Уран-Батор
Сайт Эдуарда Безобразова

Железногорск

Главная arrow Публикации arrow Горячие новости arrow БА, ЗНАКОМЫЕ ВСЁ ЛИЦА!  
Sunday, 18 August 2019
Меню
Главная
Антологии
Публикации
Город за неделю
Загадки нашего городка
Архив форума
Фотографии
Файлы
Сайт
Город Железногорск
Опрос
А если арестуют Кулеша он:
мошенник
жертва гебни
а кто это
чума на эти оба дома



результаты

Комментарии
  • Тихий зуд Благовеста
    Впрочем игрой на балалайке Вряд ли сегодня удивишь, Увлёкся он метаньем палки В смятеньи мчащуюся мышь, Охотой с топором... >>>

  • Записки Штирлица. Явка с повин...
    Всё как всегда в этой стране: classic.newsru.com/.../... ) >>>

  • Записки Штирлица. Явка с повин...
    Просто есть генальная идея свезти всю отраву, которая только существект, в одно место и когда настанет Судный День и буд... >>>

  • Чудеса Замкадья. Усть-Илимск
    "Бессмысленный и беспощадный бунт" в России всегда начинается с низов и с периферии. У нас подобное было - выбрали Баха.... >>>

  • Поп-механика
    Кумир расеянских патриотов Гиркинд никак не разберется со своими женами и детьми. Новая жена, отобравшая квартиру у его ... >>>

  • Мой маленький пентхауз
    Дикие животные просят у людей пропитания. В их лесу не только нечего есть, но и нечем дышать из-за масштабных пожаров. v... >>>

  • Мой маленький пентхауз
    Практика назначения "верных и лояльных" вместо умных и ответственных на всех уровнях привела к деградации управления все... >>>

RSS
Архив
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Подпишитесь на обновления сайта!



Twitter Уранбатора




Google
Поиск по сайту

БА, ЗНАКОМЫЕ ВСЁ ЛИЦА! Печатать E-mail
Thursday, 18 January 2007

12.03.2006

 

БА, ЗНАКОМЫЕ ВСЁ ЛИЦА!

Как известно,2 марта сессия городского Совета с перевесом всего в один голос отклонила предложение администрации ЗАТО о выделении 15 млн рублей в уставный капитал муниципального предприятия «Торговый дом «Пищекомбинат». Два дня спустя в его истории период скандальный сменился периодом просто сенсационным.

ImageКак теперь выясняется, ещё 12 января документы на арестованное за долги здание хлебозавода были отосланы службой судебных приставов в Красноярск. В субботу, 4 марта, в краевом центре, в офисе фирмы «ЮК «ВиМакс», состоялись торги, на которые специализированное государственное учреждение при правительстве РФ «Российский фонд федерального имущества» выставило ранее арестованное здание хлебозавода, входящего в состав пищекомбината. Первоначальная сумма оценки его – 2.933.302 рубля – была в ходе подготовки торгов увеличена до 5,3 миллиона. Именно столько, по мнению оценщиков, должна была составлять минимальная цена здания площадью 8.157 кв.м. по адресу: Южная, 14а.
2 марта, на сессии горсовета, депутат Николай Головко озвучил фамилии людей, заинтересованных в разделе и уничтожении пищекомбината – это, естественно, бывший мэр Катаргин плюс, якобы, главы объединённого семейства Бривкальн-Фомаиди, т.е. скандально известный предприниматель Александр Константинович Бривкальн в соавторстве с заместителем председателя горсовета Владимиром Юрьевичем Фомаиди.
Информация о супружеских отношениях сына Бривкальна с дочерью Фомаиди подтвердилась почти сразу же. Но вот на торгах в Красноярске здание хлебозавода выкупила (претендентов было, якобы, всего двое) некая Любовь Константиновна Лецковник, 1959 г.р., уроженка Ивановской области, переехавшая в Железногорск из Норильска в 1990 году. Кроме того, что она является представителем в ЗАТО довольно заметного клана ивановских Чихватовых, больше о ней пока нам ничего не известно. Судя по всему, это либо откровенно подставная фигура, либо свободных средств у неё куры не клюют. Во всяком случае, денежки за покупку она уплатила полностью ещё в пятницу, если только Бривкальн не обманул власти Железногорска. Да-да, – как раз Александру Константинычу мадам Лецковник выдала первым делом доверенность на организацию производства хлебопродукции на отвоёванных муниципальных площадях.
Уже 9 марта Бривкальн появился на собрании работников пищекомбината, где вёл себя фактически как владелец части предприятия. С одной стороны, он вроде бы выразил намерение объединить хлебозавод со своим мельничным комплексом, а затем поиграть в демпинг на хлебном рынке ЗАТО. С другой стороны, заявил, что ничего ещё не решено, и что переговоры с администрацией ЗАТО намечены на пятницу, 10 марта. Полностью его выступление на пищекомбинате можно послушать здесь.
В пятницу Бривкальн по телефону сообщил, что в назначенные два часа дня мэр его не принял и переадресовал к своему заму. В.Шалагинов Бривкальна, якобы, тоже не принял. Встреча их состоялась лишь после того, как спешно собранная депутатская комиссия по собственности постановила в максимально краткие сроки создать совместную с администрацией рабочую группу и разобраться в том, почему оказалась возможной внезапная атака на пищекомбинат. В ходе разговора Бривкальн сообщил, что не прочь прикупить ещё 30% оборудования завода, а вот 60% его работников намерен уволить.
Чьи деньги будут работать в предприятии нового владельца, пока непонятно. Одни говорят, что в покупку вложился Андрей Катаргин, в последний свой приезд в Нашгород продавший, якобы, какой-то магазин и АТС. Другие считают, что за хлебозавод заплачено средствами Бривкальна, вырученными от продажи «Промсвязьбанку» офиса на ул. Курчатова. И то, и другое предположение равно допустимы, однако первый вариант наводит на мысли о хорошо спланированной провокации в отношении администрации Баховцева. Второй же вариант в гораздо меньшей степени построен на запутанной интриге и потому более логичен. Однако в обоих случаях скандал будет такой, что мало Баху не покажется, ведь грамотно пожертвовать, разменять фигуру Шалагинова он, скорее всего, не решится…
Любопытен ещё вот какой нюанс. На собрании 9 марта совершенно отчётливо и однозначно Бривкальном сказано было, что с молотка ушло не только здание хлебозавода, но и управленческое помещение пищекомбината. Однако в администрации упорно говорят, как о проданном, лишь о хлебозаводе. Кто здесь врёт, разобраться пока не получается.
Не удалось депутатам также выяснить, знали ли представители администрации о том, что продажа здания хлебозавода была анонсирована в краевой газетке «Институт информационной защиты» ещё 1 февраля. Однако настроения в депутатском корпусе, который намеревался всё же назначить на ближайшие дни новую сессию и всё-таки дать денег директору Дроздову, ныне радикально изменились. Депутаты справедливо считают, что их использовали «втёмную», и что программа поддержки пищекомбината должна быть, как минимум, пересмотрена. Администрация же в лице Владимира Шалагинова настаивает на срочной выдаче всё тех же 15 млн рублей.
Что получится в итоге из этой коллизии – покажет, разумеется, время. Однако судьба МП «ТД «Пищекомбинат» после 4 марта выглядит откровенно печальной. После захвата здания хлебозавода должно быть остановлено единственное функционирующее сейчас производство муниципального предприятия. 15 марта там за неуплату планируется отключение электроэнергии. Последняя зарплата, полученная людьми нормально, выплачена была за декабрь 2005 года. Молокозавод фактически стоит, дабы не копилась задолженность по зарплате. И.о. директора Юрий Холомеев никаких резких движений делать не собирается. Директор Дроздов продолжает отсиживаться в больнице. Убытки предприятия за 2006 год составили 34 млн рублей, и это при стоимости всего пищекомбината в 31,7 миллиона!
Обескураженные люди что ни день выходят к городской администрации с плакатами. Депутаты Батухтин, Безобразов, Герасин, Григорьева, Двоеглазов, Пешков, Пидстрела, Шевченко и Шерстнёв подписали 9 марта обращение к прокурору ЗАТО с просьбой проверить законность совершённой сделки. Однако Сергей Сурин, похоже, ввязываться в эту историю не намерен. Уже 10 марта предгорсовета В.Тюрин сообщил депутатам «предварительный ответ» прокурора: всё, мол, в процедуре отчуждения муниципальной собственности сделано в полном соответствии с законом. И это, согласитесь, тоже наводит на определённые мысли…
На этом пока всё. За кадром остаётся лишь безграничное изумление тому загадочному факту, что часть муниципального предприятия – пускай и в предбанкротном состоянии находящегося - может сменить владельца так, что ни его директор, ни комитет по управлению муниципальным имуществом, ни даже глава города ничегошеньки об этом не знают. Да и постфактум информация эта доходит до чиновников и горожан… с телеэкрана. Определённо что-то неладно по-прежнему в датском королевстве!

«…Десять лет назад г-н Бривкальн впервые ярко заблистал на коммерческом небосклоне Нашгорода. В рамках инвестиционного конкурса Серый дом выставил тогда на конкурс детский садик по ул. Пушкина, 32. Фирма Бривкальна «Промторгсиб» пообещала вложить в его реконструкцию 1,5 млн рублей, чтобы на выходе получился гостиничный комплекс с номерами-люкс, сауной, бассейном, бильярдным залом и пр. Сверх того, негоциант посулил разместить по соседству и собственное швейное производство. И, разумеется, конкурс выиграл.
До поры до времени внешние признаки ремонта в садике вполне удовлетворяли Комитет по управлению муниципальным имуществом. Но потом вдруг выяснилось, что «Промторгсиб» ликвидируется. У Бривкальна потребовали отчёта. Тот показал ворох бумаг, из которых следовало, что свои обязательства он выполняет. Однако независимый аудитор признал большую часть представленных Бривкальном платёжек фиктивными.
У КУМИ появились железные основания изъять здание. Но обаятельный коммерсант ухитрился от него избавиться, отдав в качестве оплаты за просроченные кредиты Сбербанку и фирме «Меркурий ЛТД». И хотя в договоре с КУМИ чётко говорилось: «Покупатель не вправе совершать любые сделки по отчуждению здания до полной реализации плана инвестиций», никаких проторей на этой операции Бривкальн не понёс. Несмотря на присуждённый крупный штраф. Ибо учредитель, по Гражданскому кодексу, не несёт никакой ответственности по долгам учреждённого им предприятия. Так-то вот.

 

ДОЛГ ПЛАТЕЖАМИ КРАСЕН

Потом настали времена Катаргина, и странноватый железногорский бизнес расцвёл, как никогда. В условиях оффшора с фирмами Бривкальна произошли поразительные трансформации. ИЧП «Наташа» превратилось в ООО «ЛУКойл-Энергоресурсы» с иногородними учредителями и деньгами. Восставший из небытия «Промторгсиб» зарегистрировался по юридическому адресу «Хозторга». А «Сибирская мануфактура» в новой редакции стала именоваться ООО НПО «Прибой» и фактическую деятельность осуществляла в Иркутске.
Уже по одному по этому можно было бы предположить, что отношения у новых городских властей с одиозным коммерсантом отнюдь не напряжённые. И верно. В августе 1999 года фирма со звучным названием «Железногорское управление торговли» (директор Бривкальн, учредитель - его мать) откредитовалась во внебюджетном фонде «Город» на 3 млн рублей. Целью получения кредита было создание мукомольного производства. Ну, завод «Губерния», помните?
Годом позже кредит в 8,45 млн рублей был выделен «Железногорскому управлению сельского хозяйства» (директор Бривкальн, учредитель - его жена). Программу развития ЗАТО легко раскрутили на проект «Организация комплекса по производству сельскохозяйственной продукции». Под это дело в учредители «ЖУСХ» даже вписали КУМИ, на паритетных с Натальей Алексеевной Бривкальн началах. Типа, для пущей управляемости и контроля.
В конце 2000 года был переизбран городской Совет. Новые депутаты поинтересовались положением дел в фонде «Город». И с удивлением узнали, что бривкальновское мукомольное производство возвращать кредиты, мягко говоря, не торопится. Инвестиционный отдел администрации дал по этому проекту мрачное заключение: своих средств предприятие не имеет, живёт в долг, а это очень опасно.
Ещё год спустя достоянием гласности стали итоги деятельности «ЖУСХ», которые тоже не радовали. Хуже того, осенью 2001 года оперуполномоченный ОБЭП УВД Успенский усмотрел в деятельности Бривкальна и Катаргина признаки состава преступления по ст. 176 и 286 УК РФ. И хотя уголовное дело возбуждено, разумеется, не было, получалось всё равно неприятно как-то. Не правда ли?

 

СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ

Слава Богу, теперь-то о финансовых шахер-махерах Программы развития имеется ясно выраженное мнение профессионалов. На него мы и будем ссылаться здесь. Так что же установила проверка КРУ? В принципе, процесс рассмотрения документов претендента на бюджетный кредит проходил в Сером доме практически с теми же нарушениями, что и у ООО «ДОЗ». Но были, конечно, и свои особенности.
Итак, бизнес-план «Производство сельскохозяйственной продукции» был направлен начальником ООО «ЖУСХ» Бривкальном на имя зам главы администрации Мерхалёва в апреле 2000 года. Среди прочих документов обязательно должен был находиться протокол общего собрания учредителей ООО, на котором они якобы приняли решение об участии в проекте. Тем не менее, такой бумаги проверяющим не представили. Судя по всему, её вообще никогда не существовало в природе. И это, я вам скажу, далеко не мелочь. Благодаря таким вот «мелочам» Серый дом до сих пор не может получить обратно с ушлых бизнесменов свои денежки.
Строго говоря, бизнес-планов «ЖУСХ» вообще-то было два. В первом единственным акционером «ЖУСХ» являлась супруга Бривкальна, Наталья Алексеевна. Кредит в 10 млн рублей фирма просила на шесть лет. Целью её работы являлось выращивание кур-несушек (11.900 тысяч штук яиц в год, 56 тонн куриного мяса и 16 тонн субпродуктов), цыплят-бройлеров (мяса до 25 тонн, субпродуктов – 7 тонн в год), а также выращивание зерновых культур (ячменя и пшеницы до 2.300 тонн в год).
Предприятие имело в доверительном управлении бывший свинокомплекс НПО ПМ в Додонове, который намеревалось переделать под курей, а затем выкупить в собственность. Зерновые предполагалось выращивать в Сухобузимском районе, где клан Бривкальнов намеревался арендовать свыше 3 тысяч гектаров земли. Планируемая прибыль предприятия за год должна была составить от шести до семи миллионов рублей. Но для этого, ясен пень, сперва нужно было прикупить технику, семена оборудование и проч.

 

ПЕРВЫЕ ЗАГАДКИ

В мае 2000 года проект рассмотрела Комиссия по инвестиционным конкурсам под председательством вице-мэра Якушина. К этому моменту планы Бривкальна уже начали меняться. Скажем, договоры аренды на землю оформлялись в Сухобузимском и Манском районах. Но с другой стороны, недочёты проекта продолжали иметь место. Забегая вперёд, скажем, в частности, что обязательного полного пакета проектно-сметной документации от «ЖУСХ» в Сером доме не увидели вообще никогда.
Не имелось в бумагах фирмы также заключения государственной экологической экспертизы. Начальник инспекции ГАСН Чуприков отметил, что вопрос о землеотводе не решён претендентом до конца. Договор между «ЖУСХ» и НПО ПМ не был согласован в красноярском КУГИ. Тем не менее, комиссия решила, что проект ПОЛНОСТЬЮ удовлетворяет всем предъявленным требованиям и рекомендуется к финансированию. Да и могло ли быть иначе, учитывая тот странный интерес, что проявил к «ЖУСХ» Серый дом?
Непонятно? Поясняю. Пока шли обсуждения, Катаргин издал постановление, обязывающее КУМИ войти в состав участников ООО «ЖУСХ» на паритетных с Натальей Бривкальн началах. Уставный капитал общества при этом увеличился до 25 тысяч рублей. Причём долю муниципалитета, по спешно заключённому договору займа, проплатило ООО «Аврора». Одолженные 12,5 тысяч комитет магазину, расположенному на ул. Курчатова, 48, разумеется, через неделю вернул. Но ясности в вопросе это не прибавило. С какой стати этот займ вообще был сделан, скажите на милость? Что – у Серого дома не нашлось в нужный момент денежек? Так заняли бы у г-на Мерхалёва…
В середине июня 2000 года ООО «ЖУСХ» прислало в мэрию второй вариант бизнес-плана. Теперь речь в нём шла о бюджетном кредите сроком на 7 лет, а также об «инвестиционных вложениях Администрации ЗАТО». Землю под совхоз г-н Бривкальн обещал арендовать уже в Первоманском районе. Но даже не это самое интересное. При увеличении плановых показателей производства и продажи зерна годовая прибыль предприятия снижалась почему-то на 1,5 млн рублей. Какого чёрта?

 

ТАКТИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ

Экспертизу проекта проводил «Международный центр развития-Железногорск». В его заключении слова «не представлено». «отсутствует» и «не представляется возможным» употреблялись 12 раз. Высокими признавалась опасность всевозможных рисков. Однако в целом финансирование проекта объявили возможным - как и во всех других случаях. «МЦР» всегда правильно понимал «политику партии и правительства».
Экономическое состояние «ЖУСХ» проверило финансовое управление Серого дома. Точнее – попыталось проверить, потому что учёт в фирме вёлся по упрощённой системе налогообложения. Так что довольствоваться ГорФУ пришлось минимальными сведениями. Оказалось, в частности, что активы предприятия составляли 2,7 млн рублей, а его кредиторская задолженность превышала 2,1 млн. «Риск невозврата средств достаточно высок», - сделала вывод Елена Панченко. И тут же продолжила: «Предоставление бюджетного кредита возможно».
Вопрос был совершенно ясен. 2 июня 2000 года Катаргин заключил с «ЖУСХ» первый договор бюджетного кредита, на 5 млн рублей, под залог имущества ООО «Железногорское управление торговли» и ч/п Натальи Бривкальн. Однако реально фирма получила всего 2,5 миллиона, под 7-9% годовых. Второй транш предполагалось проплатить лишь через месяц. Поэтому на последовавшем вскоре заседании Комиссии по инвестиционным конкурсам Бривкальн и заявил об изменении бизнес-плана. Сроки посевной кампании были-де пропущены вследствие недофинансирования проекта. Следовательно, эта часть технологической цепочки «курка-млеко-яйко» выпадала из производства. Со всеми вытекающими последствиями.
Сказать в своё оправдание чиновникам было нечего. Посему комиссия полностью удовлетворилась уточнённым бизнес-планом и послушно рекомендовала проект к дальнейшему финансированию. Хотя ни заключения природоохранных органов, ни заключения государственной экспертизы по проектно-сметной документации в его документах по-прежнему не имелось. Когда нельзя, но очень хочется, кто ж смотрит на такие мелочи?

 

МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

Столь же невозмутимо-лояльным образом в отношении Бривкальна вела себя и Комиссия по предоставлению бюджетных кредитов п/р предгорсовета Б.Беллера. Но, может, у Бориса Григорьича просто не хватало данных? Ай, бросьте! Комиссия вполне могла бы основываться на мнении, скажем, председательницы КУМИ. А Елена Машковцева однозначно утверждала: возврат второго кредита фактически не обеспечен.
Действительно, у фирмы не было ни банковской гарантии, ни поручительства, ни имущества для залога. Имелось только гарантийное соглашение: предварительные договоры о заключении В БУДУЩЕМ договоров залога. Понятно, что в таких условиях кредит частному предприятию могли дать только люди, очень и очень в этом заинтересованные. Каким образом – уже другой вопрос. Но аккурат в те времена по коридорам Серого дома блуждали упорные слухи о личной дружбе г-на Бривкальна с почётным горожанином Беллером.
Насколько эти слухи имели под собой почву, я не знаю. Однако год спустя Александр Константинович двинулся на выборы в городской Совет при мощнейшей поддержке движения «Мой город». А муниципальная газета «Город и горожане» взахлёб публиковала о нём восторженные заметки под совершенно кретиническими заголовками «Кот в мешке высшего сорта» или «Надо рисковать, чтобы уйти от риска».
Как бы там ни было, на конец 2000 года Нашгород заключил с ООО «ЖУСХ» два договора на общую сумму 10 млн рублей. Реально же на руки Бривкальн получил всего 8,45 миллиона, что в дальнейшем дало ему возможность переложить вину за крах проекта целиком на плечи администрации. Ну, тезис о недофинансировании и запаздывании, помните? А то, что проект схлопнулся, было видно невооружённым глазом. Уже в начале 2001 года куриное поголовье было забито и продано. С зерновыми покончили чуть позже, осенью, когда «ЖУСХ» собрало в 9 раз меньше запланированных объёмов пшеницы. Представители КУМИ начали публично жаловаться, что не могут встретиться с Натальей Бривкальн. Скандал стал, наконец, достоянием гласности.

 

«ПЕРЕРАСЧЁТ» ВТЁМНУЮ

Итак, к концу 2000 года фирма Бривкальна получила бюджетные средства на подъём сельского хозяйства. В Программе развития ЗАТО говорилось, что год спустя предприятие создаст не менее 60 новых рабочих мест. При этом, правда, срок окупаемости проекта странным образом растягивался. В Программе он составлял всего три года. В бизнес-плане «ЖУСХ» - уже 3,7 года. И, наконец, в «уточнённом» бизнес-плане – 4,5 года. Что бы это означало? Давайте смотреть бумаги.
Начнём с договора бюджетного кредита от 2 июня 2000 года. Его подписали Андрей Катаргин (от администрации ЗАТО) и Александр Бривкальн, как начальник ООО «ЖУСХ». Предметом их соглашения стал бюджетный кредит в 5 млн рублей под 9% годовых. Залогодателями по договору были согласованы ООО «Железногорское управление торговли» (директор – Бривкальн, учредитель – его мать) и частный предприниматель Наталья Бривкальн, супруга нашего героя.
Непонятно почему, но 5 июня 2000 года «ЖУСХ» получило лишь 2,5 миллиона. Второй транш оговорённого займа Бривкальнам дали через месяц, но зато под 7% годовых. Одновременно был заключён ещё один договор бюджетного кредита, от 19 июля 2000 года. В результате чего… финансовый пирог размером в 10 млн рублей странным образом усох до 8,45 миллиона. С чем это было связано - тайна по сей день. Ни администрация, ни Бривкальны никак не объясняют самопроизвольное изменение Программы развития. И это, согласитесь, даёт простор для фантазий.
Ваш корреспондент однажды прямо спросил Александра Константиновича: может, финансирование было перекрыто из-за того, что кто-то в Сером доме остался недоволен «откатом»? Осторожный Бривкальн ответил исключительно загадочно: никто из физических лиц никаких претензий ко мне предъявить не может. Пришлось удовлетвориться этой иезуитской формулировкой и искать ответы на вопросы самостоятельно. Тем паче – это журналистская работа в чистом виде и есть.

 

НА АРЕНЕ ЖОНГЛЁРЫ. ЦИФРАМИ

Как уже говорилось выше, первый кредит взялись гарантировать «Железногорское управление торговли» и супруга г-на Бривкальна. Они предложили в залог две мельницы ценой 2,4 млн рублей каждая, расположенные на территории УПТК СХС. Легко убедиться, что весь пятимиллионный кредит этот залог не покрывал. Оставался небольшой хвостик, который, тем не менее, в бюджетном законодательстве трактуется совершенно однозначно: выдача необеспеченного кредита. Сиречь, нарушение Бюджетного кодекса РФ.
Впрочем, не будем спешить с выводами. Всего через месяц договоры залога были творчески переработаны и переписаны. Теперь наличие мельниц гарантировало возврат уже ДВУХ кредитов, по 5 млн рублей каждый. Хотя по закону, с таким обеспечением Бривкальны в лучшем случае могли претендовать на заём размером примерно в 3,5 миллиона «деревянных». Но – если нельзя, но хочется… да-да, дальше вы знаете. Этот детсадовский принцип играл в экономике Нашгорода тех лет весьма заметную, если не главенствующую роль. Законам, во всяком случае, приходилось тихо отходить в сторонку.
Годом позже опер ОБЭП УВД Успенский задаст предпринимателю Бривкальну вопрос: кто конкретно и на каком основании решил перезаключить договоры залога? Тот в ответ сошлётся на плохую память: чёрт, мол, его знает – кто. Встретились с главой, потрепались о том, о сём. А тут тема сама и всплыла. Ну и переписали. А чего, нельзя было?
Льзя, нельзя – будут решать другие люди. Мы же только отметим, что и новый вариант договоров залога просуществовал недолго. В марте 2001 года Бривкальн в обеспечение полученных кредитов предложил целую кучу техники. Три автомобиля «КАМАЗ», два «УАЗа», «ГАЗ-3102», прицеп, компьютеры, принтеры, технологическое оборудование для клеточного содержания птицы… Всего на 4,33 млн рублей. Сговорчивый наш глава администрации поставил свой автограф и под этим документом. Хотя кредит, как вы сами видите, всё равно оставался не обеспеченным на 100%. По-другому, вероятно, в Нашгороде и быть не могло. Традиции!

 

ПЕЧАЛЬНЫЕ ВЫВОДЫ

Второй договор залога также переписали, но ещё позднее – в октябре 2001 года. Такие разрывы в оформлении договорных отношений считать нормальными не приходится. Ревизоры КРУ Минфина по Красноярскому краю однозначно указали на них, как на нарушение бюджетного законодательства. Кроме того, подчёркивают они, грубо попиралось даже то смешное гарантийное соглашение, что подписали Бривкальн с Катаргиным летом 2000 года.
И это не всё. Стоимость заложенного-перезаложенного мукомольного комплекса якобы составляла теперь 2,3 млн рублей. Таково было мнение эксперта бюро товарных экспертиз Романовича. Всего за один день он осмотрел оцениваемый экспонат и выдал заключение о его цене. Быстро? ОЧЕНЬ быстро, учитывая, что к этому моменту даже просто установить физический контакт с супругами Бривкальн стало весьма проблематично. Так, по крайней мере, заявляет КУМИ. И ссылается на события декабря 2000 года, когда три специалиста по сохранности городского добра плюс представитель ООО «Эксперт-Сервис» попытались самостоятельно оценить заложенное имущество «ЖУСХ». В согласованное время комиссия притащилась на Курчатова, 48, но ни Бривкальнов, ни какого бы то ни было имущества там не обнаружила…
Ревизоры КРУ по поводу проведённой А.Романовичем экспресс-работы выразили сильное недоумение. Как и на основании чего оценивал он имущество коммерсантов, им непонятно. Хуже того, им-де вообще неясно, ЧТО в принципе оценивалось г-ном экспертом: мукомольный завод, нефтеналивной танкер либо автомат по продаже газводы. Из представленных бумаг, мол, ни черта понять нельзя. Такие уж они нудные люди, эти ревизоры, чего вы хотите?
Короче говоря, проверка установила, что выданные кредиты не были обеспечены в установленном законом порядке и в полном объёме. ГорФУ при проверке «ЖУСХ» в 2001 году обнаружило нецелевое использование кредитных средств в размере 191.000 рублей. Но никаких ощутимых мер к Бривкальнам Серый дом не принял. История про унтер-офицерскую вдову, которая сама себя высекла, прямо на глазах утратила всякую оригинальность. Нет предела совершенству!

 

К БАРЬЕРУ!

Теперь немного забежим вперёд. На начало ревизии (1 апреля с.г.) ООО «ЖУСХ» осуществило в адрес Серого дома всего один платёж. Размером чуть меньше 11 тысяч рублей, да и то в январе 2001-го. Потом начали копиться долги. Одних процентов за пользование кредитом набежало, таким образом, свыше 2 млн рублей. Плюс сам долг. Плюс полмиллиона пеней. Что же сделала администрация, чтобы вернуть народные денежки?
О, это отдельная песня, достойная пера величайших акынов древности. Ещё в декабре 2000 года мэр Катаргин пригрозил «ЖУСХ» отобрать деньги, если заявленная Бривкальнами «третья сторона» в составе трёх неназванных лиц не обеспечит возвратность почти 2 млн рублей. И не то, чтобы у Катаргина не было желания исполнять свою угрозу. Не-ет. Желание такое у него, в конце концов, появилось. Да вот возможности подкачали. Несмотря на грозные заявления в муниципальных СМИ, конкретно сделать хоть что-нибудь мэр не мог. И вот почему.
Ещё в феврале 2001 года «ЖУСХ» подало иск в краевой арбитраж о признании недействительным договора бюджетного кредита от 19.07.2000. В иске, в частности, говорилось, что «решение о совершении крупной сделки не принималось общим собранием ООО», как того требует закон. Если вы помните, в «ЖУСХ» было два равноправных участника – администрация ЗАТО и Наталья Бривкальн. Выходит, кто-то из них на получение бюджетных денежек не подписывался. А, значит, договор кредита вполне мог быть признан ничтожным.
На первый раз Бривкальнам не повезло. Их иск остался без удовлетворения. В ноябре 2001 года свой ход в партии сделала администрация. Она потребовала от суда обратить взыскание на заложенное имущество размером в 6,6 млн рублей. Волынка тянулась почти два года: сумму исковых требований, естественно, пришлось увеличивать. Наконец, в мае 2003-го арбитраж постановил взыскать с «ЖУСХ» должок. Обязательные в таком случае процедуры заняли ещё восемь месяцев. В итоге Служба судебных приставов Железногорска констатировала: имущество у должника… отсутствует. Исполнительный лист вернули администрации. В качестве поощрительного приза, должно быть.

 

КАТАНИЕ НА ВЕСАХ ФОРТУНЫ

В арбитраже клан Бривкальнов встречался с юристами администрации ещё, как минимум, пять раз. От ситуации «милые бранятся, только тешатся» дело ушло далеко вперёд. Муниципальная газетка ознаменовала окончание одного из процессов чудным коллажем с то ли отрезанной, то ли отрубленной головой бывшего железногорского сельхозпроизводителя №1 на обложке. И, надо признать, было отчего.
В ноябре 2002 года суд удовлетворил иск ООО «Железногорское управление торговли» о признании недействительным договора залога, т.к. общим собранием фирмы решение о крупной сделке не принималось. Апелляция Серого дома осталась без удовлетворения. В феврале 2002 года суд удовлетворил аналогичный иск от ООО «Железногорское управление сельского хозяйства», на тех же основаниях. Адвокаты Серого дома в процессе, вероятно, не раз поминали добрым тихим словом тех специалистов, что обставляли договоры залога столь странным образом. Будто бы рассчитывая на грядущие суды, явно в интересах одной из сторон.
Летом прошлого года администрацию допекли всяческие проверки, и она решила, наконец, продать заложенные мельницы FRP-500, принадлежащие «ЖУТ» и Наталье Бривкальн. Наталья Алексеевна выкатила встречный иск – и проиграла. Но не потому, что её позиция была так уж слаба. Просто пропущен оказался срок исковой давности. Наконец, под занавес 2003 года в игру вступила бывшая замдиректора УРСа ГХК Валентина Багмет. Её иск о признании недействительным договора залога был принят к производству 29 декабря. Если кто забыл, Валентина Петровна являлась учредительницей ООО «Железногорское управление торговли». И, вероятно, тоже обнаружила однажды, что решение о совершении крупной сделки было принято без её участия. Мало ли какие чудеса случаются в жизни?
...Всё вышеизложенное относилось, так сказать, к теории. Теперь давайте займёмся практикой и посмотрим, куда ушли деньги бюджетного кредита. Это в нашей истории будет один из самых поучительных моментов.

 

ОКОЛОБЮДЖЕТНОЕ КЛОНИРОВАНИЕ

Начнём с мелочей. По мнению ревизоров КРУ, графикам освоения бюджетных средств в «ЖУСХ» целевое назначение кредита не соответствовало по целому ряду позиций. Так, из заёмных денег г-н Бривкальн оплатил услуги ПСХ «Енисей» (37 тыс. руб.), МУП «ГорЭлектроСеть» (31 т.р.), «Энергоуправления» (111,2 т.р.) и ООО «Аврора» (115 т.р.). Из той же кубышки были проплачены налог на приобретение транспортных средств (7,5 т.р.) и проценты за пользованием кредитом (10,9 т.р.).
Всего, стало быть, более 300 тысяч рублей оказались использованы не по назначению. Но зато, по крайней мере, их расходование не вызывает дополнительных вопросов, как в других случаях. Не сумели установить ревизоры, куда пошёл заём «ЖУСХ» у ч/п Натальи Бривкальн (237,3 т.р.), за восстановление какого оборудования выплачено было 15,9 т.р., и для чего покупалась мука на 55,1 тысячу рублей. Загадкой осталось также, почему вместо прописанного в бизнес-плане «Жигуля» бизнесмены купили «Волгу», вместо трёх автоприцепов – один, а также один компьютер был ими приобретён по цене двух.
Впрочем, многие загадки разгадываются элементарно. Нужно лишь посмотреть, у кого «ЖУСХ» приобретало то или иное добро. Смотрим? Разного рода оборудование, материалы, ЭВМ, наконец, фуражное и семенное зерно - на сумму в 5,7 млн рублей - г-н Бривкальн закупил у некоего ООО «ТО «Гортехснаб». Наводим о нём справки. Выясняется: торговое объединение с таким названием ещё в 1995 году зарегистрировала по адресу: Пушкина, 32… Наталья Алексеевна Бривкальн.
Вот так сюрприз! Это что же: получается, что наш герой больше половины бюджетного кредита заплатил сам себе? Хм, будет вам. Неужто вас это удивляет? ООО «Железногорское управление сельского хозяйства» и ООО «ТО «Гортехснаб» - юридически совершенно разные предприятия. Закон не запрещает им торговать между собой куриными клетками хоть до полного обнищания. На этом фоне жалкие 116 тысяч, уплаченные Бривкальном ООО «Аврора» (Курчатова, 48. Директор В.П.Багмет), даже и особого внимания не заслуживают. «Текущие расходы» и только.

 

КОМУ МИЛЬЁН?

Инвестиционные конкурсы на право получения муниципальных кредитов в Сером доме начали проводить совсем недавно. И только под давлением обстоятельств. Что бы там не говорил мэр об инвестиционной привлекательности Нашгорода, на кредит, как правило, находится только один претендент. И это очень странно, потому что процент за пользование деньгами равен всего-навсего четверти ставки рефинансирования Центробанка. Почти даром, получается. Однако коммерсанты с Большой Земли в Нашгород идут не очень охотно. Зовут плохо или сопутствующие кредитам условия являются для них неприемлемыми – кто знает?
Раньше мэру работать было проще. Пришли люди в Серый дом, перетёрли о чём-то. Согласовали, типа, инвестиционный проект. И – получайте денежки на развитие ЗАТО. Ну а если чего не выйдет вдруг, то и ладно. Сказал же мэр, что только одно из десяти «новых производств» будет в итоге работать. Фактически дал карт-бланш на хищение бюджетных средств на много лет вперёд, если кто не понял. Ну а коли Серый дом не против, то и за «инвесторами» дело не станет. Толкаться, локтями друг друга от кормушки отпихивать они, конечно, не будут. Не дети, чай. Но все места за столом будут заняты задолго до третьего звонка.
Итак, изучая документы ООО «Железногорское управление сельского хозяйства», ревизоры КРУ отметили: «В нарушение Гражданского и Бюджетного кодексов РФ, закона «О конкурсах на размещение заказов на поставку товаров, оказание услуг для государственных нужд» – объявления о проведении конкурса по отбору инвестиционных проектов, финансируемых за счёт средств Программы развития, в СМИ сделано не было». Сам Катаргин, помнится, описывал ситуацию с кредитами так. Деньги у нас получал каждый, кто хотя бы два раза заходил в администрацию. Такая «настойчивость» видимо, и была основным критерием отбора кандидатов. Официальным критерием, я хочу сказать. Потому что неофициальные критерии были, очевидно, иными.

 

ЕШЬ – НЕ ХОЧУ

Но не надо считать, будто аппетиты участников Программы развития только деньгами этой программы и ограничивались. «ЖУСХ», к примеру, всего через три месяца после регистрации заключило некий договор с отделом по землепользованию городской администрации. В целях социально-инженерного благоустройства территорий ЗАТО. Размером в 1 млн рублей.
Вы только не подумайте, что фирма г-на Бривкальна хотела подметать площадь Ленина или, там, сажать цветочки на проспекте Курчатова. Разумеется, нет. Миллион мэрия заплатила за инженерное благоустройство пос. Додоново, в районе свинокомплекса, из которого требовалось сделать куриный рай. Очень примечательно, что деньги «ЖУСХ» были перечислены 21 декабря 1999-го, т.е. за неделю до окончания финансового года. Вряд ли кто-то в Нашгороде всерьёз надеялся, что Бривкальн освоит их в срок и в соответствии с назначением. Ерунда. В пожарном порядке такие дела не делаются. Это условие - для совсем других дел.
Два года спустя ревизоры городского финуправления изучили судьбу этих денег. И установили, что в бумагах «ЖУСХ» и отдела по землепользованию – в нарушение заключённого меж ними договора - отсутствовал перечень работ (дефектная ведомость). Объёмы якобы выполненных работ не имели документального подтверждения. Упомянутый договор вообще не оговаривал сроков и форм отчётности по целевому использованию бюджетных средств. (Видимо, неинтересно было это отдельным представителям городской администрации.) Так что, сами понимаете, вопросов по сделке осталось много, ведь отвечать на них желающих не было.

 

БОЙЦЫ НЕВИДИМОГО ФРОНТА

Помимо упомянутых, КРУ Минфина установило в кредитной истории «ЖУСХ» следующие нарушения:
- оборудование ч/п Натальи Бривкальн и ООО «Железногорское управление торговли», передаваемое в залог за «ЖУСХ», застраховано не было,
- комиссия по инвестиционным конкурсам при отсутствии полного пакета документов приняла к рассмотрению бизнес-планы «ЖУСХ». Более того, комиссия решила, что проект полностью соответствует всем требованиям и потому рекомендуется к финансированию. Меж тем, в заключении КУМИ говорилось: «Возврат кредита не обеспечен». А в заключении ГорФУ: «Риск не возврата средств достаточно высок»,
- второй договор бюджетного кредита не был обеспечен в полном объёме. Серый дом заключил с «ЖУСХ» только гарантийное соглашение, т.е. деньги были выделены под залог БУДУЩЕГО имущества! А это является нарушением бюджетного законодательства РФ,
- в нарушение федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», закона «О залоге», администрация приняла от «ЖУСХ» в залог имущество без согласия всех его собственников. И к тому же - с волюнтаристской оценкой его стоимости.
Кроме того, не принимались меры «к нарушителю бюджетного законодательства – «ЖУСХ» за несвоевременное перечисление процентов, в форме наложения штрафов на руководителей, а также по возврату неиспользованной части кредита».
Последний пункт тем более примечателен, что Катаргин и тут пытался перевести стрелки на других. В своих возражениях мэр ссылался на датированное концом декабря прошлого года решение горсовета, где сессия требовала от Катаргина назвать поимённо чиновников, которые ответят за многочисленные нарушения, допущенные при реализации Программы развития ЗАТО. Разговор тот, естественно, закончился ничем. Никто ни за что не ответил. Однако бумажка была написана, и, значит, на неё теперь можно ссылаться в переписке с контролирующими органами.

 

КТО ОСТАЁТСЯ В ВЫИГРЫШЕ

Крайне любопытны для нас с вами итоги реализации инвестиционного проекта г-на Бривкальна в отношении отдельных лиц. Поскольку ревизоры КРУ признали, что цель проекта не была достигнута, а стало быть, денежки ушли на ветер, Серый дом вынужден был начать судиться с кланом Бривкальнов. Как вы уже знаете, суды идут до сих пор, с переменным успехом. Говорить о каком-то финансовом их результате пока преждевременно. Документы, устанавливающие правоотношения между Серым домом и «ЖУСХ», готовились в своё время настолько плохо, что судиться – при желании – можно будет до морковкина заговенья.
Андрей Васильичу пришлось принимать более ощутимые меры. Минувшим летом он потребовал привлечь Бривкальна к уголовной ответственности. Но это тоже бабушка надвое сказала: удастся ли правоохранительным органам зацепить одну и оставить на свободе вторую сторону скандальной сделки? По результатам всех этих разбирательств вполне может пострадать некоторое количество людей, считавшихся совсем недавно «отцами города». Ну а то, что нам ещё предстоит наблюдать ожесточённый поиск «стрелочников», так это к бабке не ходи. Юристы, специалисты КУМИ и ГорФУ – всем им нужно будет как-то определяться и либо брать всю вину за допущенные «косяки» на себя, либо делиться ею с высшими эшелонами власти.
Кое-кто, однако, от всей этой истории пока остаётся в выигрыше. Скажем, ООО «Железногорскнефтепродукт» получило от «ЖУСХ» свыше полумиллиона рублей за горючее. Пустячок, а приятно. Про «Гортехснаб» и «Аврору» мы уже говорили. Но вот ещё пример. Зимой 2000 года КУМИ создало комиссию по осмотру заложенного Бривкальнами имущества. В качестве частного оценщика в неё вошёл О.Воронов, представитель ООО «Эксперт-Сервис». Комиссия эта, как вы, наверное, помните, никакого имущества не нашла и удалилась, несолоно хлебавши. А сторонние наблюдатели не очень удивились, обнаружив потом г-на Воронова на посту специалиста Управления экономического развития Серого дома. И так далее, и тому подобное.

 

ОТ ОБЩЕГО К ЧАСТНОМУ

До сих пор в описаниях финансовой «благотворительности» Серого дома мы ограничивались экономико-правовыми аспектами вопроса. Но почему только ими, собственно? Боюсь, это было не совсем разумно. Чересчур академично и отвлеченно для большинства читателей, если угодно. Виртуальные десятки миллионов рублей таяли в окрестностях Нашгорода, вроде бы никак не влияя на судьбы железных горцев.
Однако это не так. Когда Серый дом банкротил «СибАлко», Катаргин, помнится, бросил его работницам: скажите спасибо, что хоть два года успели проработать на флагмане заколючинской экономики. На дворе, типа, капитализм, постоянной работы вам никто не обещал. Успели ухватить капельку от щедрот Фортуны - и ладно. Те в ответ непонимающе таращили глаза: как же так, мол? Столько денег, столько усилий. Обещаний столько, в конце концов. И всё коту под хвост, через каких-то два годика?
Думается, тот урок экономики по-Катаргину сделал для развития железногорцев куда больше, чем все наши публикации. Люди воочию увидали, чего стоят посулы Серого дома. Поэтому давайте от бумажных Монбланов перейдём к более конкретным вещам. И начнём с ООО «Железногорское управление торговли», которое мы не раз уже поминали в этом исследовании. «ЖУТ» было чуть постарше своего братца, «Железногорского управления сельского хозяйства». И потому работать начинало не с Программы развития ЗАТО, а ещё с внебюджетного фонда «Город». Но методы работы, судя по всему, были совершенно идентичными.
Прошлой весной четверо сторожей обратились в мировой суд с исками о взыскании невыплаченной заработной платы и денежной компенсации морального вреда. Некто Александр Яковин в процессе пояснил, что устроился в «ЖУТ» в марте 2003 года на 3.000 рублей в месяц. И почти год исправно нёс службу, охраняя гараж, склад готовой продукции, а также тот самый мукомольный завод, вокруг которого поломано столько копий. В январе с.г. Яковина с должности уволили, однако расчёт производить не пожелали. Долг в 6,2 тысячи рублей повис в воздухе. Договариваться по-хорошему с охранниками не стали…

 

ТИПОВОЕ РЕШЕНИЕ ЗАДАЧИ

Истец потребовал взыскать с «ЖУТ» сумму долга, плюс 5 тысяч морального вреда, плюс тысячу на оплату услуг юриста. Всего – 12,2 тысячи рублей. Аналогичные требования коммерсантам (но с немного другими суммами) предъявили ещё трое – В.Ремацкий, В.Чайкин и В.Долинский. Все они также попали на работу в ЖУТ без трудового договора. И, соответственно, были обжулены при расставании.
В ходе процесса вскрылись достаточно забавные моменты. Все четыре истца при устройстве на работу писали заявление на имя руководителя ООО «Железногорское управление торговли» В.П.Багмет. Все они получали зарплату в бухгалтерии предприятия. Тем не менее, представительница «ЖУТ» Зверева утверждала, что никакие отношения ответчика и истцов не связывают. Трудового договора-де нету – о чём тогда речь? Часть мукомольного завода предприятие арендовало у ч/п Натальи Бривкальн. И, в свою очередь, сдавало в субаренду ещё одному детищу неугомонного Александра Константиныча – ООО ЭРП «Совхоз Железногорский». Так, может, они там работали? Может, бухгалтер «ЖУТ» незаконно выдавала зарплату чужим работникам – ну, по доброте душевной?
Вы вот смеётесь, а судье Костенко было не до смеха. Из показаний истцов и свидетелей следовало, что фактически они к работе приступили, но договоров с ними фирма почему-то оформлять не стала. Об этом говорил в процессе даже бывший управляющий завода Запорожский. Стало быть, все денежки, причитающиеся работникам, следовало выплатить в день их увольнения. Но «ЖУТ» почему-то платить не стало. Как следствие, суд постановил удовлетворить все четыре иска в полном объёме, на сумму свыше 66 тысяч рублей, плюс госпошлина. Однако, когда судебные приставы поехали описывать имущество должника, там… ну? Правильно! Никакого имущества также не обнаружилось. Что, собственно, и требовалось доказать.

«СГ-26», сентябрь 2004 года.
 
Рассказать про это друзьям в:

Добавить комментарий

Внимание!
Перед публикацией комментарий проходит проверку.
В комментарии к материалу разрешено выражать свое отношение к тексту или событию в пристойной форме. В случае появления ненормативной лексики, перерастания комментирования в оскорбления и т.д., комментарии будет удаляться.
Если вы заметили сообщение с нарушением, нажмите возле него на кнопку с зеленым гоблином.
Давайте не будем сами себе злобными Буртинами

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Мы поддерживаем
РОСЖКХ
ЗАСТАВЬ КОММУНАЛЬЩИКОВ РАБОТАТЬ!

История Железногорска
18.08.1964
первый запуск на орбиту искуственных спутников Земли разработки ОКБ-10 на новой ракете-носителе 11K65

18.08.2003
в районе Школы космонавтики установлены 2 "лежачих полицейских"

по материалам библиотеки им.Горького
Телепрограмма
Телепрограмма операторов г. Железногорск
КАБЕЛЬНЫЕ

ЭФИРНЫЕ
Погода в Железногорске
Погодный информер meteo26.ru




подробно
Остальное

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Выделить