Уран-Батор
Сайт Эдуарда Безобразова

Железногорск

Главная arrow Публикации arrow Окружающая среда arrow Символический ад и судебные перспективы  
Четверг, 24 Октябрь 2019
Меню
Главная
Антологии
Публикации
Город за неделю
Загадки нашего городка
Архив форума
Фотографии
Файлы
Сайт
Город Железногорск
Опрос
А если арестуют Кулеша он:
мошенник
жертва гебни
а кто это
чума на эти оба дома



результаты

Комментарии
RSS
Архив
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031     

Подпишитесь на обновления сайта!



Twitter Уранбатора




Google
Поиск по сайту

Символический ад и судебные перспективы Печатать E-mail
Пятница, 02 Март 2018

"Уран-Батор": атомные хроники ЗАТО Железногорск.

Объекты производства плутония на Енисее подготовят к выводу из эксплуатации

Бассейны выдержки облученного ядерного топлива реакторов, использовавшихся для наработки оружейного плутония на предприятии госкорпорации "Росатом" "Горно-химический комбинат" предстоит в нынешнем году подготовить к выводу из эксплуатации, следует из материалов на сайте госзакупок.

На ГХК, расположенном в горных выработках скального массива на берегу Енисея, действовали три мощных промышленных уран-графитовых реактора-наработчика оружейного плутония. Благодаря плутонию с ГХК Советскому Союзу удалось переломить отставание от США по количеству ядерных боеприпасов. В 1995 году с предприятия был снят оборонный заказ на производство плутония. Комбинат выполнил задачу, для которой создавался — надежно обеспечил безопасность страны. Сейчас на ГХК идет вывод всех трех реакторов из эксплуатации. Этот проект выполняется в рамках федеральной целевой программы по ядерной и радиационной безопасности.

На площадке реакторного завода ГХК расположены бассейны, в которые после облучения в реакторах помещались урановые блоки, содержавшие наработанный плутоний. Во время выдержки в бассейнах блоки охлаждались, при этом также происходил распад короткоживущих радионуклидов. После этого блоки поступали на переработку с целью выделения плутония. Вывод из эксплуатации не только реакторов, но и вспомогательного оборудования — обязательный этап их жизненного цикла, необходимый для снижения нагрузки на окружающую среду. Как отмечается в техническом задании на предстоящую работу, за период эксплуатации в бассейнах были, в частности, накоплены иловые отложения, которые являются среднеактивными радиоактивными отходами. В бассейнах также размещены технологические емкости, предназначавшиеся для временного хранения облученного топлива.

Целью предстоящей работы является выполнение комплекса практических мероприятий по подготовке к выводу из эксплуатации бассейнов выдержки ОЯТ реакторов ГХК. Для этого в рамках данной работы предстоит до конца нынешнего этого года очистить эти бассейны. Иловые отложения должны быть собраны в специальные контейнеры.

Федеральное государственное унитарное предприятие "Горно-химический комбинат" имеет статус федеральной ядерной организации. ГХК — ключевое предприятие Росатома по созданию технологического комплекса замкнутого ядерного топливного цикла на основе инновационных технологий нового поколения. На ГХК впервые в мире сосредоточены сразу три высокотехнологичных передела — хранение отработавшего ядерного топлива реакторов АЭС, его переработка и производство нового ядерного МОКС-топлива для реакторов на быстрых нейтронах.

ria.ru.

***

Прелюбопытным образом совпало это событие с другим, чисто красноярским, хотя и с питерским привкусом. Краевой арбитражный суд принял к рассмотрению иск ГХК к заколючинскому «экологу» Анатолию Мамаеву, чей опус ««А Васька слушает, да ест…» опубликован был четыре месяца назад на профильном ресурсе proatom.ru в разделе блогов. Поскольку заметка там висит до сих пор, ни Мамаев, ни держатели портала перспективой судебных разбирательств не напуганы. А мы, со своей стороны, отметим удивительную неторопливость юридической службы комбината, благодаря которой аборигены сейчас смогут на себе проверить функционал т.н. эффекта Стрейзанд.

Сами по себе рассуждения крупного железногорского поэта и общественно-политического деятеля навряд ли заинтересовали кого-то вне обычного круга читателей специфической этой продукции. Но с учётом арбитража и требования удалить оскорбительную информацию вторая волна интереса к публикации гарантирована, как минимум. Я же вот прочитал её, да и вы заглянете наверняка. Учитывая же, что заседание в суде намечено аж на вторую половину марта, горючего у этой темы на ближайшую перспективу достанет явно. Сиречь, «руководитель «Гражданского Центра ядерного нераспространения» должен быть доволен. Плохого пиара не бывает, как известно, а проигранный суд — всего лишь несколько слов в пыльных архивах, про которые уже месяц спустя вряд ли кто вспомнит.

Итак, что же конкретно не устроило ГХК в заметке Мамаева? Заглянем в исковое заявление:

- директор ГХК Пётр Гаврилов территорию ЗАТО делает непригодной для нормальной жизни на многие тысячи лет вперед,

- Гаврилов на место своего преступления привез группу якобы значимых экологов,

- Захоранивая на небольшой глубине ЖРО, руководство ГХК и Росатома, с ведомства которого это безобразие происходит, совершают преступление, за которое нужно привлекать к уголовной ответственности,

- Экологические нарушения, совершаемые руководством ГХК и Росатомом...,

- в области радиационной безопасности незаконные действия местных атомщиков....

Как видите, и в данном случае мы имеем дело со стандартным заколючинским недержанием слов. Ровно то же самое, что хотел сказать Мамаев, можно было выразить без малейшего риска оказаться в суде. Три прямых обвинения в совершении преступлений потребуют документальных доказательств — а их у «общественника» нету, разумеется. Незаконность действий ГХК по линии радиационной безопасности суть тоже очень-очень длинная история, в конце которой для Мамаева вряд ли сияет свет, ибо конечное решение опять-таки предстоит принимать суду, а это почти автоматически означает победу ГК «Росатом». Наконец, два обвинения в адрес персонально директора Гаврилова (они и стали, как мне представляется, главной движущей силой иска) тоже разделяются на «преступление» и «экологическое нарушение», т.е. должны быть рассмотрены в аналогичном ракурсе. И с теми же последствиями.

При всём при том любопытно, что наше предположение насчёт возможных составляющих иска оказалось не вполне точным. Вот эта основополагающая фраза из мамаевской заметки у юристов ГХК возражений не вызвала, что характерно: «Систему изоляции РАО, тот же Росатом, понимает по-своему. Например, в ЗАТО Железногорск ранее использованные для перекачки ЖРО в подземные горизонты открытые наземные бассейны местный ГХК стал попросту засыпать грунтом. Притом комбинат преподносит этот варварский способ изоляции РАО как шедевр технической мысли».

Вы скажете, что в данном случае комбинат защищает лишь самого себя и не ставит задачи отдуваться за всю госкопорацию и её научные институты? Возможно. Но давайте вспомим, во-первых, что вся длинная сага про судебные ристалища Гаврилова с Мамаевым, Марьясовым и «СГ-26» стартовала отнюдь не в качестве ответочки за наезды персонально на ГХК или его гендиректора. Ах, если бы! Началось всё с могильника радиоактивных отходов первого класса опасности в исполнении НОРАО, а для комбината данная тематика никоим образом не является актуальной. Если заглянуть в его собственные документы — чего не сделал до сих пор, слава богу, тот же Русский Богатырь Федя — то выяснится, что в планах ОДЦ железногорского градообразующего предприятия (см. «Долгосрочную программу деятельности») имеются свои собственные хранилища РАО (точнее, САО и ВАО)...

А во-вторых, крайне интересно начинает выглядеть вся конструкция изоляции радиоактивных отходов, когда сама по себе она как бы признаётся варварской, но напрочь отвергается малейшая возможность нанесения ущерба окружающей среде и населению ЗАТО посредством данного технологического решения. Логика где-то тут очевидно проседает. Бывший охотовед, именующий себя «простым экологом, кстати, с профильным образованием», отдельно подчёркивает, что «никто не озаботился спросить: «А что это за место, в которое РАО зарыли?». А спросить надо было, так как эта местность является зелёной зоной предприятия и предназначена для создания барьера, служащего препятствием для распространения радионуклидов. То есть, по своему функциональному назначению СЗЗ является никак ни местом свалок РАО».

Image

Отдельного внимания Солдат Росатома заслуживала вроде бы вот эта байка:

«Правительство СССР всегда старалось ВПК понудить что-нибудь для народного хозяйства выпускать. Обязало оно и создаваемый выпускать удобрение для сельского хозяйства из тех компонентов, которые после процесса получения плутония и урана должны были остаться. Сказано. Сделано. Соорудили соответствующий кристаллизатор, где удобрение формировалось. Однако очистить его полностью от радиации не удалось. Поэтому получаемую субстанцию попросту закапывали в отрытых траншеях на полигоне твёрдых РАО.  Впоследствии, при ликвидации полигона, стал вопрос: «Что делать с закопанными удобрениями?». Но, к удивлению, - они исчезли. То есть, просочившаяся из атмосферы влага их растворила и с подземными водами явно в Енисей вымыла».

Увы, специалисты ГХК братьев Стругацких наверняка не читали и потому насчёт способов зарождения нездоровых сенсаций рассуждать ныне не берутся.

И последнее. Помимо чисто образовательных своих заслуг Анатолий Мамаев зафиксировал в оспариваемой заметке за возглавляемым им «центром» почти титанический подвиг: «Все последующие годы после развала СССР основной контроль за деятельностью ГХК в ЗАТО Железногорск в области радиационной безопасности осуществляла общественная организация ГЦЯН, с которой ГХК в этой области сотрудничал. Но сотрудничал до тех пор, пока на комбинате не стали вводить в работу новые предприятия атомного цикла, после чего директор комбината какие-либо отношения с ГЦЯН приказал прекратить. А сотрудников нашей организации он приказал не пропускать для контроля за выбросами комбината через КПП».

Ужасно хотелось бы знать, сколько всего их там — сотрудников? Чисто для общего развития...

***

Раз уж мы неосмотрительно дважды упомянули к ночи мистагога Марьясова, не появиться воочию в нашем обзоре он никак не мог, ясен пень. Во первых строках позвольте поздравить руководителя департамента ещё одной общественной организации, форматом ничуть не меньшей, чем мамаевский «центр», с преодолением психологически важного рубикона. За почти шесть лет под обращением «Мы против ядерного могальника» на портале change.org поставлены, наконец, сто тысяч подписей.

Финальный рывок, правда, обеспечили активисты челябинского «Стоп ГОКа», но это неважно, ибо к сбору автографов под обращением к властям РФ данная затея давным-давно не имеет ни малейшего отношения. Это — чисто информационный ресурс отца Фёдора. И в данном качестве давайте его рассматривать за отчётный период. Что там у нас новенького появилось?

Месяц назад эхо президентской избирательной кампании просочилось в марьясовскую заметку через объявленное «Единой Россией» продолжение Путиным развития атомной энергетики. «Только вот об обратной стороне медали - ядерных обременениях - президент и представители партии власти предпочитают не рассказывать, - гневается бывший космоэнерготерапевт. - Сегодня Красноярск задыхается от загрязнения атмосферы. При этом наши учёные утверждают, что весь Красноярск со всеми его предприятиями, заводами, ТЭЦ и автотранспортом оказывает МЕНЬШЕЕ мутагенное воздействие на живые организмы в пойме Енисея, чем один Горно-химический комбинат».

Далее юзается уже знакомый нам тезис про «создание в центре континентальной части России крупнейшего в мире могильника для захоронения самого отборного радиоактивного мусора формирует стратегическую уязвимость для национальной безопасности». Странно, конечно, что ни тов. Грудинин, ни г-н Жириновский, ни даже Тот-Кого-Путин-Не-Велел-Называть до сих пор не взяли на вооружение марьясовский («МНОГОКРАТНО!!!») крик души. Яркая «зелёная» надежда, Григорий Явлинский на встрече с железными горцами тоже отделался общими рассуждениями в жанре мемуаров («Как заверил Сергей Пешков, сейчас безопасность хранилища находится на должном уровне»). А тем временем «над нашим протестом снова начинают сгущаться тучи.

- Наша доблестная правоохранительная система молчала-молчала последние месяцы и опять зашевелилась. Оказывается, они продолжают пытаться лепить из воздуха дело против общественных активистов. Конкретно, против меня. Вот ведь упёртые. Говорят, насобирали материалов на целых три тома. Ну, никак не могут успокоиться наши оппоненты. Вместо нормального, открытого и честного диалога продолжают играть краплёными картами, занимаются напёрстничеством, не гнушаясь никакими пакостями...

Мораль? «Наступаем!»

На сладкое у Марьясова припасён персонально для работников ГХК отдельный разоблачительный сюжет. Он тоже не нов, но что вообще можно нынче отыскать нового под Луной?

«К сожалению, Пётр Гаврилов не стал упоминать, что 50 тонн оружейного российского плутония, признанных по межправительственному соглашению РФ и США избыточными для нужд обороны, это примерно то количество, которое Горно-химический комбинат наработал за всё время своего существования. Другими словами, получается, что всё было зря. Весь трудовой подвиг и усилия советского народа и титанический труд заключённых. И главное, зря была отравлена красноярская земля и пойма Енисея до самого Карского моря. Только в одном глубинном могильнике жидких радиоактивных отходов (полигон "Северный"), по словам учёных, уже сосредоточена суммарная активность, соответствующая 20 "чернобылям". А помимо этого полигона значительная часть РАО накоплена в бассейнах-отстойниках, в подземной части комбината и пр.»

Всплакнули? А теперь утрёмте слёзы и хором заскрипимте зубами от ненависти:

«В 2018 году исполняется 60 лет с запуска первого промышленного реактора ГХК, предназначенного для наработки оружейного плутония. Этот реактор получил довольно говорящее название "АД". Реактор давно остановлен и в настоящий момент продолжается его захоронение. Атомщики посчитали, что так будет намного дешевле. Вот так, друзья, символический ад из подземелья Горно-химического комбината, словно раковая опухоль, постепенно стал распространяться на красноярскую землю, угрожая превратить территорию Сибири в реальный ад на нашей планете».

И попробуйте подтянуть к суду «символический ад», хе-хе. Есть, выходит, какая-то чисто улилитарная польза даже от юристов Горно-химического комбината. Повышается потихонечку правовая грамотность населения (отдельных «активистов», как минимум).

 

 
Рассказать про это друзьям в:

Добавить комментарий

Внимание!
Перед публикацией комментарий проходит проверку.
В комментарии к материалу разрешено выражать свое отношение к тексту или событию в пристойной форме. В случае появления ненормативной лексики, перерастания комментирования в оскорбления и т.д., комментарии будет удаляться.
Если вы заметили сообщение с нарушением, нажмите возле него на кнопку с зеленым гоблином.
Давайте не будем сами себе злобными Буртинами

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Мы поддерживаем
РОСЖКХ
ЗАСТАВЬ КОММУНАЛЬЩИКОВ РАБОТАТЬ!

История Железногорска
23.10.1961
филиал N 2 ОКБ-1 обрел самостоятельность, создана основа ныне действующего НПО ПМ – ОКБ-10

23.10.1971
состоялись первые в городе соревнования по автомобильному многоборью

по материалам библиотеки им.Горького
Телепрограмма
Телепрограмма операторов г. Железногорск
КАБЕЛЬНЫЕ

ЭФИРНЫЕ
Погода в Железногорске
Погодный информер meteo26.ru




подробно
Остальное

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Выделить