вагон из подлежащих вывозу. Куда делись остальные, неизвестно. Деньги же со счёта «Железногорсэнергоресурса» снял видный деятель одной из местных криминальных группировок. Выводы о степени заинтересованности в этой махинации первого вице-мэра Железногорска и его супруги можете делать сами. Как мне сказали по большому секрету в Сером доме, надеяться на возврат этих денег, мягко скажем, наивно. И, ежели судить по последним дням мэрских выборов, так оно и есть. Прямиком в день голосования в штаб Баховцева стали поступать сообщения о том, что некие хлопцы рассекают на джипах по городу и пытаются организовать подкуп избирателей (т.н. «технология карусели»). Номер одной из машин удалось отследить. Она оказалась записана на Дмитрия Королькова. Кольцо замкнулось. В связи с этим я и прошу правоохранительные органы считать данный материал официальным заявлением о возможном факте хищения бюджетных средств, осуществлённом группой лиц по предварительному сговору. Вот, собственно, и всё.
Р.S. Не прокатил номер, увы! Прокуратура наша героическая сделала вид, что читать не умеет. Не в первый раз, конечно. Но всё равно обидно…

***

«Уран-Батор», март 2005 года:
«Слив компромата на преемника Катаргина начался практически сразу же после его скандального воцарения в Сером доме. Там было много всяких историй, но одна напрямую увязывала первого вице-мэра с криминалом. Речь в ней r шла о деятельности отдела по землепользованию городской администрации. Это подразделение с некоторых пор стало в узких кругах осведомлённых лиц настоящей притчей во языцех. Главным специалистом отдела Тубольцев поставил свою жену, Валентину Ивановну. Руководить конторой поручено было супруге заместителя председателя городского Совета Валентина Щукина – Валентине Алексеевне. Наконец, именно здесь, по странному стечению обстоятельств, оказалась трудоустроена бухгалтером спутница жизни начальника ОБЭП УВД Железногорска Сергея Бруданина – Марина Михайловна. Представительная команда получилась, короче говоря.
Почему именно эта структура подверглась нашествию руководящих жён? Возможно, это чистая случайность. А возможно и нет. Давайте пролистаем акт ревизии, проведённой специалистами контрольно-ревизионного отдела ГорФУ Серого дома в январе 2001 года. Точнее - наиболее интересные его моменты. Итак, при выборочной проверке целевого использования средств от налоговых и арендных платежей за землю в 1999-2000 годах в отделе по землепользованию было установлено:
а) по инвентаризации земель ЗАТО:
- договоры на проведение инвентаризации заключались, в основном, с ТОО «Гея» в лице директора Москалишина В.С. (персонаж недавнего скандала с незаконным строительством кланом А.Тубольцева особняка в районе базы «Вихрь»). В этих договорах не были заложены штрафные санкции за неисполнение обязательств, по сроку исполнения договора. (Естественно, сроки исполнения обязательств нарушались.) Все договоры были заключены без согласования с правовым управлением администрации. Сметы их стоимости не проверялись заказчиком при определении «цены» договора.
б) по социально-инженерному благоустройству территории ЗАТО:
- по договору от 15.12.99г. подрядчику – ООО «Железногорское управление сельского хозяйства» в лице небезызвестного Бривкальна А.К. - был перечислен миллион рублей на инженерное обустройство территории п. Додоново, в районе свинокомплекса. При этом оказалось, что в договоре нет перечня работ, объёмы якобы выполненных работ документально не подтверждены, сроки предоплаты необоснованно завышены;
- по договору от 15.12.99г. подрядчику - ЗАО «ЭКО-М» в лице Джунько П.М. – было перечислено 3,2 млн рублей на создание цеха вермикомпостирования для утилизации осадков сточных вод. Однако ничего сделано не было. И это не удивительно: в договоре вновь отсутствовали штрафные санкции за неисполнение обязательств. За проволочки фирме ровным счётом ничего не грозило;
- по договору от 15.12.99г. ч/п Ершову было перечислено 500 тысяч рублей на благоустройство прилегающей к клубу в п. Додоново территории. При этом факт оплаты им 115 тысяч рублей за изготовление проектно-сметной документации в установленном законом порядке подтверждён не был;
- по договору от 28.12.99г. ч/п Дранишникову В.В. на обустройство земельного участка в районе горсвалки под пункт приёма макулатуры были перечислены 50 тысяч рублей. Здесь ревизоры отметили совершенно уже вопиющий факт: бюджетные средства были использованы на создание объекта, не являющегося муниципальной собственностью;
- по договору от 24.06.99г. (срок действия договора и стоимость его не были определены) подрядчик - СПАО «СХС» в лице Кияева В.М. - построил гаражи, 13 штук, в рамках благоустройства территории, прилегающей к налоговой инспекции. При этом соответствие выполненных строительно-монтажных работ их сметной стоимости не было подтверждено подписями инженеров-сметчиков УКСа администрации. Таким образом, можно было говорить об имевшейся «переплате» в размере 132 тысяч рублей. Ну и кроме того, четыре гаража из заложенных в собственность муниципалитета не вошли. Они достались «Сибхимстрою». За бюджетные, напомню, деньги.
в) по программе поддержки садоводства:
- МУП «КБУ» заключило с отделом по землепользованию в 1999 году договор сроком на год, без определения стоимости. КРО ГорФУ провёл выборочную проверку использования затраченных средств (в размере 1 млн рублей) и резюмировал: «проверить достоверность предъявленной к оплате стоимости работ строительных механизмов не представилось возможным». Далее. В 1999-2000гг с текущего бюджетного счёта было оплачено трём частным фирмам за насосы ЭВЦ, устройства для забора воды 130 тысяч рублей. Но факт их реального приобретения документально был никак не подтверждён.
г) расходы на повышение плодородия почв:
- по договору от 15.11.99г (стоимость договора не определена) ООО «Муссон» в лице Князева В.А. (ныне депутат горсовета, председатель комиссии по собственности – Авт.) получило 1 млн 560 рублей на поставку удобрений для ПСХ «Енисей». В договоре вновь не были обозначены объёмы предполагаемых поставок и штрафные санкции. Сроки исполнения договора были неоправданно завышены. И, как следствие, обязательства свои «Муссон» исполнил не в полном объёме. Разница составила 143 тысячи рублей. В минус, естественно. А кроме того, почти полмиллиона оказались перечислены «Енисею» без всяких на то оснований. И так далее, и тому подобное.
Короче говоря, по состоянию на 1 октября 2001 года просроченная дебиторская задолженность отдела по землепользованию составила 7,61 млн рублей. Из них 5,89 миллиона были долгами просроченными и числились за ООО «Железногорское управление сельского хозяйства» (1 млн рублей), ООО «Компания «Муссон» (миллион с копейками), ч/п Ершовым (500 тысяч), ЗАО «Гея» (192 тысячи), ЗАО «ЭКО-М-1» (3,2 млн). При всём при том проверить реальность даже указанных цифр ревизоры не смогли. Никому в отделе и в голову не приходило проводить с должниками взаимные сверки, и тем более пытаться взыскивать с них долг.
Год спустя специалисты КРО ГорФУ установили, что данные годовой инвентаризации отдела по землепользованию оказались «несопоставимыми с данными бухгалтерского учёта на сумму 7,69 млн рублей». Нарушения отмечались по организации материальной ответственности за сохранность имущества. Приводились факты необоснованного списания имущества. И всё такое прочее. Разумеется, в таком бардаке надо было срочно наводить порядок. Тут-то и стали подтягиваться в отдел упомянутые выше дамы. Но изменилось ли там хоть что-нибудь с их приходом?
Ну, конечно, изменилось! От сомнительных сделок отдел под патронажем двух Валентин – Щукиной и Тубольцевой - перешёл к сделкам практически криминальным».

Исполняющему обязанности
главы администрации ЗАТО г. Железногорск
А.У. Тубольцеву
от гражданина В.В. Стародубцева

 

Уважаемый Анатолий Ульянович!

Убедительно прошу Вас прекратить гонения и издевательства которому в последнее время за свои взгляды по защите городского озера, подвергается мой отец Василий Алексеевич Стародубцев 1932 года рождения, приехавший в город в 1949г.
По Вашему личному указанию 18 сентября 2003г. к месту его проживания на ул. Озерная прибыла группа специалистов земельного комитета и управления градостроительства городской администрации, которым вдруг в срочном порядке было приказано проверить документацию на отведенные земельные участки и провести замеры существующих построек на земельном участке  моего отца: построенного более десяти лет назад гаража, три года назад забора. Приехавших работников отец и мой брат обнаружили случайно, когда увидели, что неизвестные люди даже не представившись с рулетками в руках и какими-то бумагами производили многочисленные замеры, не найдя необходимым сообщить отцу, как владельцу построек,  о необходимости  срочной проверки. У других соседей таких проверок не проводилось. В связи с происшедшим  22 сентября 2003г. отец побывал у Вас на личном приеме по этому вопросу.
Спустя два дня 24 сентября 2003г. к отцу приехали участковый уполномоченный УВД, капитан милиции А.В. Пудовкин и человек в гражданском представившийся его начальником, который пригрозил: " После моего выхода из отпуска я разберусь с ТОБОЙ(!) и ТВОИМ(!) сыном, и ТЫ(!) отсюда съедешь".
После прямых угроз и грубого обращения ветеран города, Российской Федерации и просто пожилой человека, мой отец Стародубцев В.А. 30 сентября 2003г. был госпитализирован в реанимацию городской больницы с диагнозом: Ишемическая болезнь сердца. Обширный инфаркт миокарда.
Маме, Стародубцевой Зое Сергеевне, 1933 года рождения, 26 и 30 сентября в связи с сердечными приступами приходилось дважды вызывать скорую медицинскую помощь.
Уважаемый Анатолий Ульянович!
Призываю Вас к благоразумию и считаю  Вас виновным в том, что довели отца до такого состояния. В случае продолжения гонений на моего отца буду обращаться в российские и международные организации по защите прав человека.

 

Стародубцев В.В. 06.10.2003г.

 

 

***

 

Руководителю отдела УФСБ по Красноярскому краю в г. Железногорске
Кривенко В.М.
Заместителя главы администрации г. Железногорска
Мерхалёва Сергея Владимировича
ЗАЯВЛЕНИЕ

28 декабря 2004 года около 16 часов в мой служебный кабинет в администрации г. Железногорска пришёл Тубольцев Анатолий Ульянович, который в ультимативной форме предложил мне отказаться от поддержки на предстоящих выборах кандидата Моргуна В.Н.
В случае отказа от его условий, Тубольцев открыто угрожал причинить мне очень большие неприятности в ближайшем будущем.
Угроза с его стороны была реально выражена. Опасаясь за своё здоровье и возможные провокации по моей служебной деятельности, я прошу Вас принять меры к недопущению противоправных действий со стороны Тубольцева.
Учитывая моё и Тубольцева служебное положение, его угрозы могут быть исполнены в области служебной деятельности, что может повлечь дестабилизацию работы администрации города. Поэтому прошу рассмотреть мое заявление в отделе УФСБ г. Железногорска, не передавая его в УВД г. Железногорска.

29 декабря 2004 года.

 

 

***

И ещё одна цитатка, с сайта Сергея Афонина «Атомрад». Написано это было в момент избирательной кампании, поэтому текст остался анонимным:

О деятельности Тубольцева в МСУ-53 могли бы, да некому, рассказать работники этого управления.
Мы остановимся на его трудах в качестве зам. главы администрации с июня 1999 года до января 2002 года, и далее, когда Катаргин назначил его первым заместителем главы администрации.
АУТ пришел на место Базая, которому надоело стучать пустыми ведрами у административного ручья, напрягать братьев-муниципалов он не рискнул, не те отношения с Катаргиным, и он решил вернуться к родной полноводной речке под названием Энергоуправление, где и черпать не надо, надо только часто-часто подставлять ведро. В то время коммунальными предприятиями руководили опытные директора Советских времен: ГЖКУ – Коробейников; КБУ – Лощинский; Энергоуправление – Базай; ПАТП – Захаров; Горэлектросеть – Баховцев. Управление предприятий городского хозяйства возглавлял Дектярев. Эта система жизнеобеспечения города выдержала Кретова, усилилась при Воротникове и нормально работала при Катаргине. Если к коммунальным предприятиям добавить управление жилищного фонда, архитектуру и отдел землепользования, то этим жирным куском в администрации рулил АУТ в качестве заместителя, а затем первого заместителя. Это Вам не гараж в МСУ-53. И АУТ начал давить из муниципалов и частников для себя и нужных людей. Свадьбу дочери он отпраздновал в городском музее с приглашением руководства города и артистов местного балета. Свое 50-летие он праздновал на базе МЧС с фильмом о себе любимом и со школьниками 5-6 классов, танцевавших перед сотней полупьяных дядей и тетей. Своего сына он сделал зам. директора ПАТП и пытался сделать директором, но Катаргин не позволил. Какие чудеса он натворит, став Главой ЗАТО, трудно вообразить, но мало не покажется. Можно с уверенностью предполагать, что сын возглавит ПАТП, а дочка правовое управление администрации.

«СГ-26», январь 2005 года.

«ГЕРОЙ» НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Жизнеописание бывшего первого заместителя главы администрации ЗАТО Анатолия Тубольцева - не совсем праздничное чтиво, конечно. Но что делать?

 

НЕМНОГО ИСТОРИИ

В одном из декабрьских телеэфиров г-н И.О. позволил себе два странных заявления. Во-первых, сообщил публике, будто всё то, что про него сейчас пишут, суть ложь и неправда. А во-вторых, очень искренне удивился: чего это его средства массовой информации прежде не трогали, а тут - точно проснулись!
Насчёт «неправды», полагаю, речь шла о материале про кладбищенский беспредел, устроенный ставленниками Тубольцева. Больше-то никакой фактуры про Ульяныча со присными в последнее время действительно не публиковалось. А с другой стороны, про «два-три-четыре года» я бы говорить поостерёгся. Память коротка у кандидата. Личность первого зама Катаргина всегда притягивала к себе журналистский интерес. Дело другое, что на фоне хозяина Тубольцев выглядел сущим карликом. И потому его частенько откладывали на потом, даром что материал какой-то время от времени появлялся. И весьма скандальный материал, позвольте заметить.
Возьмём для примера газету «Новая Девятка» как раз четырёхлетней давности. В статье Елены Кудымовой «Не ко двору» там рассказывалось о «зачистке», устроенной Серым домом в муниципальном директорском корпусе. Конкретно о том, как, цитирую, «25 сентября вице-мэр Анатолий Тубольцев вызвал «на ковёр» директора КБУ Николая Лощинского и предложил ему по-хорошему написать заявление об уходе по состоянию здоровья». Откровенно предупредив: «Если не будешь рыпаться и напишешь заявление – дадим тебе должность сменного мастера в ГЖКУ. Будешь сопротивляться – нигде не устроишься!»
Очень интересно звучат те слова Тубольцева в свете его нынешнего позиционирования в ранг «крупного хозяйственника», не находите? Не только Катаргин, оказывается, расчищал для себя финансовую деляну. Не только Андрей Васильич седлал муниципальные финансовые потоки. В его тени шустрили, как могли, и его замы. Тубольцев, стремительно двигавшийся вверх, на замену Якушину, тоже пытался всюду расставлять своих людей. И вы посмотрите, как чётко разработан был нынешний властный кризис уже четыре года назад!
«Предвыборный сценарий расписан по ролям, - прикидывает Е.Кудымова. -  Летом 2001 года Катаргин подаёт в отставку. И.о. назначается первый зам, которым станет Тубольцев. А там уж Анатолий Ульяныч сделает всё, чтобы до февраля, когда состоятся выборы, создать себе в глазах народа положительный имидж градоправителя, имея при этом гораздо больше возможностей и рычагов (с такими-то полномочиями!), чем у соперников. Вот и пытается прикрыть свои тылы уже сегодня будущий наместник».

 

СВОЙ СВОЕМУ ПОНЕВОЛЕ БРАТ

Как видим, если не обращать внимание на дату, всё остальное реализовано Катаргиным и Тубольцевым в точности по сказанному. Ну а расхождение во времени тоже легко объяснимо. И двухтысячный, и две тысячи четвёртый годы для Серого дома были крайне неудачными. С ними связаны были самые громкие уголовные дела в отношении Катаргина: сначала по инвестиционной зоне, затем – по деньгам «Мехмаша».
Немудрено, что в критические моменты мысли об отставке и отъезде посещали градоправителя довольно часто. Ну а раз так, то личность преемника становилась ключевым вопросом. Тылы нужно было оставлять крепкими, чтоб не случилось какой «измены». И Тубольцев, очевидно, соответствовал этой роли куда точней, нежели Якушин. Вероятно, с Катаргиным их связывали более серьёзные дела. Даже более серьёзные, нежели уголовные.
Но вернёмся к снятию с должности директора КБУ. «Предприятие откровенно «гнут», - сообщил корреспондентке Николай Лощинский незадолго до увольнения. – Во-первых, администрация накопила на сегодня долг перед КБУ в размере 5,4 млн рублей. Я многим должен и, значит, зависим. Например, должен «Волхову» миллион за бензин. (Бывший директор «Волхова» Васин вскоре сменит Лощинского в кресле руководителя КБУ – Авт.) Ну а во-вторых, наши традиционные работы администрация вдруг стала отдавать на сторону. Уменьшаются объёмы работ – уменьшаются и показатели. И уж если откровенно, то заказы мы стали терять с приходом в администрацию Тубольцева».
Совсем другой образ «хозяйственника» и «хранителя города» получается, правда? Не очень совпадающий с нынешней рекламой. Впрочем, для бывших работников УМиАТ, где одно время командовал Тубольцев, ничего удивительного здесь нет. Однако ЗАО «МСУ-53» – тема для отдельного разговора. А мы пока вновь вернёмся к материалу Е.Кудымовой в «Новой Девятке». «Что касается муниципальных заказов, то их действительно стали получать частные компании, - отмечает журналистка. - К примеру, «Пиком», руководитель которого Макаренко, поговаривают, на короткой ноге с самим Анатолием Ульяновичем».
Что за отношения образовались у вице-мэра с директором ЗАО «Деймос», АОЗТ «Салют», ООО «Макви-торг» и «Пиком» Юрием Макаренко, хотелось бы услышать от самого Тубольцева. Для пущей объективности. А то опять напишем «неправду и ложь», как в истории с кладбищем…

 

СЕМЕЙНЫЙ ПОДРЯД

В Сером доме у нашего героя за годы работы под Катаргиным сложилась довольно забавная репутация. Едва патрон удалялся за пределы ЗАТО – а случалось это часто – как зам начинал руководить городским хозяйством по своему усмотрению. Так что прочим подчинённым Катаргина оставалось лишь сопеть в две дырочки. И жаловаться шефу по его возвращении из очередного отпуска в Минфине. Катаргин первого зама за «косяки» особо не журил, но и воли большой ему также не давал. Тем не менее, достижения Анатолия Ульяныча на ниве муниципальной службы весьма заметны.
Начнём с того, что супруга вице-мэра стала главным специалистом отдела по землепользованию администрации ЗАТО. Хотя прежняя карьера Валентины Ивановны – соучредитель ООО «Башмачок» (1993 год) и ООО «Сибшина» (1998 год) – таких тенденций вроде бы не демонстрировала. Двинулся покорять муниципальные вершины и сын Анатолия Ульяновича, Анатолий Анатольевич, 1977 года рождения. Поруководив немного прокатаргинской фирмой «Сиббиотех» (юридический адрес - Октябрьская, 19), он оказался вдруг на стульчике заместителя МУП «ПАТП» по экономике. Злые языки при этом утверждали, что папа намеревался двигать ребёнка и дальше, но карьере вновь помешал Сам. Всякому, мол, овощу своё время.
Несколько в стороне от этого праздника жизни оставалась дочь Анатолия Ульяновича, Ольга, 1982 г.р. Но на её плечи, как мы с вами уже знаем, со временем возложили благородную функцию контроля за финансовыми потоками на городском кладбище. В принципе же знатоки пророчат Ольге Анатольевне уютное кресло руководителя правового управления Серого дома - не прямо сейчас, конечно, а после победы Тубольцева на выборах. Скорее всего, не будет обижена чинами и почестями и прочая многочисленная родня Ульяныча. Он – человек широкой души. А магазинов на всех в городе не хватит…
Теперь несколько слов непосредственно про самого Тубольцева. После УМиАТа и Совета директоров МСУ-53 в администрации ему, судя по всему, очень понравилось. Надрываться на работе нет нужды: отлаженный механизм городского хозяйства функционирует как часы. Помимо муниципальных предприятий Тубольцеву перепоручили контроль над управлением муниципального жилищного фонда, землепользованием (уж конечно!) и архитектурой. Выделение жилья, участков, согласование застроек и реконструкций - отсюда, вероятно, и пошла его нынешняя кличка «Ульяныч-Десять Процентов».

 

ГАРАЖИ И ГОРОЖАНЕ

В мае 1999 года Тубольцев стал вице-мэром. После переизбрания Катаргина на второй срок – получил повышение. Полагаю, весьма поучительно будет посмотреть, как менялось имущественное состояние нашего героя в эти годы. А оно менялось, уж поверьте. От обычного начальничка среднего звена Ульяныч подрос до заметной фигуры, справляющей собственный «полтинник» на базе МЧС, а свадьбу дочери – в городском музее, с балетом и школьной самодеятельностью. Как всё это увязывалось с конкретными и совсем не запредельными окладами семейки муниципальных служащих, хотелось бы знать?
С давних времён и по сей день основной базой жительства клана Тубольцевых является обычный жилой дом по ул. Саянской. Там, в двух соседних квартирах, были прописаны сам Анатолий Ульяныч, его дети и супруга. Ныне, насколько нам известно, эта муниципальная жилплощадь объединена в один пятикомнатный «люкс», а уж кто конкретно там живёт, не столь важно. Важно другое. Летом 2001 года Валентина Тубольцева обзавелась трёхкомнатной квартирой на ул. 60 лет ВЛКСМ. По нашим сведениям – за довольно скромную цену. Почему? А потому что в истории данного дома отметились пресловутая фирма «Модус» и не менее известный в городе «Муссон» г-на Князева. Эти ребята сумели быстро договориться о взаимовыгодном сотрудничестве…
С 2002-2003 года в личной собственности первого вице-мэра находятся два гаража с общей площадью под сто квадратных метров. Для директора гаражного кооператива «Энергетик» это вроде бы и не очень много, правда? Но ещё по гаражику имеют его сын (32 кв.м. – с 2000 года) и дочь (30 кв.м. – с 2001 года). Итого, стало быть, четыре. На две зарегистрированных в «семье» иномарки. Кстати, с одной из них, Honda CRW, произошла как-то престранная авария. Которую страховая компания, как рассказывают, охотно списала на… МУП «ПАТП»!
Ещё в собственности семейства Тубольцевых с 2000 года находится земельный участок размером в 15 соток. И на этом официальная часть декларации как будто заканчивается. Но только «как будто». Потому что дальше начинается самое интересное – имущество, не существующее на бумаге, но более чем реальное в жизни. Совсем как особняк бывшего мэра Катаргина, к примеру. Который сколько ни строили, в эксплуатацию сдать никак не удавалось. И, стало быть, считать его недвижимостью, с юридической точки зрения, было нельзя. Обычная практика для немного поумневших российских чиновников, ожидающих ночного стука в дверь и приглашения «с вещами на выход».

 

МИРАЖИ БЛАГОПОЛУЧИЯ

Если вам нужно построить гараж или, там, скромный дворец, но не хочется засвечивать своё в этом процессе участие, на помощь приходят отработанные технологии. На земельном участке, выделенном гаражному кооперативу под застройку, располагаются заведомо подставные люди. Хотя бы и вообще бомжи какие-нибудь. Со временем вы с удивлением обнаруживаете эти самые рукотворные непонятки. И меняете мифического застройщика на себя, любимого. Если, конечно, у вас хватает административного ресурса на подобный фокус-покус.
Таким (или примерно таким) образом клан Тубольцевых обзавёлся, минимум, ещё четырьмя гаражами. Один из них располагается под боком у городской прокуратуры. Здание это – склад вообще-то - хитроумным финтом уведено было летом 2003 года из муниципальной собственности и затем, при содействии ГЖКУ, приватизировано на четырёх человек за 60.000 рублей. Да-да, вы не ошиблись. Четыре тёплых гаража в самом центре города обошлись новым владельцам всего в 60 тысяч. Кто же эти люди? Сподвижник Катаргина Н.Матеров. Бывший начальник ГЖКУ В.Коробейников. Плюс ещё два гражданина – Егоров и Кузякин, которые, по нашим сведениям, в действительности представляют там интересы первого вице-мэра, а также начальницы КУМИ администрации.
Ещё один виртуальный гараж нашего героя пристроен при помощи бывшего начальника ГАСН Чуприкова к кооперативу в районе «Байкала». Но по-прежнему числится незавершёнкой. Такой же неоформленный гараж на Ленинградском «подарил» якобы Тубольцеву предприниматель Гецко. Имеются сведения о том, что конюшня для персонального авто первого вице-мэра пристроена и к кооперативу возле «Лагуны». Вы спросите: зачем столько? Ну-у, ребята… Это же отличное вложение капитала, понимать надо!
Однако ещё веселее обстоят дела с автостоянкой «Аврора», что в самом начале Ленинградского проспекта. Нас уверяют, что одним из застройщиков этого участка и, значит, фактическим владельцем был Анатолий Тубольцев-младший. В связи с чем это предприятие смогло начать косить с железногорцев бабки, не будучи официально принятым в эксплуатацию. Нету там, говорят, ни канализации (текут отходы с горочки прямиком в реку), ни пожарки. Зато есть блестяще осуществлённая схема по уклонению от уплаты налогов… Вот сколько интересного рассказали нам жители города всего за пару месяцев нахождения Ульяныча у власти! Правоохранительным органам копать – не перекопать.

***

 

«СГ-26», январь 2005 года.

ПРИНЦИП БУМЕРАНГА

Ни одно публичное выступление исполняющего обязанности главы администрации А.Тубольцева не обходится без упоминаний нашей газеты. Анатолий Ульяныч, видимо, считает, что это мы разрушили его мечту. Чепуха какая. Свою карьеру он разрушил собственноручно. И началось это почти шесть лет назад…

Как известно, в замы Катаргину Тубольцева рекрутировали в мае 1999-го. Чем он так глянулся Васильичу? Думаю, тот увидел в нём своё отражение. Я вам уже рассказывал, как быстро освоился в мэрском кресле «молодой и энергичный». Ну, история с продажей «Хозторгом» городу всяких железок для деревообрабатывающего завода, помните? Так вот. Примерно аналогичную эпопею, но на сей раз про господина Тубольцева, принесла нам на днях редакционная почта. Вы, может быть, слышали, как он на прошлой неделе в телевизоре хвастал, что «отстоял» деньги на закупку техники для КБУ? Теперь у вас есть уникальная возможность узнать, что с такого рода средствами происходит потом.
Итак, дорогие мои, давайте погружаться в прошлое. На дворе декабрь 1999 года. Городская администрация подписывает договор с несколькими частными фирмами на поставку для МУП «КБУ» техники и оборудования. По странной традиции тех времён в сделке присутствует официальный посредник – ещё одно муниципальное предприятие, «Центр финансового содействия «Регион». Директором его работал на тот момент Сергей Сергеев, нынешний начальник УКСа администрации. Таким нехитрым образом «Регион» наваривает на пустом месте свыше 220 тысяч рублей. За этим бдительно следит лично Анатолий Ульяныч, но ничего странного в этой схеме не видит. Пройдём пока мимо неё и мы.
Оговорённые договором поставки растягиваются аж на девять месяцев. Список закупленного впечатляет: шесть самосвалов ЗИЛ-45065, восемь тракторов, два снегопогрузчика, два снегоочистителя, прочая механизация. На общую сумму, превышающую семь с половиной миллионов рублей, включая НДС. Кроме «Региона» тут понемножечку отщипывают от бюджетного пирога УПТК СПАО «СХС» и ГХК – за транспортные услуги и разгрузку вагонов. Однако главный праздник жизни отмечают другие. По имеющимся сведениям, цены на приобретаемое имущество отчего-то существенно отличались от рыночных. В сторону увеличения, понятно.
Рассмотрим казус на парочке примеров. Уже упоминавшиеся выше самосвалы ЗИЛ-ММЗ-45065 стоили в ту пору 160 тысяч рублей за штучку. Однако в отчёте по исполнению договора между Серым домом, «Регионом» и КБУ мы видим совсем иную цифру – 202.500 «деревянных». Элементарная математика показывает, что такое «удорожание» позволило кому-то заработать на щедром железногорском бюджете сразу четверть миллиона. Пустячок, а приятно, не правда ли? Самоходные шасси СШ-25 можно было приобрести по цене в 120 тысяч, однако «Региону» показалась заманчивее другая цифра - 222.750 рублей за трактор. Если не ошибаюсь, Нашгород здесь потерял ещё 822 тысячи целковых.
Сложив все эти «подарки неизвестному другу», в итоге мы получаем 2,4 миллиона рублей. Практически треть всех истраченных денег! Не-ет, это вам не жалкие 10%, о которых говорили на ТВК. Если мы имеем здесь дело с классическим «откатом», то «откат» сей достоин книги рекордов Гиннесса своими масштабами. Ежели так переть, то и впрямь можно магазины «Чистый мир» в Красноярске открывать. Или, там, кинотеатры реставрировать. А ведь сделку эту – ещё раз подчеркну - контролировали и осуществляли два видных хозяйственника Нашгорода, Тубольцев и Сергеев. Как же странно или подозрительно должны выглядеть в этом смысле для стороннего наблюдателя её результаты! И неудивительно, что директор КБУ Лощинский не долго после этого просидел в своём кресле. На фига нужны такие свидетели?
Странно и жалко, что бумажки эти не всплыли раньше. Опять нас будут упрекать в том, что мы мочим беднягу Тубольцева. Опять будут ныть о том, что выборы – это «грязь». А это ж разве мы? Тубольцев сам себя замочил, давным-давно. А сейчас лишь получает дивиденды по старым вкладам. Вполне заслуженные дивиденды. Ну а что касается выборов, то они, конечно же, свою роль сыграли. Кто б спорил? Но я думаю, что и без них компромат на Ульяныча стал бы достоянием гласности в самом скором времени. Очень уж он всех достал.
Ну и несколько слов в заключение. Мздоимство в России – явление повсеместное. Однако 75% случаев коррупции приходится именно на муниципальный уровень власти. В среднем по России за год чиновники «берут на лапу» около 33 миллиардов долларов. Для сравнения: в 2000 году весь бюджет страны составлял $40 млрд. Кстати, в том же 2000 году за хищение денежных средств с использованием служебного положения были привлечены к суду более 10.000 российских чиновников. Игнорируя закон, они занимались коммерческой деятельностью, прямо или опосредованно участвовали в управлении разного рода структурами, словом, извлекали все возможные выгоды из своего положения. Так что не надо думать, будто безнаказанность стала в России правилом. Это не так. Всему виной - наша собственная трусость и наше безразличие.

***

 

«Прямая речь», декабрь 204 года.

ДОМ, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛ… КТО?

Анатолий Тубольцев как Дэвид Копперфилд: на арене - фокус с исчезающим и появляющимся особняком

Нынешним летом рядышком с Додоново, в районе базы «Вихрь», любопытствующие могли увидеть разворачивающееся жилищное строительство. Появилась там, знаете ли, с некоторых пор такая улочка, с поэтическим названием «Луговая». Селятся на ней люди в городе весьма известные и где-то даже уважаемые – чиновники, предприниматели, работники правоохранительных органов и просто тёмная публика. Чего ради забираются они так далеко, сразу и не сообразишь. То ли устают от шума городского, то ли природу любят страстно. А может, от людских глаз подальше прячутся? Потому что любой и каждый может спросить вдруг у владельца роскошного особняка: «Откуда это у тебя, мил-человек, такие деньжищи, при твоей-то копеечной зарплате?» И нечего будет ответить вопрошающему…
Какая причина заставила семейный клан Тубольцевых возводить родовое гнездо на «Вихре», можно лишь догадываться. Наверное, в черте города свою недвижимость им уже размещать негде. Не помещается потому что. А тут – место тихое, лишний человек просто так не забредёт. Даже журналисты, ежели прикатят со злым умыслом, сразу на виду. Участок этот в давние, почти забытые годы был объявлен служебным наделом кордона рыбоохраны. Потом, как известно, пошла-поехала в окрестностях Железногорска строительная анархия. Но даже и в этой среде Анатолий Ульяныч ухитрился выделиться.
В точности как полковник Кияев на Элке, к строительству он приступил прямиком в водоохраной зоне, не получив на это никаких разрешений и согласований. Зачем, собственно? Супруга Тубольцева заблаговременно трудоустроена в комитет по землепользованию администрации. Постановление о выделении участка Ульяныч в состоянии подписать сам. Благо, Катаргин постоянно болтается то в отпуске, то к командировке. Спорить с первым вице-мэром в управлении градостроительства никто не рискнёт. Остаётся только переоформить хозяйство на дочку (а затем и на прочих доверенных людей), сына назначить смотрящим за стройкой, и – порядок. В случае выборов комар носа не подточит. Вдруг найдутся какие-нибудь не в меру любопытствующие. Станут сравнивать муниципальные оклады со стоимостью «незавершёнки»…

Первый этаж дома уже построен. Когда потеплеет, строители займутся вторым. О масштабах работ можно судить и по размерам сооружённого здесь септика (читай: резервуара для нечистот). Глубиной он шесть метров и два с половиной метра - в диаметре. Делами на объекте ведает лично директор ЗАО «Гея» Владимир Москалишин. Он же, по нашей информации, зачем-то временно (до конца выборов, не иначе?) принял на себя  права собственника-застройщика. Трудно представить, согласитесь, что он никогда в жизни не слышал о существовании в Красноярском крае множества природоохранных структур, о необходимости экологической экспертизы строительства и прочих разрешительных процедурах. Слышал, конечно же. Но поскольку речь идёт о таком важном клиенте, на законы можно не обращать внимания. Прокатила аналогичная история у Катаргина с Кияевым? Вот и здесь прокатит. Лишь бы только заказчик на выборах не пролетел.

Ну и напоследок – небольшой бонус:

Ульяныч как «говорящая голова».

«Удивляет то, что люди, которые как бы рисковали жизнью в полной мере, сегодня должны судиться с собственным государством, которое гарантировало как бы все льготы, гарантировало решить все вопросы, которые возникнут потом». Это про чернобыльцев сказано.
«Периметр мы должны охранять и сохранять. Для этого ГХК выделяет дополнительные средства для укрепления тех лазеек, которые существуют сегодня для свободного проникновения других граждан». Это про горзону, естественно. И вот ещё про неё же: «Открытие города - это очень серьезный вопрос, который заставляет нас как бы даже трепетать перед этим событием… Нас захлестнёт один только поток зевак!»
«Выход один – атомная станция. Денег на неё нет, но и на строительство котельной на угле их тоже нет! И надеяться, что американцы нам её построят… Не надо себя обманывать. Угольная котельная – медленная удавка для города и для ГХК. Запасов угля в стране осталось на 25-30 лет. Американцев вообще не надо было в город пускать. Здесь вот, в бизнес-центре, который я называю филиалом ЦРУ, они собирают информацию». Без комментариев.

(Продолжение следует.)
 
Рассказать про это друзьям в:

Добавить комментарий

Внимание!
Перед публикацией комментарий проходит проверку.
В комментарии к материалу разрешено выражать свое отношение к тексту или событию в пристойной форме. В случае появления ненормативной лексики, перерастания комментирования в оскорбления и т.д., комментарии будет удаляться.
Если вы заметили сообщение с нарушением, нажмите возле него на кнопку с зеленым гоблином.
Давайте не будем сами себе злобными Буртинами

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Мы поддерживаем
РОСЖКХ
ЗАСТАВЬ КОММУНАЛЬЩИКОВ РАБОТАТЬ!

История Железногорска
21.10.1981
НПО ПМ награждено второй коллективной правительственной наградой – орденом Трудового Красного знамени

по материалам библиотеки им.Горького
Телепрограмма
Телепрограмма операторов г. Железногорск
КАБЕЛЬНЫЕ

ЭФИРНЫЕ
Погода в Железногорске
Погодный информер meteo26.ru




подробно
Остальное

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Выделить