Уран-Батор
Сайт Эдуарда Безобразова

Железногорск

Главная arrow Публикации arrow Страна и Мир arrow Дотрахаться до мышей  
Tuesday, 18 December 2018
Меню
Главная
Антологии
Публикации
Город за неделю
Загадки нашего городка
Форум Железногорска
Веб-камеры города
Смотреть новости
Объявления
Фотографии
Я Вижу
Файлы
Сайт
Сайты Железногорска
Город Железногорск
Опрос
Куксин спрятал в стену ДК:
заначку от жены
список членов ПЖИВ
диафильм про МОКС
флэшку Брайля
мышку Пешкова
счастье Железногорска



результаты

Комментарии
RSS
Архив
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31           

Подпишитесь на обновления сайта!



Twitter Уранбатора




Google
Поиск по сайту

Дотрахаться до мышей Печатать E-mail
Sunday, 02 December 2018

Права всё же была Маша Бухтуева: мужики у нас повывелись.

«Все амбициозные чуваки превратились в серых мышей»

Я записывал это интервью с Владимиром Перекотием за несколько дней до трагедии с Алексеем Клешко. За неделю до этого очередной социологический опрос «Левада-центра» констатировал, что большинство Россиян не видят образа будущего.

Перед интервью ты сказал о том, что, может, не надо его записывать, потому что ты уже устал.

У меня усталость не в физическом смысле. Усталость формы и усталость темы. Когда 10 лет про одно и то же думаешь, пишешь, споришь, и сейчас уже вроде настолько все ясно, просто написано черными буквами по белому полю – и опять в очередной раз говорить. Просто тот, кто не совсем идиот, тот уже все понимает про происходящее в стране. В конце 2018 г. всем, кто хотел разобраться, им давно все ясно. Просто их не так много. А для того, чтобы оправдывать происходящее, надо быть ну или совсем идиотом, или зашоренным, или под наркотиками.

Несколько лет назад, когда с людьми встречаешься (своего круга или своих взглядов), обсуждаешь ситуацию в стране – то законы репрессивные, то очередное мракобесие – обычно была такая реакция: «они что там, совсем офигели? (только более грубо)» А сейчас уже так не говорят. Привыкли.

Ты же читал, наверное, про выученную беспомощность. Если каждый день утром ты выходишь из двери, а тебя бьют по голове дубиной. Сегодня, завтра, послезавтра, через год, через два. Ну она уже не так будет ранить потом. Ты, конечно, будешь обижаться, расстроенный, но она будет не так ранить, как в первые разы. Люди просто свыклись с этим адом, и в этом смысле «критерий ненормального» у нас сильно задрался. Если бы 10 лет назад любая из сегодняшних историй произошла, то все бы просто сказали: это ужас! А сейчас они происходят десятками за месяц.

На этом фоне твоя история тоже показательна (Перекотий был осужден на 30 часов исправительных работ за съемку задержания митингующих в Красноярске 5 мая 2018 г. на акции «Он нам не царь»). Я тебя спрашиваю: «Где будешь наказание отрабатывать?» А ты так серьезно отвечаешь: «Ну или на кладбище, или в Роевом ручье». И я вижу, что это не юмор: я спросил – ты ответил. И я понимаю, что у нас 21 век, ты снял на айфон каких-то людей, которых грубо вяжут в центре Красноярска, и теперь тебя на кладбище отправляют исправляться. Это настоящий сюрреализм.

В каком-то смысле это действительно фантастика, сейчас я тоже к этому привык и спокойнее отношусь, но когда после начала войны 14 г. стало многое происходить, когда я наблюдал за людьми, которых много лет знал, некоторых десятилетия, считал их умными, адекватными. И когда я начал видеть, как вокруг все меняется – люди и их оценки публичные – я тогда просто офигел. Тогда огромный удар по моей самооценке был нанесен: раньше мне казалось, что я умный, мудрый, всех насквозь вижу, понимаю, что происходит и так далее, а тут я понял, что я нифига не знал людей. И это действительно время сюрреалистичное.

Ты думал, что они на твоей волне, что они разделяют европейские ценности.

Конечно! Я же лет 10-15 назад вел очень активную социальную жизнь в Красноярске. Я тогда создавал общественный совет по рекламе и руководил им несколько лет, чтобы цивилизовать народ на рекламном рынке. Я создал тогда «Рекламу-маму», и это был один из важных ресурсов информационных, куда, как на водопой, все сходились и все обсуждали – от администрации края до блогеров, как сейчас говорят. Я инициировал проведения «DRAG-BITVA», чтобы вставить Новосибирску пистон и показать, кто здесь круче. И все, обгоняя время, смотрели ее в прямом эфире, когда еще не было YouTube даже. Я дофигище сил потратил на этот город, и у меня было очень много единомышленников, очень многие поддерживали: «Спасибо, Владимир», – благодарили и так далее. И потом вдруг я понял, что все эти усилия десятилетние, и деньги, и время, которые на это все тратилось, достаточно небольшого дуновения ветерка – и вот эта вся цивилизованность, адекватность, благоразумие — сдувается просто, как пыль. И просто люди сходят с ума, немножко становятся зверями, немножко неадекватами, им хочется крови, насилия, мести, реванша. Сейчас-то я успокоился, но рефлексирую до сих пор про недавнее прошлое. Пик был как раз 2014-2015 гг., после начала войны на Украине. Олимпиада, Майдан, Донбасс.

Я тоже наблюдал за комментариями знакомых мне людей. Например, когда в Сирию мы зашли, они писали «отчего ж не пострелять в Сирии, раз у нас есть силы». Потом, правда, когда все затянулось, начались теракты, пошел «груз 200» в Россию, вроде, перестали писать. Но я точно не знаю, почти всех забанил, потому что мне было физически неприятно все это читать. Ты следишь сейчас за этими людьми в Facebook, они о чем сейчас пишут?

Я думаю, они сейчас плывут. Ведь сложность в том, что менять позицию – это странно. Если сейчас ты зайдешь в ленту к любому из своих бывших друзей на Facebook, то не найдешь ни одного восторженного поста инициативного, написанного про Владимира Владимировича Путина. То есть куда-то исчезли восторги по поводу президента.

Они есть.

Нет! Инициативных нет, в дискуссиях когда начинают спорить: «ах, Навальный – козел», «либералы, либерасты – козлы», «Путин – молодец» – там еще может быть. Но инициативных, вот таких постов, типа «круто, молодец!» – не стало. Ни одного поста просто. Я, по крайней мере, пытался проверить эту гипотезу, и нигде не вижу, вот попробуй, проверь. И этим людям, этим термоядерным путинцам и таким квази-патриотам, на мой взгляд, сейчас, конечно, непросто. Когда они видят историю, например, про Петрова и Баширова – ситуация и смешная, и трагичная одновременно. Это показатель чудовищной дисквалификации и деградации системы. Здесь и обращение Золотова про дуэль, и дырка эта просверленная в МКС, бредовые заявления Рогозина. Потом выборы в Приморье, Хакасии, Владимире и так далее. Все это как-то сгущается, и кажется, сейчас уже все понятно. Не скажу, что в разнос система пошла, этого еще не скажешь, но видения будущего нет вообще никакого.

Мы с тобой не первый раз разговариваем, и ты всегда, начиная с 2012 г., говорил: «Есть ощущение, что вот чуть-чуть – и все посыплется, система настолько маразматична, что она должна начинать распадаться». Но, как мы видим, этого не происходит. Ты выдаешь желаемое за действительное?

Немножко наивность идиота такая.

Может, тебе жалко, что жизнь в этом во всем проходит?

Ну и это тоже, безусловно, тут даже разговора нет. Я недавно вспоминал ощущения во время перестройки, ты-то помоложе, а я помню, я же видел все эти митинги, перестройку, всю эту КПСС. Случайно совпало: я был в Москве, когда проходил знаменитый митинг на 400 тыс. человек на Манежной за отмену 6 статьи Конституции. Я помню это ощущение, что наконец-то кончился вот этот ад постсталинский совковый.

Тебе сколько лет было?

28 лет, если правильно помню. Мы тогда ставили спектакль, и главной песней была «Скованные одной цепью, связанные одной целью». И вот проходит 25 лет, и я понимаю, что те ощущения, они полностью рассыпались, и сейчас происходит бред, который почти полностью повторяет то, что было. В чем-то даже превосходит.

И 400 тыс. на улице нет.

Конечно, и получается, что отчасти в гражданском смысле жизнь как бы прожита полузря. Сейчас многие осознают, что тогда многое не доделано было при демонтаже «совка». Тогда все расслабились, показалось, колосс развалился, каждый в свою жизнь ломанулся: кто заниматься творчеством, кто в бизнес, кто в частную жизнь, и вот к чему пришли.

Как ты к Навальному относишься?

Где-то в чем-то я с ним не согласен, но глупо же оспаривать, что он — один из самых отважных чуваков, смелых. Во-вторых, самый умелый, который в чудовищных условиях, когда ему портят жизнь, портят жизнь его семье, прослушивают, прессуют, брат сидел и так далее, умудрился сделать так, что люди со всей страны – десятки тысяч – скидывают ему деньги в Фонд борьбы с коррупцией, и он на это делает такие вещи, которые кажутся невероятными. Некоторые люди, склонные к теориям заговоров, считают, что с Навальным не все так просто.

Что он агент Кремля.

Да, одни говорят, что он госдеповский, другие, что одной из кремлевских башен. Но мне кажется, любой адекватный человек, если посмотрит на события, поведение, и как его жизнь сейчас протекает, поймет, что это все чушь. Утверждать, что он поддерживается Кремлем, когда ты слушаешь, что он говорит про Путина, Медведева и всю систему власти – это физиологически невозможно представить. Я считаю, что он мега-крутой чувак.

Ты веришь, что он может при каких-то условиях прийти к власти? И хорошо ли это будет для России?

При каких-то – да. Я, кстати, не боюсь всех этих разговоров, что он похуже Путина, всех сразу застроит, диктатором станет. Мне кажется, нет. Тут вопрос веры: доверяешь или не доверяешь человеку. Я думаю, что он нормальный, во многом здравый человек, и весь его путь и судьба меня в этом только убеждают. А насчет того, сможет ли он прийти и что-то изменить, зависит от того, когда все произойдет. Чем дольше эта система деградирующая и абсолютно уже некомпетентная существует, тем с большим грохотом она может посыпаться. А когда с грохотом все сыплется, то все быстро меняется, и могут появиться совершенно другие люди.

– Да, Навальный покажется еще мягким при каком-то развитии событий. То есть ты без оптимизма смотришь в будущее?

Очевидно, вся страна фрустрированна. Просто несколько лет назад часть более-менее продвинутых людей понимали это, а до большинства еще не доходило — им хватало инъекций патриотизма, величия, геополитики. А сейчас понемножку это проходит. Люди же видят, что вокруг происходит. Сравнивают окружающую жизнь с картинкой в телевизоре и постепенно понимают, как жестоко их обманули. После пенсионной реформы особенно заметно стало. Ты читал новый доклад Михаила Дмитриева, который спрогнозировал протесты 2011 года? Они недавно провели опять исследование и выяснилось: знаешь, сколько по его оценкам россиян безусловно за сильную власть в стране? 7 %, то есть матрешка перевернулась. Когда людей спрашивают: вы хотите стабильности, не рисковать, чтобы так все продолжалось или все-таки менять что-то, пусть даже с рисками? И больше половины говорит: нахер мне эти гарантии, давайте менять что-то. Там был тест такой: вы идете по дороге, и вам надо по этой же дороге не очень хорошей идти 40 км, чтобы дойти до деревни, до места назначения, а вообще-то оно в 300 м. Можно долго идти или все-таки срезать по болоту, и не знаешь, утонешь в болоте или нет. Все сказали, давай напролом, хватит уже. И мы сейчас при этом присутствуем, когда меняются массовые представления никаких не оппозиционеров, не диссидентов, не либералов, а массовые представления. Уже немалая часть населения готова смириться с потрясениями, что было немыслимо еще три года назад.

– Немыслимо, но, тем не менее, это ничего не означает.

Конечно, это ничего не означает, мы можем деградировать 5 и 10 лет, и 15, наверное. Когда какая-нибудь военная хунта придет, жесткач и так далее, и это может затянуться, наверное, но я говорю о глубинных настроениях.

Ты начал с того, что у тебя сейчас опять ощущение, что вот-вот должно поменяться.

Ну, я не зря сказал самоиронично по поводу надежды идиота. Во-первых, очень хочется, во-вторых, мне кажется, да. Но я, на самом деле, проспорил пари, которое заключил в 2012 году. Я тогда на волне эйфории после Болотной и протестов (но это было до 6 мая и до арестов по Болотному делу.) Я тогда поспорил, что последний день того срока Путина, какое там было – 7 мая 2018 года – исполнять обязанности президента будет другой человек.

Сейчас часто обсуждают, что первично: пропаганда или желание народа получать определенную картину мира. Многие социологи отмечают, что наши люди хотели по каким-то причинам находиться в той повестке, которую им предлагали.

Наркоманы тоже хотят наркотиков всегда.

Я к тому, что обычно пропаганду обвиняют, а потребность народа в ней была вызвана травмой распада Союза и 90-ми, разочарованием.

Эта травма далеко не только распада Союза, это травма ста последних лет истории России, когда после Великого октября выкашивались миллионы, высовывавшиеся из массы, когда все эти репрессии, весь этот сталинизм, совок, и потом загнивание. Мне кажется, у нашего населения есть такая травма генетическая, страх, что все будет еще хуже, поэтому пусть лучше хоть так.

По итогу событий последних лет ты не разочаровался в людях?

У меня разочарование в просвещенной части народа наступило. А в народе – нет, какое может быть разочарование, если ты видишь несчастных людей задроченных, которым лгут, обманывают, имеют во все дыры, а они повторяют фразы из телевизора. Ну какое здесь разочарование, это скорее сочувствие и сожаление.

А как же быть с «продвинутой» частью нашего народа? Вот ты в свое время поддерживал Хлопонина, Сокола, Кузнецова и всю эту кампанию. Казалось бы, люди небедные, с прогрессивными взглядами, а в результате оказались точно такими же совками – все поголовно теперь члены «Единой России».

Я тогда продюсировал приемы Александра Геннадьевича Хлопонина в 2006-2007 гг., и тогда уже в дискуссиях с ним предъявлял ему претензии: что вы делаете, зачем вы поддерживаете «Единую Россию»? На сайт «Реклама-мама», зайди, почитай в архиве. И еще я тогда говорил: Александр Геннадьевич, вы же уедете все равно в Москву, что тут греха таить, давайте что-нибудь интересное здесь замутим, у нас такие уникальные штуки ГЭС, одна из крупнейших в мире, давайте какой-нибудь фестиваль на ГЭС сделаем мирового масштаба. А вы потом с внучком приедете и скажете, вот, при мне это началось... Он говорит: «Что ты меня в Москву спроваживаешь, там до 12 года делать нечего». Он, как и все, не подозревал, что начнется потом. Ну а когда все начало ужесточаться, все эти ресурсные мужики, которые управляли тысячами людей и миллионами долларов, они просто в какой-то момент зассали и выбрали рубашку ближе к телу. Тот же Хлопонин, ты помнишь, какой он здесь бодрый был, как он здесь всех шугал, строил и так далее, матерился в эфирах, а сейчас же мышь, его нигде не видно и не слышно. В один момент все амбициозные чуваки перестали быть амбициозными, а превратились просто в серых мышей и не высовываются, чтобы ничего не прилетело.

Ну разве не печально?

Печально, поэтому еще раз – разочарование у меня есть не в массах широких, а в просвещенных, в первую очередь. Когда я смотрю на администрацию края, города или, там, депутатский наш корпус, я же большую часть из этих людей знаю.

Я уже рассказывал эту историю, когда «Дождь» закрывали, убирали из всех кабельных сетей, якобы за вопрос про Блокаду Ленинграда, я тогда еще вел на «Авторитетном радио» программу «Метро» и позвал в гости вашу Бухтуеву Машу. (Она незадолго до этого оговорилась: вместо «вынести Ленина из Мавзолея» сказала в эфире «вынести Путина из Мавзолея», ролик с оговоркой набрал миллион просмотров). Мы с ней беседовали о том, что происходит с телевидением, и потом включили опрос на улицах города, и половина не знает, что такое «Дождь», половина говорит, да правильно, надо мочить их и все в таком духе. Я спросил Машу, как тебе кажется, почему у нас в стране вот так вот легко это все происходит? Она сказала вещь, которую я не забуду до конца жизни, если буду в здравом уме и трезвой памяти. Она сказала: Владимир Анатольевич, понимаете, оказалось, что у нас в стране очень мало настоящих мужчин – вот я с ней согласен. У нас даже умные и ресурсные люди и мужики оказались просто ссыкунами и все.

Я заметил, что многие люди бояться ставить лайки. Особенно чиновники, депутаты и все, кто на госслужбе. При этом их взгляды мало отличаются от моих, например. Это довольно смешно выглядит – люди, которых я давно не видел, подходят и говорят: «Мы вас читаем, все правильно пишете». Продолжайте в том же духе! Типа, мы с вами. Ну, видимо, в глубине души. Где-то очень глубоко.

Это не сейчас случилось, это же случилось после войны 14 года и развязанной пропаганды. Всеми этими показательными репрессиями и демонстративными публичными кампаниями по дискредитации, обесцениванию они просто добились того, что люди боятся проявлять себя. Я не боюсь, потому что мне это просто все очень надоело, я отчасти это и делаю только потому, чтоб показать, что есть нормальные люди, они не одиноки.

Как ты себя ощущаешь в этой атмосфере с репутацией оппозиционера, условно говоря?

Это смешно, какой я в жопу оппозиционер, меня ж специально нарядили в оппозиционера, я знаю людей, которые рассказывали мне про эту лисью шапку, и почему ее специально культивировали (митинг в декабре 2011 г. в Красноярске на Театральной площади). Один из замов мэра лично мне говорил, что их тогда собирали в мэрии Красноярска и рассказывали, что госдеп американский по всей стране в больших городах создал свои ячейки, которые по щелчку будут революцию в России делать и приведут к кровавой бойне, чтобы похоронить великую страну. Так вот, в Красноярске этой ячейкой руководит Перекотий. Понимаешь, мне рассказывали это люди, которых я знаю, они прекрасно понимали, какая это чушь, но сидели и слушали. Это тогда была кампания такая по запугиванию, и многие забоялись, действительно.

Тебе не дискомфортно с таким имиджем?

Дискомфортно, мне это не нравится, конечно. Но я на это философски стараюсь смотреть. Поскольку я отошел от всей медийки, от эфиров, то у меня статус неофициальный немножко, такого, не скажу, что фрика, но как бы «полу-»: «Ну что там Перекотий, он там вечно», – и так далее.

А ты, кстати, не жалеешь, что ушел с телевидения, не тянет тебя к более массовой аудитории?

Ни капли. Я не то что не жалею, я даже радуюсь. В последние годы мне все время говорили: «Владимир Анатольевич, не надо фамилию Путина употреблять, пожалуйста, потому что не всем нравится, с каким чувством вы ее произносите», или «Эдхам Шукриевич (Акбулатов мэр Красноярска до 2017 года) приедет, пожалуйста, давайте мы поменяем ваш эфир, чтобы вы с ним не пересеклись». И все время фильтровать базар. Сейчас, будучи в телике, ты должен фильтровать базар, в Facebook ты тоже должен немножко фильтровать базар, но немножко. А на телике это гораздо сложнее, а я как-то не привык, всю жизнь говорил все, что думаю и делал то, что хотел делать. Поэтому ни малейшего сожаления о телике у меня нет.

Я, кстати, запомнил, когда началась самоцензура, и люди начали оглядываться по сторонам. Был прямой эфир в студии НТВ, ночью после завершения голосования на выборах президента 2004 г. Голосование закончилось, участки закрыли, и все обсуждали, к чему приведет тогда еще второй срок Путина, 5 часов длился эфир. На следующий день у меня обычные «Дела», а в ту же ночь Конни или предыдущий лабрадор у Путина был, сука, окатилась и родила щенят. И я, помню, начинаю программу «Дела» и, думаю, стебану, пошучу, и говорю: «Ну что, поздравили суку Путина с тем, что она родила шестерых щенят?». А потом мне мои коллеги со страхом говорят: «Владимир Анатольевич, вы это че?» А там же все понятно было, фотографию этих щенят выложили. Для меня это было сигналом, что общество начало меняться, но я, конечно, тогда и в страшном сне не мог представить, к чему это все придет.

Ну и деградация компетенций, потому что во всех сферах последние 10 лет идет отрицательная селекция. Сейчас если выбор между профессионалом настоящим и лояльным, то побеждает лояльный. И в этом смысле профессионализм вымывается постепенно. Ну и в основном все плывут по течению: рыночная среда, житейская среда, экономическая, они деградируют, архаизируется все.

Ты в последнее время много летаешь по работе (Перекотий работает бренд-директором в международной компании по производству нанотрубок). Как оттуда видится, например, из Шанхая, что у нас происходит?

Блин, у меня такое сожаление, каждый раз думаю, ну как так получается? Мы 40 лет назад китайцев учили катками асфальт закатывать на месте рисовых полей, мы их всему учили! И вот проходит 40 лет, и ты едешь на поезде и ставишь на подоконник ребром монетку, и она стоит 20 минут, не падает, а ты едешь 250 км/час, поезд замедляется, разгоняется, а она стоит. Я тебе могу видео показать.

Пекин-Шанхай?

Нет, там везде. Ты когда проезжаешь полустанок какой-нибудь небольшой, там стоит штук 10-15 поездов скоростных. Если говорить про Шанхай, то из аэропорта в центр города ходит поезд Маглев на магнитной левитации, который не касается рельс. Один едет 300 км/час, второй – 430 км/час, путь занимает 7 минут 20 секунд из аэропорта до центра города. Вот когда ты 400 км в час едешь на поезде и смотришь вокруг, как-то не очень верится, что мы их учили плавить железо 40-50 лет назад. Сейчас темп жизни зверски ускорился. Ты сравни Китай 40 лет назад и Китай сейчас. Сравни Сингапур 30 лет назад и сейчас. Я когда сейчас в Шанхае был, поднимался на башню «Шанхай Тауэр» 631 метр. И все остальные небоскребы построены после 2000 г. Вот сейчас открыточная панорама Шанхая — это все построено за 18 лет. Когда по многим городам более-менее развитых стран мира поездишь, то понимаешь, насколько у нас «жопа мира», насколько мы отсталые. У нас не современный город, у нас такое пыльное первобытное село, я немножко сейчас сгущаю краски, но это на самом деле так. У нас что транспорт, что дороги, что благоустройство, что тротуары…

А как же Универсиада?

Это вообще смешно. Универсиада – это один из главных смехов, конечно. Ты знаешь, сколько приедет на нее человек не красноярцев?

Честно говоря, не интересовался, тысяч 10-20.

Год назад некоторые сотрудники дирекции Универсиады считали, что приедет 200 тысяч, 100 тысяч. Такие цифры назывались. А, на самом деле, к нам на неделю приедут студенты со своими врачами и тренерами, тысячи 3,5 студентов. Максимум это будет тысяч 5 человек. Еще приедут из Козульки, Нижнего Ингаша и со всех ближайших сел. И все. К нам на «DRAG-BITVA», когда проводили ее за свой счет, кстати, без единого бюджетного рубля, приезжали по 2,2 тысячи иногородних гостей. Всемирная Универсиада – это почти, как Олимпиада звучит. Но это только звучит. Например, Илья Наймушин, корреспондент Reuters в Красноярском крае, он же говорит, что на Универсиаду никто и никогда из серьезных мировых СМИ не посылает и не аккредитовывает, потому что это во многом просто такая самодеятельная история.

Ты, наверное, как и многие несогласные с происходящим в стране люди, задумывался об эмиграции?

До 50 лет я ни разу даже не задумывался об этом. У меня одно из образований психологическое, и я понимаю, что от себя не убежишь никуда. И в этом смысле променять ощущение Родины, своей страны, языка, близкой ментальности, людей, которых ты знаешь, просто на бытовой комфорт, я понимаю, что это не лучший вариант. Дискомфорта там будет больше, несмотря на внешнее благополучие, дефицитов внутренних будет больше. Поэтому мне даже в голову не приходило. Но в последние годы, конечно, я это уже допускаю. Если все такими темпами продолжит двигаться в том же направлении. Последний острый момент был во время пожара в «Зимней вишне». Тогда, помнишь, первые два дня в транспорте, в магазинах, на улицах люди как-то по-другому себя вели. И к исходу вторых суток я прихожу домой, вопрос какой-то будничный жене задаю, она мне говорит: «Садись». Я сел. «Вова, мы должны отсюда уезжать». И у нее слезы появляются. Я: «В смысле?» «Ну ты видишь, что происходит, я не хочу, чтобы мои дети жили в этой стране». Просто вот без подсказки, ни с того, ни с чего, понимаешь. И плачет.

Тогда у всех был шок.

Конечно, потому что каждый представлял, что твой ребенок может в такой же ситуации оказаться. Мне что, я уже видел и то, и другое, и пятое, и десятое, в разных ситуациях выживу, мне многое понятно в этой жизни. А что касается детей, то не хочется, чтобы они жили в отсталой архаичной варварской стране, конечно. Что мы сейчас можем делать? Во-первых, мне кажется, надо не врать, не бояться, в меру сил помогать стране приблизиться к адекватности и к осознанию, что она сейчас в странном положении. Ну и немножко есть утопической надежды 56-ти летнего идиота, что все-таки это все может поменяться, что мои дети, которым еще 10-ти лет нет, через 10-15 смогут жить в более нормальной стране. Вопрос сейчас даже не в том, чтобы страна стала нормальной, это невозможно за такой короткий срок, вопрос в том, чтобы она хотя бы повернула в правильную сторону. Потому что последние 10 лет она шла в обратную сторону от цивилизации.

tvk6.ru.

 

 
Рассказать про это друзьям в:

Добавить комментарий

Внимание!
Перед публикацией комментарий проходит проверку.
В комментарии к материалу разрешено выражать свое отношение к тексту или событию в пристойной форме. В случае появления ненормативной лексики, перерастания комментирования в оскорбления и т.д., комментарии будет удаляться.
Если вы заметили сообщение с нарушением, нажмите возле него на кнопку с зеленым гоблином.
Давайте не будем сами себе злобными Буртинами

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Реклама
Железногорская городская ритуальная служба





Ваша реклама на сайте
Мы поддерживаем
РОСЖКХ
ЗАСТАВЬ КОММУНАЛЬЩИКОВ РАБОТАТЬ!

История Железногорска
событий нет

по материалам библиотеки им.Горького
Телепрограмма
Телепрограмма операторов г. Железногорск
КАБЕЛЬНЫЕ

ЭФИРНЫЕ
Погода в Железногорске
Погодный информер meteo26.ru




подробно
Немного юмора

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Выделить