Уран-Батор
Сайт Эдуарда Безобразова

Железногорск

Главная arrow Публикации arrow Страна и Мир arrow Никто не симпатизирует "Единой России"  
Четверг, 21 Ноябрь 2019
Меню
Главная
Антологии
Публикации
Город за неделю
Загадки нашего городка
Архив форума
Фотографии
Файлы
Сайт
Город Железногорск
Опрос
А если арестуют Кулеша он:
мошенник
жертва гебни
а кто это
чума на эти оба дома



результаты

Комментарии
  • Атомные хроники. Кризис довери...
    Конкурсным управляющим стало голодно наверное. А мы всех депутатов трудоустроим. :lol: >>>

  • Джаст бузинесс
    Прошу добавить к предыдущему. " Если на чердаке 50 лет гуанили голуби? И жилкомхоз не убирал за ними. Почему птицам нель... >>>

  • Джаст бузинесс
    голубей что-ли потравили на чердаке? Это бабушки-старушки заказали.Некому больше.Инициативу сэс-отрицаю. Божьи одуванчик... >>>

  • Джаст бузинесс
    Там по-моему чтоб улучшить пригородный маршрут между Красноярском и Железногорском планировали пустить электрички. Даже ... >>>

  • Атомные хроники. Кризис довери...
    Кстати, в списке "общественников", едущих в лабораторию во Франции, увидел одну только знакомую фамилию - Лапенков. >>>

  • Ни единого шанса
    И во что это всё обошлось государству? >>>

  • Атомные хроники. Кризис довери...
    Как говорится, комментарии излишни, остается только присоединиться. А что это за предстоящая поездка группы "общественни... >>>

RSS
Архив
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Подпишитесь на обновления сайта!



Twitter Уранбатора




Google
Поиск по сайту

Никто не симпатизирует "Единой России" Печатать E-mail
Воскресенье, 18 Август 2019

Как обойтись без гражданской войны, когда Кремль её провоцирует?

«Будет пара приличных людей, но в основном — сброд»

В Москве продолжается политический кризис, связанный с недопуском независимых кандидатов на выборы в городскую думу.

14 августа сторонники основателя Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального предложили продолжить протесты «Умным голосованием» (пост об этом называется так: «Что теперь делать. Наш план на 8 сентября и чуть дальше»). Идея в том, чтобы призывать голосовать за людей, которые не входят в список мэрии — в том случае, если независимым кандидатам все-таки не удастся добиться участия в гонке. Спецкор «Медузы» Кристина Сафонова поговорила с ближайшим соратником Навального и бывшим руководителем его предвыборного штаба Леонидом Волковым — о том, как будет устроена эта кампания.

— Расскажите про «Умное голосование». Как вы собираетесь его проводить?

— По опыту прошлых выборов мы знаем, что до 40% избирателей принимают решение о том, за кого голосовать, непосредственно на избирательном участке. Человек приходит на выборы, потому что сосед пошел или ему самому захотелось [внезапно пойти проголосовать]. И часто возникает ситуация: «А кто все эти люди?» Он смотрит на стенд и принимает решение. На стенде висят физиономии пяти совершенных ноунеймов, потому что никто не знает своего городского депутата и его конкурентов.

Сейчас, когда оппозиционные кандидаты с выборов зачищены, все кампании идут максимально тихо и незаметно. Мы хотим, чтобы в этой ситуации значительная часть из 40% пришедших на участки избирателей вспомнила: «За единоросса я голосовать не хочу. А как понять, за кого голосовать? Я помню, что-то такое было у Навального», — нагуглили «Умное голосование» и проголосовали. Сейчас у нас информационная кампания, чтобы как можно больше людей узнали о такой штуке как «Умное голосование»; чтобы как можно больше людей зарегистрировались в «Умном голосовании». Сайт, естественно, даст рекомендацию и тем, кто не будет зарегистрирован — но понятно, что чем больше людей будет зарегистрировано, тем легче нам будет с ними связаться.

Большая часть москвичей поддерживает протесты, а не Путина и «Единую Россию». Если они смогут найти информацию, как проголосовать не за «Единую Россию», то мы победим. Проблема в том, что все единороссы идут самовыдвиженцами. Есть список мэрии, 45 человек — это единороссы, которые скрывают свою партийную аффилиацию. Поэтому нам особенно важно это объяснить, чтобы случайно наш избиратель, который в целом протестно настроен, не проголосовал за какого-нибудь главврача больницы — абсолютно мерзкого собянинского единоросса, идущего на выборы как самовыдвиженец.

В Москве рейтинг «Единой России» не выше 30%. Но 30% достаточно, чтобы победить в одномандатном округе, если там пять кандидатов. Один [единоросс] получает 30%, потому что за него пригнали бюджетников, остальные четыре — по 15%. Человек с 30% становится депутатом, хотя на самом деле никто его особо не поддерживал. Мы хотим это преодолеть, консолидируя протестное голосование. Наш месседж очень простой: мы хотим переголосовать единороссов. Речь не только про Москву, мы все это делаем на 27 региональных выборах в этот единый день голосования [8 сентября]. 

— Если список кандидатов появится на сайте, зачем там регистрироваться людям?

— Мы очень хотим, чтобы все зарегистрировались. Потому что ожидаем, что этот сайт будут сильно атаковать: пытаться блокировать, дидосить, что угодно. То, что человек зарегистрируется, даст нам электронную почту, позволит нам все равно донести до него информацию, связаться с ним. Целиком полагаться на сайт не хочется, но да, всю информацию мы повесим на сайт и сделаем все, чтобы его защитить. 

— После того, как телеграм-канал «Товарищ майор» опубликовал базу людей, которые ходили на митинги, назвав их сторонниками ФБК, вы ощутили, что люди не так охотно оставляют информацию о себе?

— У нас ни разу за всю историю нашей работы с базами данных не было утечек. Все истории такого рода, безусловно, для того и публикуют, чтобы люди боялись оставлять свои данные. Мы вообще видим очень много того, что делается властями против «Умного голосования». Их эта тема очень страшит и напрягает. Я уверен, что все эти сливы и другие штуки неспроста. Дело об отмывании [денег] ФБК — тоже, чтобы всех напугать, отвратить и так далее. На самом деле мы еще никогда не пробовали «Умное голосование», мы не знаем, какой тут потенциал. Но и они не знают. Есть страх неизвестности.

— Вы стали активно говорить про «Умное голосование» именно сейчас, потому что окончательно поняли, что ваши кандидаты на выборы не попадут?

— «Умное голосование» мы придумали и анонсировали в январе. 

— Да, я знаю. Но особенно активно о нем говорить стали сейчас. 

— Нет. Вы просто не слышали. Хорошо, что сейчас услышали. Активно мы говорили про него всю дорогу.

— Говоря о Москве, какой процент избирателей вам нужно убедить в том, чтобы они проголосовали по вашей рекомендации, чтобы достигнуть цели?

— Чтобы победить «Единую Россию», нам надо достучаться примерно до 3% избирателей. В Москве зарегистрированы 7,5 миллиона избирателей, то есть 3,5% — это примерно 225-250 тысяч, округлим с запасом до 300 тысяч. Явка на выборы в Мосгордуму составляет около 20%. Если 3% придут и проголосуют так, как мы их просим, они превратятся в 15% от явки. Если их голоса попадут в корзину самого сильного из оппонентов действующего кандидата, это будет достаточно для победы. На прошлых выборах в Мосгордуму типичная картина была другая: 40% у победителя-единоросса, 30% у человека, занявшего второе место. Убедив 3% избирателей консолидированно проголосовать за конкретного человека, мы вместо 40 и 30% получим 40 и 45%, то есть наш кандидат победит, а единоросс проиграет. Понятно, что это все цифры в воздухе, и округа бывают разные: есть более оппозиционные, есть более проблемные, где единороссы побеждают с большими отрывами. Но в среднем температура по больнице такая: 250-300 тысяч голосов нам хватит, чтобы нанести «Единой России» поражение в большом количестве округов; если мы соберем 500-600 тысяч голосов, то в Мосгордуме ни одного единоросса не будет. 

— Вам кажется, это реально?

— Я напомню, что в 2013 году на выборах мэра Москвы за Алексея Навального проголосовало более 650 тысяч человек. 

— Там было все-таки конкретное имя. Здесь другая ситуация: даже по комментариям к посту об «Умном голосовании» в блоге Навального видно, что некоторых смущает, что придется голосовать, например, за коммуниста. 

— Да, «Умное голосование» — политически сложная идея. Поэтому я ставлю задачу скромнее, не говорю, что мы миллион человек приведем. Я говорю: нам бы 300 тысяч привести — и уже многое получится. Как я написал: на митинге на Сахарова было 60 тысяч, если каждый приведет [на выборы] пятерых, будут те же 300 тысяч голосов. В «Умном голосовании» надо консолидированно голосовать за того, у кого больше шансов победить единоросса, и это не всегда приятный нам человек. Точнее сказать, мэрия так хорошо поработала, так постаралась над списком кандидатов, не пустив никого, что почти всегда это будет малоприятный нам человек. Ну и что? Это тактическое голосование. 

Я приведу в пример 2011 год. После массовых фальсификаций на выборах в Госдуму фракция «Справедливая Россия» ходила с белыми лентами, пока кого-то не запугали, кого-то не купили, а кого-то не перевербовали. Это случилось, когда «Единая Россия» контролировала большинство. Суть фальсификации в 2011 году, я напомню, заключалась в том, чтобы «Единую Россию» примерно с 35-36 процентных пунктов по оценке [Сергея] Шпилькина дотянуть до 49, таким образом обеспечив ей большинство мест с учетом системы распределения мандатов. При 35-36% «Единая Россия» все равно была бы самой крупной фракцией и имела бы почти большинство в парламенте, тем не менее власть пошла на дикие фальсификации, несмотря на то, что они вызвали знаменитые массовые протесты зимой 2011-2012 годов.

Почему они так сделали? Потому что прекрасно понимали, что как только наши жалкие, ничтожные псевдооппозиционные партии — КПРФ, СР, ЛДПР — почувствуют силу, получат большинство, так сразу обретут некую политическую субъектность. Их нельзя будет купить. Сейчас как покупается лояльность неприятного депутата из глубинки, который случайно выбрался на протестной волне? Ему покупают трехкомнатную квартиру в Москве. Не понимает — возбуждают уголовное дело. Они продают свои голоса за трехкомнатную квартиру, потому что понимают, что дороже их не продать, стоимость небольшая, если у «Единой России» большинство. Как только «Единая Россия» теряет большинство — мы это видели на многих региональных, муниципальных историях, — так сразу эти люди из так называемой оппозиции вспоминают, что все-таки они оппозиция. Зачем тогда им дешево отдаваться, если они могут иметь огромный леверидж, могут выкручивать руки «Единой России», диктовать свои условия и разговаривать с позиции силы. Вот потому в 2011 году они [власти] пошли на массовые фальсификации. 

Такую же ситуацию мы хотим смоделировать на [выборах] в Мосгордуму. Поскольку выбирать не из кого, мы наберем туда [в список «Умного голосования»] буквально всякий сброд. Будет пара приличных людей, но в основном — сброд. Но это тоже сломает игру «Единой России», Путина, Собянина. Тоже приведет к тому, что «Единая Россия» неожиданно окажется в оппозиции, ей станет очень сложно управлять ситуацией. Эти люди, даже случайно оказавшись в думе, обретут политическую силу. Возобновится конкурентный политический процесс. Будет всяко лучше, чем то унылое болото, которое есть сейчас.

— То есть проект строится на убеждении, что выбранные вами кандидаты внутри себя довольно оппозиционны и не симпатизируют «Единой России»?

— «Единой России» не симпатизирует никто, если что. Региональные единороссы тоже не симпатизируют «Единой России». Вообще людей, которые симпатизируют «Единой России», надо днем с огнем поискать. У меня есть опыт общения с региональными чиновниками, депутатами. Даже если они номинально от «Единой России», они эту «Единую Россию» в гробу видали и ненавидят. Потому что она им, кроме проблем и антирейтинга, ничего не дает. Оппозиционные настроения, в том числе, внутри властных структур, гораздо сильнее, чем кажется. Сейчас, благодаря монополии на власть, «Единая Россия» цементирует эту ситуацию. Но эта ситуация может сломаться в любой момент: когда номинальные оппозиционеры поймут, что им можно снова заниматься оппозиционной политикой.

Я часто привожу здесь пример с ситуацией в ГДР в 1980-х. В ГДР, в отличие от Советского Союза, была формально многопартийная система. Там, помимо СЕПГ, действовали формально независимые партии — ХДС и другие, — которые во всем соглашались с СЕПГ, всегда голосовали как надо. Но как только политическая ситуация качнулась, как только советский блок ослаб, как только упала стена, на первых же выборах эти партии сказали: «Плевать, мы теперь хотим ведущую роль». И Ангеле Меркель, которая была членом той гэдээровской ХДС, никто не ставит это в вину. Хотя она по сути состояла в марионеточной политической партии. Тем не менее, в самой СЕПГ она не состояла, при первой возможности стала вести себя реально оппозиционно, и никто не считает это каким-то большим пятном в ее биографии.

Механизмы политической конкуренции, поскольку природа не терпит пустоты, запускаются поразительно быстро, как только для этого возникает минимальная возможность. И мы хотим такую возможность создать. 

— Вы будете выбирать кандидатов, ориентируясь на предыдущие выборы и социологические опросы? И кандидаты будут в каждом округе?

— Совершенно так. 

— А когда вы планируете объявить о том, кто эти кандидаты?

— В ближайшее время.

— Вы не боитесь, что их снимут?

— Снять по закону можно за пять дней до дня голосования. В особенно критических, реально конкурентных округах, мы, возможно, это [информацию о кандидате] придержим. Мы сейчас определяемся со списками. Публично это [список кандидатов] будет абсолютно точно с 1 сентября. 

— Что мешает власти посмотреть на те же прошлые выборы и социологические опросы, понять, кого вы выберете, и снять этих людей заранее?

— Тогда мы выберем следующих. Если они снимут самого опасного, потом еще, и в итоге останутся два кандидата, то он [единоросс] проиграет [с результатом] 40% на 60%. Снимать кандидатов для борьбы с «Умным голосованием» — это прямо-таки неудачная для власти идея.

— Вы договариваетесь с кандидатами о том, что будете их поддерживать?

— Нет. Они не в курсе, не могут быть ни за, ни против. Мы их не спрашиваем. Даже если кто-то будет просить удалить себя из «Умного голосования», мы не удалим. Сейчас многие кандидаты и инициативные группы бегают и просят: «Я кандидат такой-то, я вас поддержу, все сделаю, что вы скажете, продвину ваши инициативы, пожалуйста, включите меня в „Умное голосование“». Мы говорим: «Чувак, извини. Это чисто техническая штука, мы померим — у кого больше шансов, того и поддержим». 

Как я сказал, мы занимаемся этим не только в Москве, [у нас] 27 выборов в законодательные собрания субъектов федерации и муниципальные собрания столиц субъектов федерации. Не везде ситуация такая зацементированная, как в Москве. Есть регионы, где [на выборы] допущено довольно много независимых или полунезависимых кандидатов. Уже не один, не два и не три раза были ситуации, когда к нашему региональному координатору приходят и говорят: «Слушай, чувак, я такой-то, да, я справедливоросс, но ты же знаешь, я всегда за вас. Сколько стоит решить вопросик, чтобы попасть в ваше „Умное голосование“?» Координаторы [штабов Навального в регионах] про это рассказывают мне. Я надеюсь, что никто из них не брал деньги. Потому что, естественно, таким образом нельзя повлиять на включение в «Умное голосование». Но сам факт того, что возникает спрос — очень хороший показатель. Региональные политики, даже квазисистемные политики понимают, зачем им это надо, поэтому они так активно туда идут.

— Вам кто-то помогает с этим проектом? Как вообще справляется ФБК в условиях, когда часть сотрудников задержаны, а у других проходят обыски?

— В последнее время нам со всех сторон пишут айтишники-волонтеры и очень много кто помогает. Мы сейчас трещим по ресурсам, потому что и техники сколько украдено, и денег арестовано. Довольно тяжело нам приходится. Но нам никогда не было легко. Сейчас один из проблемных моментов нашей политической истории. 

— Алексей Навальный написал: «Разрушим [монополию „Единой России“] — сможем нормальных кандидатов выдвигать». Как вы это видите?

— Это стратегия, конечно. Мы — политическая сила, которая борется за власть в России, за приход к власти. Наша задача — прийти к власти и строить прекрасную Россию будущего. Понятно, что в один прыжок до этой цели не добраться. Мы реалистично планируем, какие шаги нас к этому приведут. Разрушение монополии «Единой России», [создание] политической конкуренции — это важный шаг в прорывную сторону.

meduza.io.

111

 

 
Рассказать про это друзьям в:

Добавить комментарий

Внимание!
Перед публикацией комментарий проходит проверку.
В комментарии к материалу разрешено выражать свое отношение к тексту или событию в пристойной форме. В случае появления ненормативной лексики, перерастания комментирования в оскорбления и т.д., комментарии будет удаляться.
Если вы заметили сообщение с нарушением, нажмите возле него на кнопку с зеленым гоблином.
Давайте не будем сами себе злобными Буртинами

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Мы поддерживаем
РОСЖКХ
ЗАСТАВЬ КОММУНАЛЬЩИКОВ РАБОТАТЬ!

История Железногорска
событий нет

по материалам библиотеки им.Горького
Телепрограмма
Телепрограмма операторов г. Железногорск
КАБЕЛЬНЫЕ

ЭФИРНЫЕ
Погода в Железногорске
Погодный информер meteo26.ru




подробно
Остальное

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Выделить