Уран-Батор
Сайт Эдуарда Безобразова

Железногорск

Главная arrow Публикации arrow Горячие новости arrow Последнее предупреждение  
Пятница, 18 Октябрь 2019
Меню
Главная
Антологии
Публикации
Город за неделю
Загадки нашего городка
Архив форума
Фотографии
Файлы
Сайт
Город Железногорск
Опрос
А если арестуют Кулеша он:
мошенник
жертва гебни
а кто это
чума на эти оба дома



результаты

Комментарии
RSS
Архив
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031     

Подпишитесь на обновления сайта!



Twitter Уранбатора




Google
Поиск по сайту

Последнее предупреждение Печатать E-mail
Среда, 02 Июнь 2010

Сейсмоустойчивость красноярских новостроек - ниже всякой критики, считают учёные.

Ученые пообещали Красноярску землетрясение с интенсивностью до 6 баллов

В ближайшие 3-4 года Красноярску пообещали землетрясение с интенсивностью до 6 баллов. 1 июня депутаты Заксобрания края обсудили проблему сейсмостойкости зданий Красноярска.

Для этого на комитет по экономической политике были приглашены заведующий кафедрой строительной механики и управления конструкциями института градостроительства, управления и региональной экономики СФУ Наум Абовский и директор Института геологии и минерального сырья Виктор Сибгатулин. Абовский в своем выступлении отметил, что Красноярский край в разработке программ по определению сейсмической безопасности серьезно отстает от других регионов. Между тем, только в Красноярске более 30% зданий находятся в сейсмологически опасной зоне. Сибгатулин информацию подтвердил, добавив, что зоны сейсмичности за последние 10 лет придвинулись к Красноярску с расстояния в 200 км до расстояния в 100 км. «Это дает основания полагать, что в течение 3-4 лет Красноярск тряхнет с интенсивностью до 6 баллов», — сказал Сибгатулин. От этого некоторые дома, в частности в Верхних Черемушках, просто «сложатся», поскольку на такую балльность не рассчитаны.

Он отметил, что уже сейчас нужно организовать работу по составлению карт сейсмоактивности в районах города, однако для этого нужно получить из администрации и «Гражданпроекта» данные об уже проведенных исследованиях, а они такие данные предоставлять отказываются. Сибгатулин предложил принять соответствующий краевой закон о сейсмобезопасности, и внести поправки в закон о градостроительном проектировании. По его расчетам, расходы, связанные со всеми мероприятиями по составлению сейсмокарт, определению сейсмоустойчивости зданий до 2013 года должны составить 1,41 млрд. рублей.

Первый заместитель министра строительства и архитектуры Евгений Диев в ответ на услышанное заявил, что «не надо будоражить общественное мнение необдуманными заявлениями», и рассказал, что на уровне правительства такая работа и так ведется. Сославшись на руководство «Гражданпроекта», он сообщил, что они готовы предоставлять все необходимые данные. Председатель комитета Михаил Васильев заключил, что взаимодействие между данным учреждением, администрацией Красноярска и учеными должно быть налажено.

Источник: www.newslab.ru.

***

Ученые поставили под сомнение сейсмостойкость новых зданий Красноярска

Ученые поставили под сомнение сейсмостойкость новых жилых и торговых комплексов Красноярска. В отчете о сейсмическом риске и проблемах сейсмостойкого строительства в крае ряд сотрудников РАН заявил, что подавляющее большинство недавно введенных в эксплуатацию зданий и сооружений были построены по старым нормам — с дефицитом сейсмостойкости в 1-2 балла.

Специалисты выяснили, что все они были возведены с расчетной сейсмичностью в 5-6 баллов, а этот показатель больше 10 лет назад был увеличен до 6-8 баллов. «В мэрии города это хорошо известно, однако действенных мер в течение этого времени не принимается. Такая успокоенность должна рассматриваться как административное преступление. В итоге, объем несейсмостойкого строительства за это время существенно увеличился», — говорится в отчете.

По данным ученых, в список крупных объектов риска, которые могут пострадать в случае серьезного землетрясения, попали: здание федерального кардиоцентра, ТРК «Огни», ТРК «Июнь», мкрн. «Южный берег», новое общежитие СФУ, жилые комплексы «Перья» и «Гремячий лог», деловой центр «Первая башня», а также недостроенный Ледовый дворец. Все эти здания были спроектированы и построены без учета реальной сейсмичности, говорят ученые. По их данным, территории Красноярского края, в том числе и будущей агломерации, оценивается по категории сейсмичности как «опасные» и «весьма опасные».

Исследования показали, что сейсмическая активность вблизи Красноярска выросла, и на данный момент в городе может происходить порядка трех землетрясений интенсивностью от трех баллов в год, причем более 30 % территории города попадает в зону сейсмической опасности в 7-7,5 баллов.

В своем отчете ученые предлагают краевым властям разработать целевую программу по сейсмобезопасности. Соответствующие документы они уже направили в Законодательное Собрание Красноярского края.

21 апреля 2010г.

***

АЗАРТНЫЕ ИГРЫ В РИСКОВАННОЙ ЗОНЕ

В редакции газеты "Красноярский рабочий" прошёл очередной круглый стол, посвящённый проблемам природно-техногенной безопасности населения и промышленной инфраструктуры Красноярского края. На этот раз обсуждались в основном вопросы сейсмической безопасности краевого центра. Участие в разговоре приняли известные красноярские учёные, представители власти, строители, журналисты.

Исключения стали правилом

Владимир ПАВЛОВСКИЙ, главный редактор "Красноярского рабочего":

- Сегодня мы продолжаем разговор, начатый в сентябре. Тогда читательская реакция была достаточно острой. Редакция получила ответ из краевой прокуратуры, но он не устроил нас в полной мере. Никак не отреагировали на поднятые проблемы ни правительство края, ни депутаты. Одним из инициаторов проведения сегодняшнего обсуждения является Виктор Газизович Сибгатулин. Я хотел бы, чтобы он и начал дискуссию.

Виктор СИБГАТУЛИН, директор научного Экологического центра геодинамики и сейсмостойкого строительства:

- После предыдущей встречи в редакции состоялся научный симпозиум, который организовал Владимир Москвичёв на базе СКТБ "Наука". Участие в нём приняли учёные из Новосибирска, Красноярска, Иркутска, Москвы. Проблемы геодинамической безопасности в целом России и в частности Центральной Сибири, где мы живём, были обсуждены всесторонне. Рекомендации симпозиума разосланы в органы власти, во все структуры, которые каким-то образом связаны с безопасностью населения и промышленности.

Основные выводы прежние. И в крае, и в Красноярске отсутствует системная политика обеспечения безопасности, связанной с природными явлениями. Мы называем это геодинамической безопасностью. Если мы не знаем, что происходит в верхней части земной коры, где возводим гидростанции, здания и сооружения, транспортные пути, то мы - сознательно или неосознанно - плодим возможные катастрофы.

А живём мы в достаточно сейсмоактивном регионе. Юг Красноярского края - очень активный в сейсмическом отношении регион. И понятно, что эти процессы нужно контролировать. Не только с помощью науки. Нужно, чтобы мы в конце концов достучались до властных структур, которые должны принять меры. Приведу пример. Красноярск имеет генеральный план. Не знаю, когда он был утверждён, но согласно действующему федеральному законодательству генплан не должен был утверждаться без карты детального сейсморайонирования территории.

При прежней власти инженерно-геологическая информация для строительства концентрировалась в государственных структурах, и её можно было использовать. Сегодня строительство ведётся в больших объёмах, информация рассредоточена по огромному числу строительных структур, но она не обобщается. Мы ведём строительство, основываясь на формальном допущении СНиПов.

СНиП допускает - в порядке исключения - строительство на основе карты общего сейсмического районирования. Красноярск на этой карте значится 6-балльным. На самом деле территории, особенно больших городов, крайне неоднородны, в том числе и в геодинамическом отношении, и это надо учитывать. Особенно когда проектируем, возводим особо важные, опасные объекты. Исключение, которое допускается, стало в Красноярске правилом: все берут ОСН-97, в том числе, как ни странно, краевое министерство строительства, и разрешают вести работы. Да, в муниципалитете вроде нас понимают, но говорят, что нужно переутвердить схему. А зачем это делать? Есть положение, которое требует, чтобы обязательно происходило детальное изучение геолого-геофизических параметров площадки, на которой размещается строительный объект.

Недавно вышел "Технический регламент в строительстве". Он, как всегда, расплывчатый, неконкретный, тем не менее в нём чётко написано, что проектировщик, застройщик и заказчик, выдавая задание на строительство, обязаны детально изучить свойство площадки, чтобы на всех стадиях жизни объекта - проектирование, строительство, эксплуатация, ликвидация - была обеспечена безопасность людей. И не только людей, но и животных, и даже растений. А мы сегодня ссылаемся, как всегда, на всякие экономические трудности...

Я знаю, что в год на содержание экзотических растений (я, поверьте, совсем не против них) тратится около 200 миллионов рублей. Давайте же потратим на пальмы 195, а 5 миллионов пустим на то, чтобы провести в городе микросейсморайонирование или уточнение сейсмологической опасности. Мы этих денег найти не можем. Это уже не финансовый, ни экономический фактор, это фактор непонимания важности проблемы...

Безопасность - не задача общественности, это задача органов власти. В краевом депутатском корпусе зреет понимание того, что это очень важные проблемы. К сожалению, в совете депутатов Красноярска я такой озабоченности не заметил.

Соседи нас опережают

Владимир МОСКВИЧЁВ, заместитель председателя Красноярского научного центра Сибирского отделения РАН:

- Нам всегда казалось, что мы имеем в Красноярском крае достаточно простые геологические условия, на это оказалось не так. Поэтому постановка проблемы сейсмической безопасности крайне важна для нас. Я уж не буду напоминать о том, что у нас недоразвита сеть сейсмостанций, и эту проблему тоже надо решать. Сейсмическую безопасность нужно рассматривать как составную часть общей проблемы природно-техногенной безопасности территории. Мы должны решать её более комплексно, чем это делали ранее.

После Чернобыльской аварии в СССР - впервые в мире - была сформирована и реализована программа снижения риска и смягчения последствий от ЧС природного и техногенного характера. Реализация её длилась 10 лет, были и программы отдельных субъектов Федерации, в том числе Красноярского края, она реализовывалась на протяжении трёх лет. Параллельно реализовывалась, и достаточно удачно, программа сейсмической безопасности края.

Россия как Федерация в этом плане заметно продвигалась. Появилось 30-томное издание, где подведены итоги работы. В разработке участвовали и наши учёные, в том числе часть сидящих здесь коллег. Происходило это по решению Совета безопасности. Есть том, посвящённый региональным проблемам безопасности Красноярского края. Это было, хотел бы подчеркнуть, ещё при Александре Лебеде.

В книге, которую я дарю редакции "Красноярского рабочего", есть глава "Основные направления повышения безопасности Красноярского края". То, что было написано в то время, крайне актуально и сейчас - вопросы сейсмики и других экологических, техногенных проблем, акцентировано внимание на лесных пожарах и т. д.

В последние годы работы по поручению полномочного представителя президента по Сибирскому федеральному округу Анатолия Квашнина организован окружной центр мониторинга социально-экономических проблем и природной среды. С созданием узловых центров в Новосибирске, Красноярске, Иркутске. Почему Красноярск? До 2000 года нами были наработаны совместные с Федерацией программы. Тогда на местном уровне было полное взаимопонимание как с Ростехнадзором, так и с руководством МЧС. Наш край рассматривался как полигон для экспериментальной отработки технологий и методов мониторинга, которые необходимо использовать.

В последнее время пришло новое поколение, скажем так, новая генерация руководителей Ростехнадзора и МЧС, возникли проблемы, в том числе и в нашем Енисейском управлении. Смена руководства к лучшим результатам не привела, только к ухудшению состояния промышленной безопасности. Постоянные реорганизации системы МЧС тоже, мне кажется, привели к тому, что научно-методическое обеспечение региональной системы природно-техногенной безопасности просело, снизилось.

МЧС никогда не финансировало проблемы природно-техногенной безопасности - его научное обеспечение. Но у нас была краевая программа, которую утвердило Законодательное Собрание. Основная часть финансирования - 2/3 или, может, даже 3/4 - шла на укрепление материально-технической базы, на создание спасотрядов, диспетчерских служб и так далее. В целом на территории края шло формирование системы управления безопасности, и мы в этом принимали непосредственное участие.

В этих программах, в том числе по сейсмике, был раздел, в котором выделялся блок научного обеспечения. На уровне города, как правило, проблемы не рассматривались - лишь в целом по краю. Но в последние годы ситуация стала критической. Если мы не создадим те условия, которые имели в 90-е годы, не вернёмся к тому состоянию активного взаимодействия различных структур власти, науки, отраслевых, вузов, то нас опередят соседи. Они уже опережают.

Министром МЧС Иркутской области стал бывший заместитель начальника главного управления МЧС по Красноярскому краю. Мы вместе очень хорошо работали, и он эту работу быстро поставил на соседней территории, наших специалистов туда пригласил. Очень удачно идёт работа в Кемерове, хотя там проблем гораздо больше. Если мы сейчас говорим про сейсмику, то она на Кузбассе тоже присутствует в полном объёме, но экология ужасная, нормальной питьевой воды нет, шахты затапливает, геодинамика гораздо сложнее, чем у нас. Но там эти вопросы понимают и решают более активно.

Когда-то с нас брали пример, к нам приезжали за опытом из Башкирии, Якутии, Екатеринбурга, мы даже их региональные документы прописывали. Сейчас такого взаимодействия нет. В управлении ГО и ЧС по Красноярскому краю - одна структура, в правительстве - другая. Ни там, ни там нет отдела научно-технического сопровождения, обеспечения, который был в своё время. Это было очень важно, мы готовили целый ряд законов, которые потом принимало Законодательное Собрание.

У нас в регионе - и в научном центре, и в университете - есть специалисты, я бы сказал, не только российского уровня. Сам факт участия в расследовании причин аварии на Саяно-Шушенской ГЭС - это тоже признание. Часть проектов дошла до НТС Министерства по чрезвычайным ситуациям. Дошли, были доложены, приняты положительные решения, но деньги от Московской кольцевой дороги до Сибири никак не могут дойти.

Я полностью поддерживаю предложения, которые были высказаны на симпозиуме: нужно провести более детальное сейсмическое районирование Красноярска и всей промышленной агломерации. Мы живём представлениями, дай бог, довоенных времён. Сейчас другие системы мониторинга, обработки данных. Совершенно не использовать эти возможности нельзя.

В ожидании катастрофы

Наум АБОВСКИЙ, профессор СФУ, научный руководитель научно-инженерного центра гидродинамики и сейсмостойкого строительства:

- Мы изложили в письменном виде конкретные факты нарушения законодательства о градостроительной деятельности в Красноярске. Есть письма, но нет ответа из администрации. На плакате, который мы сделали к заседанию сегодняшнего круглого стола, - иллюстрации того молчания и пренебрежения к науке. Не последовало реальных ответов и на выступление "Красноярского рабочего". Такое молчание привело к тому, что мы сейчас уже приводим конкретные факты нарушений.

Градостроительная деятельность в Красноярске противоречит прежде всего Градостроительному кодексу. Строить, не имея геологической карты, геодинамических данных, - это прямое нарушение статьи 24. В ответе, который я получил недавно, главный архитектор Красноярска признаёт, что их действительно нет. Чтобы понять всю подлость этого дела, достаточно почитать "Красноярский рабочий". Вот статья, где депутаты обсуждают отчёт министра по строительству. Край развивается вкривь и вкось, пишет газета.

Отсутствуют генеральные планы планирования посёлков и городов края, про них просто-напросто забывают. Чиновники недоучитывают, что планировка - это не просто рисование архитектурных объектов, это строительство их на земле, не на Луне. Непонятно им, какими последствиями это грозит, чем обернётся. С одной стороны, видна некомпетентность, с другой - глубокое непонимание сущности проблем.

Согласно 57-й статье Кодекса ведение информационных систем обеспечения градостроительной деятельности должно осуществляться органами местного самоуправления путём сбора, документирования, актуализации, обработки и систематизации учёта и хранения сведений по геологии. У нас же в городе происходит просто-напросто архивация - сбор данных, которые затем лежат на полке.

В кодексе сказано, что органы местного самоуправления обязаны предоставлять сведения информационных систем обеспечения градостроительной деятельности физическим и юридическим лицам. У нас такая информационная деятельность закрыта. Только на основе личных контактов кое-какую информацию удалось получить, и на её основе мы составили карту. Теперь наглядно видно: более 30 процентов территории Красноярска находится в сверхнормативной сейсмической зоне.

Что значит повышение сейсмичности на 1 балл? Это означает, что нагрузка на сооружение увеличится в 2 раза и более. До четырёх раз. У нас же целый ряд посёлков, жилищных массивов строятся в этих зонах. Не проверяется реальная сейсмичность площадок. Мы живём, мы пользуемся общей картой, а эта карта - как средняя температура по больнице. В Красноярске на отдельных участках - 7,5 балла. Это опасная ситуация, мы живём в ожидании возможной катастрофы.

И в этих условиях Законодательное Собрание вместе с нашим региональным правительством исключило безопасность из перечня приоритетных направлений развития науки. Как говорит наш президент, экономить на безопасности - преступно. Преступно! Приведу пример из разговора с депутатом Алексеем Клешко. Он заявляет, что у государства нет денег для того, чтобы обеспечивать безопасность. Я спрашиваю: "Вы тоже красноярец, вы думаете, что меня тряхнёт, а вас - нет?" - "Я занимаюсь детскими садами", - вот буквально его ответ.

То же самое можно сказать и о руководителе научной группы, которая должна заботиться о деньгах. Сейчас краевой фонд науки распределяет 64 миллиона. Мы попытались... То, что показано на этой карте, сделано за наши деньги, мы их выиграли, это грант Сибирского федерального университета. Мы сумели эту работу сделать и хотели добровольно, почти бесплатно, её продолжить, но краевой фонд не посчитал возможным выделить для этого деньги. Хотя по экспертной деятельности мы получили 76 баллов из 80 возможных - самый высокий балл. Полное непонимание вопроса, полное пренебрежение.

Наши ведущие организации, которые по закону должны обеспечивать доступность градостроительных карт по геологии и по геосейсмике, - Гражданпроект, КрасТИЗИС и др. - отказались (есть протокол заседания, которое проводилось в мэрии) предоставлять материалы по геологии. Они потребовали за них непомерные деньги, хотя по закону физическим и юридическим лицам они должны предоставляться. Причём без оплаты, а если и с оплатой, то по государственным, а не по диким расценкам. Гражданпроект потребовал за каждый расчёт 20 тысяч рублей. Это примерно столько, сколько стоит сама скважина. Мы не бюджетная, мы общественная организация, где мы возьмём такие деньги? Полное отсутствие гражданской позиции, хотя они называются Гражданпроектом.

Я вынужденно назвал свой доклад на симпозиуме "В ожидании возможной катастрофы". Это не нагнетание обстановки, это соответствует реальной ситуации. Прошло 10 лет, как увеличились и начались у нас сейсмические явления. Но в крае нет технической политики. Несколько лет назад разработали региональную программу сейсмостойкости, но её не утвердили. Мы должны были включиться в федеральную программу, по которой Владимир Путин выделяет 48 миллиардов, чтобы повысить сейсмостойкость старых и новых домов. Мы в неё не включились, потому что не имеем региональной программы. Бесконечные обсуждения этого и в Законодательном Собрании, и в правительстве ни к чему не приводят. Сотрясание языком не обеспечивает сейсмостойкости зданий.

Приведу такой факт: сейсмобезопасностью начинают спекулировать, обманывать жителей и покупателей. У меня спрашивают, причастны ли мы к строительству в металле жилого дома - первого сейсмостойкого в Красноярске. Я звоню руководителю проекта, он смеётся: "Мы не проектировали этот дом как сейсмостойкий". Но рекламные объявления повсюду - завлекают людей. Я не знаю, как это можно допускать, почему на это смотрят сквозь пальцы? Такие объекты, как ТРК "Июнь", "Огни", краевая больница, ледовый дворец и многие другие, находятся на площадках, сейсмичность которых не определена. По некоторым объектам она выше нормативной.

Возвращаюсь к дому, который впервые вроде бы строится у нас как сейсмостойкий. Сейсмичность площадки не определялась и, по нашим сведениям, она выше нормативной, выше средней. Более того, там применена для узловых соединений с несущей конструкцией сварка, что мало пригодно для здания. Несимметричность здания тоже может повлиять на обстановку негативно...

У нас нет в городе ни одного здания, которые мы могли бы рекомендовать как образец сейсмостойкого строительства. Имеем, наоборот, много примеров, когда строят безобразно. Я выступал на собрании и указал на розданный его участникам проспект: "Вот на 17-й странице указана кирпичная колонна на 14 этажей по углам, она плохо связана с перекрытием. Каким образом это может выдержать?" Это был первый дом, после этого построили ещё два подобных - никакой реакции не последовало. Мы, к сожалению, не имеем власти, мы - наука. Но это безобразие надо пресечь.

У нас есть серьёзные противоречия между федеральными нормативными документами и применением их к условиям города Красноярска. Противоречие: СНиП пригоден при сейсмичности 7 баллов, проводить микросейсморайонирование не обязательно. Фактически мы не имеем такого документа, однако им пытаются пользоваться при сейсмичности выше 7 баллов. Мы обратились в Минрегионразвития, нам объяснили: решайте это на региональном уровне. В Градостроительном кодексе, сказано: региональные власти имеют право решать эти вопросы. Выходит, что региональные нормы должны преодолеть федеральные нормативы? Разве так можно, разве кто-то решится пойти поперёк закона? Тогда получается, что федеральные органы ответственны за рост несейсмостойкого строительства.

Мы предложили теперь уже бывшему министру строительства Николаю Глушкову: сделайте так, как на Урале. Там просто заставили определять сейсмичность площадок, тем более что определение сейсмичности согласно СНиПу инженерных изысканий входит туда как составная часть. Просто выполняйте эту работу в полном объёме. И больше ничего. Обращались дважды. Никакого ответа. Действует принцип дикого капитализма, стремление к наживе любой ценой, стремление строить дёшево, а "после меня - хоть потоп".

По этим фактам, я считаю, должен проводить проверку прокурор города. Я принёс газету, где он говорит: "Пишите мне, если нарушения закона есть, я буду их исправлять". Вот мы и подготовили конкретные нарушения со ссылками на закон, с доказательствами, письмами. Если наша газета "Красноярский рабочий" добьётся хоть какого-то сдвига, все красноярцы будут признательны вам. Это наша общая боль. Посмотрите, что произошло в Китае...

А гражданином быть обязан

Александр ОСТАПЧУК, заместитель руководителя департамента градостроительства администрации Красноярска:

- Моя гражданская позиция - не противостоять нашему сегодняшнему совещанию. Я с вами, я поддерживаю вас. Как гражданин. А как должностное лицо я даже настаиваю, чтобы все материалы были переданы в городскую прокуратуру.

Я в строительстве уже 33 года. Любое общество живёт по определённым правилам. Эти правила - законы федеральные и наш основной закон - Конституция. Там определено место и органам самоуправления: они не входят в систему государственной власти. Органы самоуправления решают вопросы местного значения. 131-й Федеральный закон определил рамки гражданской позиции, ответственности муниципалитетов... К вопросам местного значения относится непосредственное обеспечение жизнедеятельности населения муниципального образования.

Все материалы Наума Петровича я прочитал. В ноябре прошлого года их очень активно обсуждали у руководителя отраслевого департамента Игоря Иванова, они направлены в министерство строительства Красноярского края. Очевидно, эти материалы пошли в какую-то обработку и, очевидно, какой-нибудь резонанс по этому поводу будет. Все до одного листочка (я вас уверяю - никто ничего не изъял) ушли в министерство. Полномочия законодатель разграничил, но это полномочия, как правильно здесь подчеркнули, не общественности, это задача власти. Общественность может только сформулировать: нам стало известно... Мы, выражая общность интересов граждан, эти документы направили в органы власти субъекта Федерации.

Ещё раз хочу подчеркнуть: я как должностное лицо и как гражданин готов за безопасность, за сейсмобезопасность вместе с вами работать, по инстанциям ходить. Подскажите только - как? Как должностное лицо я ограничен в своих полномочиях.

Генеральный план Красноярска принят в 2001 году, утверждён главой города. Он предусматривает застройку до 2010 года. Материалы, которые легли в основу в соответствии с Градостроительным кодексом, могут быть взяты только официально - разработанные каким-то федеральным органом, или это материалы, которые были прописаны непосредственно в техническом задании на разработку генплана.

Генеральный план города разрабатывал Петербургский институт урбанистики. В его основу легли, конечно, материалы многолетних наблюдений базового института Гражданпроект и подзаконных актов - нормативных отраслевых, которые уже назывались. Поэтому нарушений каких-либо со стороны органов местного самоуправления мы пока не видим.

Виктор СИБГАТУЛИН:

- Вот официальный ответ директора департамента регулирования градостроительной деятельности Министерства регионального развития. Он, надеюсь, знает Градостроительный кодекс не хуже вас. Он пишет, что в соответствии со статьями 7 и 8 Градостроительного кодекса... утверждение региональных и местных нормативов градостроительного проектирования отнесено соответственно к полномочиям органов государственной власти субъектов Федерации и органов местного самоуправления в области градостроительной деятельности. Градостроительную деятельность в Красноярске осуществляет не субъект Федерации, а муниципалитет. И все стадии обеспечения этой градостроительной деятельности законодательно относятся к вашим полномочиям. Чётко написано.

Александр ОСТАПЧУК:

- Но я же попросил вас все материалы отправить в прокуратуру Красноярска для подтверждения либо неподтверждения законности действий органов местного самоуправления. А что касается цитирования ответа, который вам пришёл из Минрегионразвития, то там написано: "субъект Федерации и органы местного самоуправления". Так вот, у каждого уполномоченного органа есть свои задачи. Я сказал про местные органы самоуправления: нам стало известно - мы передали все материалы субъекту Федерации для того, чтобы тот принял меры, вплоть до выпуска новых территориальных строительных норм, региональных строительных норм и т. д. То есть эти полномочия всё-таки задача власти - Федерации и субъекта Федерации.

Владимир МОСКВИЧЁВ:

- Вы сказали про значение здравого смысла в системе управления. Я вас прекрасно понимаю - как человека системы управления. Но у вас есть и своя гражданская позиция. Руководствуясь здравым смыслом системы управления, я бы вам рекомендовал следующее. Выделить из городского бюджета 5-7 миллионов, провести сейсмомикрорайонирование города, и это ваша основа, доказательная база для того, чтобы предложить уже правительству Красноярского края решить проблему. Вот конкретные результаты - будьте любезны, дайте нам нормативную базу для того, чтобы мы строили правильно. Я прошу прощения, 10 миллионов из городского бюджета на эти проблемы - это не вопрос.

Александр ОСТАПЧУК:

- Бюджет города Красноярска консолидированный. Есть собственные источники дохода, которые составляют 28 процентов его наполняемости, остальное - в виде субсидий и частично в виде краевых субвенций. Мы обратимся в край для включения в бюджет города средств для определения сейсмологии Красноярска. Самостоятельно же определяться с бюджетом не имеем права.

Наум АБОВСКИЙ:

- Вы вправе заставить заказчика, чтобы он выполнял нормативы, которые имеются в СНиПе, в полном объёме делал и геологические, и сейсмологические разработки. Обязаны заниматься систематизацией, актуализацией всех этих данных. И тем самым образовать базу решения этого вопроса, а не просто сидеть и складывать эти бумажки.

Александр ОСТАПЧУК:

- Закон говорит следующее: разработанная проектно-сметная документация проходит государственную экспертизу, и заключение государственной экспертизы представляется на рассмотрение. Можно местным органам самоуправления экспертизе противостоять? У нас полномочий по оспариванию нет. Мы принимаем то, что есть. Контроль за деятельностью строительных организаций в области градостроительства есть у службы строительного контроля и надзора, которую раньше возглавлял здесь присутствующий Николай Клепачёв. Поэтому говорить, что местные органы самоуправления в чём-то не дорабатывают... Я свою позицию высказал, спасибо.

Прислушаться к выводам науки

Лев ЕНДЖИЕВСКИЙ, академик, заведующий кафедрой строительных конструкций КрасГАСА СФУ:

- Я Наума Петровича полностью поддерживаю, позиция у нас с ним общая и лаборатория - тоже в нашей системе. Мы уже довольно неплохо оснащены для выполнения таких работ. Но, конечно, финансовой поддержки сами не имеем и пока не находим других возможных источников. Всё остальное делаем. Возможности есть. Центр качества в стадии становления. Есть у нас и тепловизор, и многое другое. Оборудования достаточно для различных исследований.

Валентина БИБИКОВА, депутат Законодательного Собрания края:

- Тут выступали специалисты очень высокой квалификации. Конечно, тех людей, которые будут читать материалы круглого стола, не устроит публичное сутяжничество между краевой и муниципальной властью - кто кому и что должен. Они прежде всего думают о тех деньгах, которые вкладывают в покупку квартир в надежде на то, что и строители, и проектировщики, и те, кто осуществляет технадзор, и те, кто проводит госэкспертизу, - они выполняют и существующие нормативы, и должностные инструкции, и законы, совершенные и несовершенные. Ну и думаю, что среди этих проектировщиков и строителей есть люди, которые сами приобретают квартиры в этих жилых домах, их родственники, дети, знакомые и т. д.

Всех нас должно объединять то, что рефреном звучит сегодня - гражданская позиция, она должна быть выше, чем должностные инструкции. Если в инструкциях чего-то нет, каждый гражданин, занимающий ту или иную должность и ставящий подпись под теми или иными актами приёма работы или разрешающими эти работы, должен понимать всю меру ответственности.

К сожалению, действительность - она более драматична. Тут правильно было подмечено, что интересы гражданского общества, отдельного гражданина очень часто входят в противоречия с интересами бизнеса. Бизнес хочет дешевле построить, получить больше прибыли, и подчас это, конечно, никак не вписывается в нормативы.

Прозвучало, что Законодательное Собрание не принимает соответствующую программу, которая была, но я как депутат могу сказать, что таких разработанных программ за восемь лет нам никто не предлагал. По всей вероятности, правительство программу не разрабатывало. Думаю, что и отдельные депутаты не в курсе тех рисков, о которых говорит наука.

Я возьму листочки, где приведены факты нарушения законодательства, размножу их в 52 экземплярах у себя в Заксобрании. Кроме того, я бы хотела, чтобы плакат, который сегодня висит в редакции, вы мне тоже дали. Один экземпляр я отнесла бы Александру Уссу, куда я отправила первое обращение, а второй - либо Эдхаму Акбулатову, либо в приёмную Льва Кузнецова. И было бы неплохо, чтобы этот плакат был отправлен Юрию Баранову, прокурору края. Думаю, что весь пакет документов, все карты, которые имеются у представителей научной общественности, должны получить более широкую огласку.

Я понимаю, что в этих документах очень аккуратно называются объекты: вот "Июнь", "Огни", это торговые комплексы. Но если в этом перечне появятся жилые дома, конкретные номера... Даже эта карта - она ещё не всё говорит, вот если б к этой карте ещё и перечень улиц, то возник бы повышенный общественный интерес. Да, найдутся люди, которые скажут: "Все погибнут - и я погибну, буду ждать, я ничего не могу поделать". У нас же так большинство живёт.

Наум АБОВСКИЙ:

- Панику мы не хотим создавать.

Валентина БИБИКОВА:

- Панику создавать и не надо. Представитель муниципальной власти признаёт, что всё вы говорите правильно, он как гражданин-то признаёт, он только говорит, что не в его полномочиях решить вопросы. Я думаю, что и ни один министр ничего не скажет против, ему аргументы нужны против, а этих аргументов наверняка нет, если наука делает выводы. Я думаю, что просто к ней надо прислушиваться, поэтому я на себя это беру. И если ответы появятся, а они появятся, я вас извещу. Вот такая моя курьерская миссия. В любой же закон можно внести изменения. В том числе по грантовой поддержке и фонду науки.

Виктор СИБГАТУЛИН:

- Основной аргумент противников: "Вы хотите путём удорожания строительства остановить строительство". Это полная ерунда. И полное непонимание. Мы предлагаем и экономический механизм, как не допустить повышения стоимости. Мы всё объяснили в краевом департаменте строительства, нам пообещали, что со следующего года в кадастровую оценку земли и в городе Красноярске, и в крае постараются ввести геодинамические параметры, которые, в принципе, предусмотрены нормативными документами о кадастровой оценке земли, но до сих пор не использовались. Все ссылаются на риски, вот эти геодинамические риски при кадастровой оценке земли не учитываются. Учитывается расположение участка по отношению к центру города или к транспорту и т. д.

Мы часто приводим примеры Голливуда. Там живут миллионеры, миллиардеры, тем не менее они деньги так просто не разбрасывают. Если они хотят жить на горке с хорошим видом, но там сильно трясёт, им дают землю бесплатно или за символическую плату. Но они обязаны строить свои виллы и коттеджи очень крепко, поэтому у них за счёт земли получается дешевле, а собственно строительство становится дороже. А вот участки, которые менее подвержены тряске, но пользуются спросом, - там земля дороже. Это мы и предлагаем мэру. И это касается не только города Красноярска.

Не программируйте несчастья!

Теодор ШЕВЧЕНКО, журналист-эколог:

- В "Красноярском рабочем" появилась очень актуальная статья "Авария в Саянах была запрограммирована" за подписью Евгения Долгинина, кандидата технических наук, бывшего главного инженера КраснояркГЭСстроя. Я должен сказать, что авария в Богучанах тоже запрограммирована. На сто процентов, но только погибнут не 70 человек, а десятки тысяч. Это всё делалось и делается руками не только временщиков - Александра Хлопонина и прочих. Александр Усс недавно сорвал переговоры нашего нового губернатора с иркутянами, которые давно выступают против строительства ГЭС именно на высших отметках. Они знают, что в таком случае будет закрыт Усть-Илимск, ему грозит подтопление, люди останутся без питьевой воды и т. д. Это гигантская потеря, и они не мирятся.

Два года назад депутатская группа от КПРФ съездила на Богучанскую ГЭС, возглавлял её Юрчик. Депутаты убедились, что сегодня самую большую тревогу вызывает повышение отметки плотины. И предложили создать депутатскую комиссию, которая изучила бы ситуацию в Кодинске. Где эта комиссия? А ещё они сделали вывод, что надо среди жителей края провести референдум по Богучанской ГЭС. То есть они всё сбросили на население, которое должно решать, достраивать ли ГЭС и до какой отметки. Это что такое?

Мы опять сейчас говорим о гражданской позиции. А её нет. И самое страшное, что нет у нас выборов законодателей, которые бы заботились о населении. Население вымирает, а депутаты ни черта не делают.

Виктор БОРОВИК, заслуженный строитель России:

- Я много лет в строительстве работаю, и помню период - при советской власти, когда вопрос сейсмики серьёзно рассматривался. Правда, о 7 с лишним баллах тогда разговора не было. Тем не менее я приведу два примера: оперный театр и Большой концертный зал. Первый секретарь крайкома Павел Федирко на третий день после того, как создан был штаб строительства, спросил: "А если завтра тряхнёт? Устоят?" То есть на уровне руководства края об этом думали - и Владимир Иванович Долгих, и все другие, много раз возникал такой разговор.

Как можно сегодня не рассматривать вопросы безопасности в строительстве? Это же полный парадокс. Как этот вопрос может возникать вообще? Веди пострадают живые люди. Вот Наум Петрович говорил о 14-этажном здании без обвязки. Это кончится тем, что что-то упадёт, а потом начнём принимать меры. Только так и делаем.

Иван ХУДОБЕРДИН, руководитель научно-инженерного центра геодинамики и сейсмостойкого строительства:

- Действительно, к материалам, которые существуют в базе данных администрации города, доступ научных организаций и физических лиц закрыт. Для того чтобы получить информацию, необходимую в первую очередь для расчётов, нам приходилось преодолевать сопротивление, хотя в первую очередь чиновники должны быть заинтересованы, они обязаны знать, что происходит на территории Красноярска.

Все, конечно, говорят, что это надо, что гражданская позиция ясна, все "за", но в итоге получается, что чиновники лишь исполняют свои обязанности - может, даже и хорошо исполняют, но среди них нет реформатора, который сдвинул бы дело с мёртвой точки. Нет человека, который заставил бы всех остальных поверить в идею. Даже не то что поверить, а взять на себя ответственность, решить вопросы. Все работают, потому что надо что-то делать, а реформаторы - они чем и отличаются от других, так тем, что берут ответственность и двигают дело.

Виктор СИБГАТУЛИН:

- Господин Остапчук ссылается на отсутствие полномочий. Но уж, бесспорно, в полномочия мэрии входит сбор информации по геодинамическим условиям строительных площадок. Они собирают, как говорил Наум Петрович, и превращают в архив. Мы говорим: давайте мы ваш архив превратим в электронный вид - бесплатно. После этого пересчитаем, у нас имеются технологии. Это будет не совсем микросейсморайонирование, но очень близко к нему. Опять для вас - бесплатно. Мы сделаем нормальную карту, нам нужны данные по скважинам. Всё упирается в одно: "Мы не имеем права выдавать вам информацию без согласия строителей".

Валентина БИБИКОВА:

- Это очень важная информация. У некоторых может создаться впечатление, а здесь не раз упоминался фонд науки, что вам нужны в первую очередь деньги.

Наум АБОВСКИЙ:

- Не деньги нужны. Мы бесплатно передаём мэрии всё. Нас упрекнули: мы, мол, дадим вам данные, а вы их будете продавать. Потом заявили, что это интеллектуальная собственность. Мы показали Градостроительный кодекс, справку из юридической консультации. Тогда Пётр Иванович издал документ о порядке выдачи информации. Теперь они и свои инструкции не выполняют, и федеральные. Сплошные зацепки. А позиция Гражданпроекта - я сказал, что это простое сопротивление.

Болит душа за Красноярье

Николай КЛЕПАЧЁВ, эксперт в области строительства:

- Выслушал все доклады. Но это - информирование о том, что нас ждёт. А почему не реагирует власть? Вот тут вопрос. Я отвечу. Беру на себя смелость ответить за неё.

Чиновники, не стесняясь, открыто говорят: вы снизите объёмы, которые и так снижены в 10 раз по сравнению с советскими временами. Сейчас что попало строят, бесконтрольно строят, а безопасность связана с сейсмикой. То есть проглядывает какая-то линия умышленного вредительства. Безопасность игнорируется.

Если власть так и дальше будет продолжать, а прокурорская власть будет осуществлять надзор таким же образом, как сейчас, гарантия, что через пару-тройку, пять лет краю - крах. Назрела ситуация: через пять лет - массовое обрушение. Это я ответственно заявляю как специалист, как бывший начальник стройнадзора. Никаких денег никто не найдёт, даже на разбор завалов. Посмотрите, что с селом делается. Все фермы, все строения уже лежат на боку. Просто лежат, их никто не разбирает.

Мы говорили и про Богучанскую ГЭС. Меня это потрясает, это ведь мой родной край. Там низина - плотину прорвёт, никаких сомнений нет. Шевченко тревогу бьёт, а никакой реакции. Это и есть преступление. Я бы очень хотел направить запрос прокурору края.

Убедительно прошу Валентину Васильевну: ещё раз сделайте запрос, нужно немедленно создавать комиссию из числа специалистов, заслушивать первых лиц - губернатора, председателя правительства. Александру Уссу и, возможно, депутатам на сессии специально доложить всё, как полагается. Иначе, сказать им, вы берёте на себя ответственность за последствия.

Владимир Евгеньевич, материал должен быть очень серьёзно подан и направлен с резолюцией от редакции - по требованию участников круглого стола. Формулировать надо так: не принимая мер, чиновники берут на себя уголовную ответственность. Вот так должен стоять вопрос - уголовная ответственность, не более и не менее.

Виктор СИБГАТУЛИН:

- Мы составили список мероприятий, которые не требуют бюджетных средств. Проводить микрорайонирования на площадке должны заказчики, нужна только воля власти. Все разговоры, что нет денег, - это отговорки. Нет политики.

Владимир ПАВЛОВСКИЙ:

- Благодарю всех, что приняли участие в беседе за круглым столом. Теперь будем ждать реакции власти и, что не менее важно, реакции общественности.

 

 
Рассказать про это друзьям в:

Добавить комментарий

Внимание!
Перед публикацией комментарий проходит проверку.
В комментарии к материалу разрешено выражать свое отношение к тексту или событию в пристойной форме. В случае появления ненормативной лексики, перерастания комментирования в оскорбления и т.д., комментарии будет удаляться.
Если вы заметили сообщение с нарушением, нажмите возле него на кнопку с зеленым гоблином.
Давайте не будем сами себе злобными Буртинами

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Мы поддерживаем
РОСЖКХ
ЗАСТАВЬ КОММУНАЛЬЩИКОВ РАБОТАТЬ!

История Железногорска
событий нет

по материалам библиотеки им.Горького
Телепрограмма
Телепрограмма операторов г. Железногорск
КАБЕЛЬНЫЕ

ЭФИРНЫЕ
Погода в Железногорске
Погодный информер meteo26.ru




подробно
Остальное

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Выделить