Уран-Батор
Сайт Эдуарда Безобразова

Железногорск

Главная arrow Публикации arrow Темохранитель arrow Место в строю. Часть четвёртая  
Tuesday, 19 December 2017
Меню
Главная
Антологии
Публикации
Город за неделю
Загадки нашего городка
Форум Железногорска
Веб-камеры города
Смотреть новости
Объявления
Фотографии
Я Вижу
Файлы
Сайт
Сайты Железногорска
Город Железногорск
Опрос
Сухой закон это:
спасение страны
несусветная глупость
имитация деятельности



результаты

Комментарии
RSS
Архив
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подпишитесь на обновления сайта!



Twitter Уранбатора




Google
Поиск по сайту

Место в строю. Часть четвёртая Печатать E-mail
Thursday, 30 November 2017

Деньги говорят. Что обещает НОРАО железным горцам?

Российские и зарубежные эксперты обсудили опыт в создании подземных пунктов финальной изоляции РАО

В ходе Международного форума-диалога «АтомЭко-2017», который прошел в Москве одной из ключевых тем стало решение вопросов обращения с радиоактивными отходами. Не секрет, что от решения именно этой проблемы во многом зависит дальнейшая судьба атомной энергетики в мире.

На круглом столе, посвященном обоснованию долговременной безопасности глубинного захоронения высокоактивных РАО, обсуждался российский и международный опыт в этой области. Как рассказал заместитель директора ФГУП «НО РАО» (Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами) Алексей Журавлев, в течение этого года произошло изменение концептуального подхода к созданию подземной исследовательской лаборатории в Красноярском крае. Создание подземной исследовательской лаборатории предусмотрено в слабопроницаемом Нижне-Канском массиве скальных пород в ЗАТО Железногорск в зоне наблюдения ФГУП «ГХК». Лаборатория будет находиться в 6 км от Железногорска и в 4,5 км от реки Енисей.

По словам Журавлева, руководством ГК «Росатом» принято решение создавать подземную исследовательскую лабораторию как самостоятельный объект для выполнения всесторонних исследований в соответствии с международными рекомендациями и передовыми аналогами. На сегодняшний день разработана стратегия создания ПГЗРО на долгосрочный период, которая должна соответствовать международной практике организации работ по созданию лаборатории. Разработан стратегический мастер-план исследований, который предусматривает поэтапное выполнение исследований по 150 направлениям. Результаты этих исследований будут регулярно обнародоваться в печати и на международных конференциях. Переход к созданию ПГЗРО и промышленной эксплуатации возможен только после получения всей совокупности разрешительных документов и одобрения общественности, подчеркнул замдиректора «НО РАО».

Подземная исследовательская лаборатория – это комплекс наземных зданий и сооружений, линейные объекты, инженерные сети и коммуникации. Она будет включать три ствола: вспомогательный, технологический, вентиляционный. Кроме того, планируется создать наземный демонстрационно-исследовательский центр (НДИЦ), кусты скважин для исследования массива пород в дальней зоне за пределами участка «Енисейский» на траектории миграции радионуклидов. Как пояснил Журавлев, в соответствии с мастер-планом планируются комплексные геодинамические, сейсмические, гидрологические, гидрогеологические, гидрогеохимические, биосферные и другие исследования на поверхности, а также комплексные исследования характеристик массива горных пород с использованием глубоких геологоразведочных скважин в ближней и дальней зонах. Также запланирована оптимизация параметров щадящей технологии буровзрывных работ при создании горизонтальных и вертикальных выработок. Будут проведены комплексные исследования в наземном демонстрационно-исследовательском центре. Планируется исследование завершающей отработки в подземных условиях стандартизированного оборудования и транспортно-технологических операций по обращению с РАО. План предусматривает комплексный мониторинг на территории лаборатории и в дальней зоне, исследования для альтернативных вариантов размещения контейнеров с РАО с учетом передовых зарубежных технологий.

В зависимости результатов исследования деятельности подземной исследовательской лаборатории возможны следующие сценарии. Первый вариант (в «НО РАО» его рассматривают как базовый): подтверждается правильность проектных решений, результатов моделирования и оценок долговременной безопасности. В этом случае проводятся общественные обсуждения, «НО РАО» получает заключение государственной экологической экспертизы и лицензию по эксплуатации ПГЗРО и реализует проект по строительству и эксплуатации ПГЗРО.

Второй сценарий: получение вывода о недостаточной долговременной безопасности, которая обеспечивается в совокупности многобарьерной системой безопасности. В этом случае будет доработан проект по усилению системы инженерных барьеров, будут выполнены дополнительные натурные или лабораторные исследования, проведено обоснование и подтверждение долговременной безопасности с учетом усиления инженерных барьеров. Далее проводятся мероприятия по получению разрешительных документов по первому сценарию.

Третий вариант развития событий предусматривает вывод о невозможности обеспечить необходимый уровень долговременной безопасности объекта при размещении проектных объемов РАО. В таком случае будет произведено сокращение объемов или номенклатуры размещаемых РАО первого и второго классов, частичное заполнение камер захоронения РАО менее экологически опасными отходами третьего класса. Если в таких условиях долговременная безопасность для нового варианта будет подтверждена, то будет получаться лицензия по эксплуатации, и ПГЗРО будет создаваться с захоронением обоснованных объемов РАО первого, второго и третьего класса.

Не исключен и вариант, когда в ПГЗРО будет признано невозможным захоронение РАО первого и второго класса, и объект будет предназначен для захоронения РАО только третьего класса с корректировкой в проектном решении.

Планируется, что строительство подземной лаборатории будет завершено в 2025 году, а спустя 5-6 лет, в которые будут проводиться исследования, в 2031 году планируется принятие решения о создании ПГЗРО. На сегодняшний день есть взаимопонимание с общественностью, люди понимают, что сейчас речь идет о создании именно исследовательской лаборатории, отметил Алексей Журавлев.

Сергей Уткин, заведующий отделением анализа долгосрочных рисков в сфере обеспечения ядерной и радиационной безопасности Института проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ) РАН, представил программу исследований для обеспечения долговременной безопасности ПГЗРО (эта программа является частью стратегического мастер-плана). Как отметил Уткин, проекту ПГЗРО уже более 35 лет. «Но именно с образованием Национального оператора в 2012 году появилась новая жизнь у проекта, поскольку он обрел своего будущего хозяина», - подчеркнул ученый. По словам Уткина, уже есть достаточно ясное понимание стадий, которые должен пройти проект, и сроков его реализации. Сегодняшняя стадия – это планирование сооружения подземной исследовательской лаборатории. На ней помимо прочего будут тестироваться разные решения по обращению с РАО, в том числе, рассматриваться разные концепции. Сейчас за базовую принята концепция, которая в международной терминологии называется концепцией матричного типа, она предусматривает два горизонта и глубокие скважины между ними. К неотъемлемым плюсам концепции относятся ее компактность, она может быть даже рекордной по соотношению объема РАО к площади объекта. По словам эксперта, тут возникают риски, связанные с тепловыделением, устойчивостью инженерных конструкций, поскольку объект предполагается довольно высокий – и эти риски будут изучаться в подземной лаборатории.

В настоящее время основной упор делается на натурные исследования геосферы. «Мы очень внимательно анализировали обоснования безопасности всех стран – лидеров в части геологического захоронения. Понятно, что никаких жестких международных требований к геологическому составу нет, но есть общие моменты, которые мы полностью себе представляем и эта программа исследования полностью заточена на формирование того обоснования, которое будет представлено на международную экспертизу», - сообщил ученый. Общая программа исследований включает в себя много компонентов, один из которых – исследования в лаборатории под землей. Но очень большая часть исследований будет выполняться и на поверхности – в лабораториях на предприятиях, и уже сейчас некоторые мероприятия реализуются. К началу сооружения первой проходки уже должны быть результаты, просчитанные в аналитике и на численных моделях, которые ожидаются от исследовательской лаборатории. С началом первой проходки начнутся и исследования по мониторингу, будет установлено большое количество датчиков для осуществления постоянного наблюдения.

Вячеслав Румынин, директор Института геоэкологии Российской академии наук, рассказал, что при выборе площадки для ПИЛ было учтено, что структурная организация геологической среды в Нижне-Канском массиве очень близка к аналогичным объектам в Швеции. «Особенность этой структурной организации – наличие зон деформации и зон более монолитных и менее трещиноватых пород. … В отличие от шведских объектов, среда в Красноярском крае является более благоприятной, поскольку участок «Енисейский» прошел дополнительную стадию метаморфизма, и породы более древние по сравнению со шведскими объектами», - продолжил он. Главное отличие – в геологоструктурном положении участка. Если шведские объекты расположены вблизи морских бассейнов и близко от зон разгрузки, то Енисейский объект находится на водораздельном участке. 4,5 км массива являются сильным буфером, который будет защищать биосферу от воздействия. Если шведские объекты в основном ориентированы на инженерные барьеры, зона разгрузки и биосфера находятся на расстоянии 400-500 м от хранилища, то российский объект находится примерно в 4 км от зоны разгрузки. Поэтому участок вполне обоснован и имеет свои достоинства.

О том, как ведутся работы по созданию объектов финальной изоляции РАО во Франции, сообщил Патрик Ландэ, директор по инновациям, развитию и международным отношениям Национального агентство по обращению с радиоактивными отходами Франции (ANDRA). Он напомнил, что во Франции соответствующие работы ведутся с середины 1990-х годов. Площадка была выбрана на глубине 500 м и отличается хорошими геологическими условиями. Основная задача при создании подобных объектов – ограничить движение вод в районе объекта и создать правильную химическую среду внутри него, чтобы захораниваемые вещества находились в стабильном состоянии. Агентство надеется получить лицензию на размещение хранилища в 2022-2023 году и после этого начать строительство.

Говоря об общественной приемлемости строительства хранилища РАО, Ландэ заявил, что даже спустя 20 лет после начала диалога с общественностью совместное обсуждение по-прежнему необходимо. «Мы прорабатываем проект совместно с общественностью, которая напрямую вовлечена в принятие решений», - сообщил представитель ANDRA. Он также отметил еще одну особенность: «В последние 3-4 года появились небольшие группы, отличающиеся от тех, с кем мы до этого имели дело. Это группы, которые выступают против всего на свете – против хранилища РАО, нанотехнологий, портов на западе Франции, строительства дамб, плотин, против нового оборудования. Их немного, но они очень хорошо организованы, у них есть юристы, поддержка. И это для нас новая проблема, с которой нужно работать. Это не та общественность, с которой мы вели диалог. С ними нет возможности вести конструктивный диалог. Но в любом случае, необходимо принимать во внимание, что такие группы существуют».

В Финляндии такая подземная лаборатория уже существует, и в настоящее время ведется строительство объекта по захоронению РАО, сообщил Анти Иконен, директор департамента Saanio & Riekkola Oy (Финляндия), компании, занимающейся работами по проектированию объекта. По требованиям финского законодательства, минимальная глубина такого захоронения – 400 м. Строительство лаборатории началось в 2006 году, проект несколько раз уточнялся в ходе выяснения геологических особенностей площадки. В связи с решением строить третий блок АЭС «Олкилуото» пришлось пересмотреть срок службы хранилища, увеличив его до 100 лет. С появлением новых материалов и технологий менялись технологические решения в проекте, тем самым повышалась его безопасность. Проект строительства лаборатории был завершен в прошлом году.

Бьерн Дверсторп, старший советник Агентства радиационной безопасности Швеции (SSM), рассказал о практиках по обращению с РАО в Швеции. В Швеции создан специальный фонд для выполнения работ по обращению с радиоактивными отходами, и средства из него выделяются ежегодно компании SKB, которая отвечает за работу с РАО. Получение лицензии на строительство хранилища заняло несколько десятилетий. В 2011 году SKB подало документы на получение лицензии на строительство хранилища отработавшего ядерного топлива в Форсмарке. Захоронение предлагалось осуществлять в герметичных медных контейнерах, которые будут размещены в породе на глубине около 500 м. Агентство радиационной безопасности в процессе рассмотрения заявки обнаружило пробелы и запросило дополнительную информацию. Для проведения экспертизы заявки привлекались как национальные, так и зарубежные эксперты. Для принятии решения о дальнейшем развитии программы проводятся специальные слушания. Окончательное решение о строительстве принимает правительство. «Я думаю, что после 20 лет диалога, большой вовлеченности регулятора в общение со всеми заинтересованными сторонами помогли нам получить высокий уровень доверия со стороны общественности и участников процесса», - отметил представитель шведского агентства. Сейчас речь идет о переходе от долгого процесса лицензирования и обоснования к началу строительства.

В ходе форума «АтомЭко» отдельно были обсуждены вопросы общественной приемлемости при реализации программ окончательной изоляции РАО в разных странах. Не секрет, что при строительстве любых промышленных объектов у местного населения главенствующей становится позиция NIMBY – not in my backyard (только не в моем дворе). Она усугубляется, когда речь идет о создании таких потенциально опасных объектов, как хранилища РАО. Во всех странах, занимающихся такими проектами, приходится проводить огромную работу не только по обоснованию безопасности объектов перед регуляторами, но и по информированию и обсуждению всех вопросов с общественностью. Бьерн Дверсторп, старший советник Агентства радиационной безопасности Швеции (SSM), рассказал о протестах, которые начались, когда в 1980 году оператор по обращению с РАО SKB решил пробурить на выбранной площадке исследовательские скважины. Несмотря на эти протесты, спустя 25 лет SKB смог на сегодняшний день дойти до процесса получения лицензии на размещение хранилища. Дело дошло до того, что два шведских муниципалитета в 2009 году соревновались между собой, чтобы получить возможность разместить это хранилище у себя. Процесс должен быть открытым, чтобы заинтересованные стороны могли влиять на принятие решений, отметил Дверсторп. При этом он отметил большую роль доверия со стороны заинтересованных сторон не только национальному оператору по обращению с РАО, но и регулятору, который должен активно участвовать в процессе обсуждения. Это позволит сделать решение более информированным. Не менее важным стало и участие местных властей, муниципалитетов.

Патрик Ландэ из французского агентства ANDRA рассказал о том, как появление новых коммуникационных технологий позволило обеспечить дискуссию о проекте хранилища РАО: для проведения общественных обсуждений был создан специальный сайт в интернете, где все желающие могли задать свои вопросы, проводились обсуждения в соцсетях.

О российском опыте общественного контроля в процессе создания подземной исследовательской лаборатории рассказал Александр Колотов, директор Красноярской региональной общественной экологической организации «Плотина». По словам Колотова, первая цель общественного контроля – удостовериться, что в подземной лаборатории будут проводиться научные исследования, но не будет никаких радиоактивных веществ. Кроме того, высказывается озабоченность тем, что решение о строительстве ПГЗРО уже принято, а лаборатория будет лишь имитировать деятельность. Еще одна озабоченность связана с желанием общественности удостовериться в правильности интерпретации данных, полученных в результате исследовательской работы лаборатории. Колотов обратил внимание на необходимость помнить о том, что общественный контроль создания подземной исследовательской лаборатории – это многолетний процесс. Он предложил создать общественный наблюдательный совет при Железногорском территориальном филиале Национального оператора по обращению с РАО. В нем необходимо предусмотреть квоты, чтобы были представлены общественные организации местного уровня, уровня субъекта федерации и федерального уровня. В качестве механизмов контроля он предложил в ПИЛ установить датчики, которые работали бы в режиме онлайн и передавали информацию об уровне радиационного фона, вывести в онлайн работу лаборатории. Кроме того, он высказал идею об общественной экспертизе данных, полученных в ходе анализа пригодности Нижне-Канского массива для размещения хранилища РАО.

Как отметил председатель правления АНО «Общественно-Экспертный Центр «ЭкоПраво» Александр Никитин, работа Национального оператора по обращению с РАО находится под постоянным контролем общественности. «Особое внимание общественные группы, экологи, общественные организации уделяют тем объектам, которые национальный оператор планирует строить и уже строит. Подземная исследовательская лаборатория – это необычный объект, он вызывает вопросы как со стороны общественности, так и со стороны специалистов. Это достаточно необычный объект не только для России, но вообще в области обращения с радиоактивными отходами», - подчеркнул он. Никитин полагает, что внимание к этому объекту будет по-прежнему высоким, потому что общественность хочет знать обо всем, что происходит на объекте, какая программа исследований намечена на нем, как реализуется программа строительства. «Специалистам, представителям Национального оператора и представителям общественности придется совместно работать еще долго, поскольку реализация проекта будет происходить в ближайшие 10 лет», - считает Александр Никитин.

polit.ru.

***

Любопыно, что демонстрировать «взаимопонимание с общественностью» по-прежнему должны штатные и добровольные экологи НОРАО, а также откровенно рекламные публикации в СМИ. В муниципальной газете бывшего Соцгорода таких за ноябрь случилось три штуки, как минимум. И нельзя сказать, что в них не содержится интересных вещей:

«В информационном центре по атомной энергии Красноярска состоялся круглый стол по вопросам создания подземной исследовательской лаборатории в Нижне-Канском массиве в шести километрах от Железногорска.

Сначала проект

Первым докладчиком выступил Алексей Журавлев, заместитель директора ФГУП «НО РАО» по капитальному строительству. Он рассказал о проекте создания лаборатории в Нижне-Канском массиве, утвержденном еще в марте 2016 года.

- Уже получены положительные экспертные заключения ГКЗ и Роснедр о пригодности участка для строительства объекта окончательной изоляции РАО, положительное заключение общественных слушаний в Железногорске, положительное заключение Государственной экологической экспертизы, - сказал Журавлев. - Проектная документация также прошла экспертизу, есть лицензия Ростехнадзора на размещение и сооружение лаборатории, а также на пользование недрами участка «Енисейский» для исследований. Только что подведены итоги торгов на выполнение строительно-монтажных работ по проведению линий электропередач на 220 кВ.

Подход к созданию объекта в Нижне-Канском массиве со временем менялся. Первоначально планировался именно пункт глубинного захоронения РАО, а лаборатория рассматривалась лишь в качестве первого этапа его строительства. Однако после передачи проекта в ведение национального оператора руководство Росатома приняло решение создать именно исследовательский центр - для выполнения всесторонних изучений массива и технологических процессов в натурных условиях в соответствии с международными рекомендациями. Предусматривается поэтапное выполнение исследований по 150 направлениям, результаты которых будут регулярно публиковаться и представляться на международных конференциях. Таким образом, переход к созданию ПГЗРО и его промышленной эксплуатации станет возможен только после обоснования долговременной безопасности объекта и прохождения всех процедур лицензирования с обязательным участием общественности.

Возле Железногорска планируется строительство именно исследовательской лаборатории. Это комплекс наземных зданий и сооружений, линейные объекты, инженерные сети и коммуникации, три подземных ствола - вспомогательный, технологический и вентиляционный, а также выработки на глубине 450 м и 525 метров. Также планируется строительство наземного Демонстрационно-исследовательского центра (ДИЦ) для выполнения основного объема исследований по обращению с РАО в подземных условиях в дистанционном режиме. И, конечно же, никуда без скважин для исследований пород в дальней зоне на траекториях миграции радионуклидов, ведь главное - безопасность окружающей среды.

Прочнее гранита

Следующим выступал Андрей Озерский, начальник геоэкологической партии ОАО «Красноярскгеология». В центре его доклада - результаты геологических исследований участка, где планируется строительство лаборатории.

- Участок «Енисейский» выбран в результате длительных геологических исследований, - рассказал он. - Нижне-Канский массив представляет собой огромное гранитоидное тело, которое сформировалось около двух миллиардов лет назад. По итогам всех исследовательских работ оставили 5 участков. Из них экспертизой Росатома наиболее перспективным был признан именно Енисейский. Он соответствует всем требованиям безопасности Ростехнадзора. Затем на участке выделено два блока - 37 и 38, которые характеризуются достаточно стабильной тектоникой. Но 38-й в результате отвергли из-за наличия водонасыщенных угленосных месторождений.

Енисейский участок находится в зоне распространения гнейсов. Это не какие-то гнилые и слабые породы, как многие думают, видимо, исходя из первых двух букв названия. На самом деле, гнейсы являются очень крепким геологическим образованием. Они образовались на большой глубине под действием высоких температур и по химическому составу похожи на гранит, но немного отличаются от него по текстуре.

Поисковый этап завершился в 2010 году. Пробурено три скважины, проведен большой комплекс работ. В результате участок №37 государственная комиссия признала соответствующим по требованиям безопасности и пригодным для дальнейшего изучения с целью захоронения РАО. Следующий оценочный этап состоял из собственно геолого-разведочных и проектно-изыскательских работ. В итоге были получены наиболее полные данные о составе породы. Она является самой древней в Красноярском крае! Последний изотопный анализ показал возраст древнейших включений - 3,3 млрд лет. Химический состав пород очень близок к составу земной коры. Сейсморазведочные работы подтвердили отсутствие мощных активных тектонических разрывов в массиве Енисейского участка и его периферии. Также выяснилось, что породы относятся к водонепроницаемым. Таким образом, изученный участок в целом можно считать соответствующим международным требованиям МАГАТЭ, национальным требованиям, а также методическим рекомендациям Министерства природных ресурсов по обоснованию выбора участков недр для дальнейшего геологического изучения с целью окончательной изоляции РАО.

ГКЗ Роснедра подтвердила, что по геологическим, гидрогеологическим, тектоническим и сейсмическим условиям участок «Енисейский» является потенциально пригодным для глубинного захоронения радиоактивных отходов в объеме до 160 тысяч кубометров. Результаты всех исследований являются открытыми, публикуются в научной прессе и докладываются на конференциях.

Все решает вода

Затем слово взял директор института геоэкологии РАН, доктор геолого-минералогических наук Вячеслав Румынин. Он посвятил участников круглого стола в узкоспециализированную область гидрогеологии. Важно понимать, какие процессы и параметры Нижне-Канского массива могут обеспечить долговременную безопасность ПГЗРО.

- Важнее всего определение структуры потоков подземных вод. Хотелось бы взглянуть на эту проблему с позиции мировой практики. Изучение кристаллических массивов для хранения РАО началось в 70-х годах прошлого века с работ зарубежных коллег. Первый проект по изучению проницаемости и трещиноватости массивов сделали в Швеции в 1979 году, где впоследствии на месте 400-летних железорудных выработок создали первую подземную исследовательскую лабораторию.

Факторы, определяющие долговременную безопасность окружающей среды, подразделяются на природные и техногенные. Если посмотреть на наш участок, то он находится в водораздельной области бассейнов двух рек - Енисея и Кана. Но в этой же области находится еще шесть малых рек и ручьев. Участок «Енисейский» выше уровня этих рек, то есть является слабообводненным, не имеющим водосборной площади. В то же время многих очень волнует вопрос, не попадут ли радионуклиды в эти небольшие речки? Региональный водный поток проходит ниже базиса дренирования речки. Поэтому вынос радиоактивности непосредственно в биосферу, в речки невозможен. При обследовании участка бурились скважины, проводилось более 20 видов исследований.

Рассмотрим модели ПГЗРО в Финляндии, Швеции и наш проект. Притоки подземных вод в зарубежных моделях на порядок выше, чем на углубленных объектах ГХК. И такой большой, по сравнению с нашим, объем подземных вод зарубежных коллег не смущает. Они в таких случаях применяют технологии цементирования. А у скандинавских коллег пункты глубинного захоронения находятся прямо под водоемом. К тому же под водным объектом международного значения - Балтийским морем. Удивительно, почему МАГАТЭ не запретило там строительство. Причем у них буферная зона всего около 400 метров, у нас же до Енисея - 4,5 км. И горные породы там более водопроницаемые, а вблизи лаборатории находятся электростанции с оборотным водоснабжением, в России такие запрещены. Хранилища для ОЯТ тем временем располагаются вблизи атомных станций. Получается, зарубежные сооружения более опасны, чем будущий объект в Нижне-Канском массиве.

При проектировании подземной исследовательской лаборатории используются программные комплексы, разработанные в США. У нас на них есть лицензия. Эти комплексы позволяют моделировать процессы тепло- и газовыделения РАО. Нельзя забывать, что при тепловыделении разогреваются сам массив и порода. Теплые подземные воды поднимаются вверх и несут с собой радиоактивность. Но при этом фильтрационный поток с грунтовыми водами, осадками направлен сверху вниз, что гарантирует дополнительную безопасность. Мы изучали водный баланс, организовав пункты долговременного мониторинга. В 2017 году оборудована метеостанция и пять гидрологических постов. Каждый, в свою очередь, оснащен автоматическими датчиками уровня воды, которые передают показания каждые два часа. Весь водный баланс на данной территории поставлен на контроль.

Будьте проще!

После выступлений докладчиков началось обсуждение. Глава Железногорска Вадим Медведев отметил важность затронутых вопросов и высказал пожелание, чтобы результаты исследований было возможно использовать для улучшения городского хозяйства ЗАТО. Члены Общественного совета Росатома отметили, что огромное количество исследований и их результатов необходимо свести в один общий доклад - отчет о проделанной работе. Также прозвучало предложение о создании вокруг лаборатории особо охраняемой природной территории. Лучше федерального значения. Чтобы лет через 10-15 после сооружения лаборатории не пришла какая-нибудь крупная корпорация и не начала лоббировать свои интересы.

Кто-то из членов Общественного совета Росатома справедливо заметил, что необходимо провести серию образовательных семинаров для общественности. Многие вещи в докладах очень сложны для понимания, потому что изложены неудобоваримым научным языком. Чем понятнее тема освещается, тем меньше вопросов и недопонимания у далеких от ядерной темы людей. Сити-менеджер Железногорска Сергей Пешков поддержал это предложение, а также заметил, что у рядового гражданина и вопросы простые. Например, как повлияет строительство лаборатории на экологию в месте расположения? Какова вероятность попадания радиоактивных и химических загрязнений в воду и окружающую среду в ближайшие сто лет? Куда будут вывозиться тонны грунта и строительных отходов? Сколько гектаров леса придется вырубить под строительство ЛЭП и подъездных путей? Для чего необходимо такое огромное количество потребляемой энергии - 42 мегаватта, ведь оно почти равно энергозатратам всего Железногорска?

Представители НО РАО пообещали поработать над преобразованием научных тезисов, сложных для понимания простого человека, в доступные материалы. Одним из таких шагов станет создание отдельного сайта, посвященного подземной исследовательской лаборатории. Там будет опубликована полная информация именно о железногорском проекте.

gig26.ru.

***

У газеты «Город и горожане» вообще давние и прочные связи с атомным ренессансом. Вот фрагменты ноябрьского выпуска 2000 года:

Image

***

Image

Нынешний редактор «ГиГ» данной тематикой интересуется сызмальства. Двадцать лет тому назад именно за неё Елена Глазунова отвечала в «СГ-26».

Image

***

Image

***

«Действительно ли рядом с Железногорском построят пункт захоронения высокорадиоактивных отходов 1 и 2 классов? Есть ли чего опасаться жителям ЗАТО и всего Красноярского края? Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами выступает за максимальную открытость - чем больше люди будут знать, тем больше доверия проекту. Руководитель центра по связям с общественностью, СМИ, международными и общественными организациями ФГУП «НО РАО» Никита Медянцев раскрыл все карты - что, где и когда».

Правильно говорить — изоляция

Для начала разберемся, что за организация такая - ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами»? Она появилась в нашей стране в соответствии с Федеральным законом об обращении с РАО. Эти правила изложены в конвенции Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), которая была принята в России в 2005-м. Документ закрепил за странами-участницами - а их 168! - определенные обязанности. В конвенции акцентированы два основных положения. Первое и самое главное - не перекладывать ответственность за радиоактивные отходы на будущие поколения. Второе вытекает из первого - единственным экологически приемлемым способом обращения с РАО на конечной стадии является принцип обязательной финальной изоляции РАО. Другими словами, необходимо создать такое количество качественных барьеров безопасности, которое полностью исключит попадание радиоактивных отходов в окружающую среду на всем протяжении периода их опасности.

Почему вместо простого и понятного слова «захоронение» используется более витиеватое словосочетание «финальная изоляция»? Все дело в восприятии - первый вариант имеет негативную окраску и отпугивает людей, поэтому от него решили отказаться. К тому же термин «изоляция» соответствует международной терминологии, и употреблять его правильнее.

Также федеральный закон ввел принцип финансовой ответственности производителей РАО за последующую их изоляцию. Мало того, все отходы с середины 2011 года считаются собственностью компаний, которые их произвели, и атомные предприятия обязаны отчислять денежные средства в государственный фонд. Из него потом и финансируется деятельность национального оператора. Таким образом, производителей РАО еще и подводят к тому, чтобы минимизировать количество отходов в ходе производства. Просто избавиться от лишнего груза ответственности предприятие не сможет, даже сменив форму собственности. Все под жестким контролем Госкорпорации «Росатом».

Лаборатория или хранилище?

Два года назад в Железногорске прошли общественные слушания обоснования лицензии на размещение и сооружение НО РАО подземной исследовательской лаборатории. Однако кто-то уверен, что речь идет именно о строительстве могильника, которым жителей региона давно пугают некоторые известные личности. Так что же все-таки будет представлять собой проект под Железногорском?

- В соцсетях распространяются слухи, будто бы под видом подземной исследовательской лаборатории строят «ядерный могильник», - говорит Медянцев. - Это неправда. В России на любую деятельность с радиоактивными отходами необходима лицензия. Здесь, в Нижне-Канском массиве, у национального оператора лицензии нет. И пока мы ее не получим, никакие РАО или опасные вещества попасть на объект не смогут. А для получения лицензии обязательно проведение общественных процедур.

Практика строительства подземных лабораторий применяется во всем мире. Прежде чем организовать изоляцию РАО, необходимо провести предварительные исследования, отработку технологий загрузки и обращения с РАО - причем без самих отходов. Этим и будет заниматься лаборатория. Вначале отработают тренировочные перемещения на муляжах, в точности повторяющих упаковку с реальными РАО. Имитаторы даже нагреваются так же, как настоящие контейнеры. В основном исследования будут носить геологический характер - изучение массива, его свойств, безопасности с точки зрения потенциального размещения радиоактивных отходов.

То есть изоляция РАО в Нижне-Канском массиве станет возможной, только если все испытания пройдут успешно, а исследования подтвердят безопасность хранилища для окружающей среды. Если же, наоборот, выяснится, что в массиве нельзя размещать отходы, тогда объект продолжит работу в формате лаборатории. В таком случае здесь будут отрабатываться технологические операции и проводиться исследования.

Железногорский проект подразумевает сооружения на поверхности, вертикальные подземные шахты и горизонтальные стволы. Предусмотрено и свободное место под дополнительные площади для размещения РАО. Глубина расположения хранилищ - от 450 до 525 метров. Общая длина горизонтальных выработок - 5 километров. Проект слушаний по строительству возле Железногорска подземной исследовательской лаборатории, которые прошли два года назад, все еще находится в подготовительной стадии. В начале 2018 года начнется возведение наземных сооружений. Строительство подземной части планируется только в 2025-м, его завершат не раньше 2030 года.

Общественность поддержала

НО РАО работает во многих российских регионах. Программа финальной изоляции радиоактивных отходов включает несколько этапов. Первый уже завершен - это создание нормативных документов по деятельности национального оператора. На втором должна быть создана система финальной изоляции низко- и среднеактивных отходов 3 и 4 классов. Данный этап сейчас реализуется. И на третьем планируется создание системы захоронения высокоактивных РАО. Но для этого сначала необходимо сооружение подземных лабораторий, а затем - проведение полного цикла исследований.

В настоящее время в стране только четыре объекта работают с радиоактивными отходами, из них три занимаются жидкими РАО: в Димитровграде (Ульяновская область), Северске (Томская область) и Железногорске. Хранилище для твердых отходов есть в Свердловской области при Уральском электрохимическом комбинате. В конце 2017 года планируется приемка проектов ПЗРО вблизи Озерска (Челябинская область) и Сибирского химического комбината в Северске (Томская область). Ведется работа по поиску площадок под строительство объектов для изоляции РАО 3 и 4 классов в Южном, Центральном, Приволжском и Северо-Западном федеральных округах.

На этапе реализации всех проектов национальный оператор обязан проводить целый ряд общественных процедур. Сначала это слушания по предварительной оценке воздействия на окружающую среду, по техническому заданию, затем по обоснованиям лицензии на размещение, сооружение и эксплуатацию объекта, и, если понадобится, даже на вывод его из эксплуатации. Напомним, общественность Железногорска на слушаниях в 2015-м поддержала размещение лаборатории в Нижне-Канском массиве.

Сплошные барьеры

Каким образом обеспечивается безопасность окружающей среды при окончательной изоляции радиоактивных отходов? Никита Медянцев пояснил на примере хранения РАО 3 и 4 классов.

- Важно понимать, что это не яма, в которой установили отходы и присыпали сверху землей, - отметил Медянцев. - Обязательно сооружается несколько барьеров безопасности. РАО помещают в упаковку, ее стенки сами по себе уже являются защитой, как и стенки хранилища. Внутри упаковки - невозвратного защитного контейнера - установлены четыре металлические бочки. Контейнер заливается инертным материалом, обычно это бетон или бентонит, который обладает высокими абсорбционными свойствами по осаждению на себе радионуклидов. Между контейнерами с бочками также насыпается бентонит. Стенки хранилища и глиняный замок вокруг них - последние барьеры безопасности. Сверху вся конструкция имеет несколько геоизолирующих слоев, исключающих попадание внутрь влаги. Итого - шесть основных барьеров.

Что касается высокоактивных отходов 1 и 2 классов, они должны захораниваться намного глубже низкоактивных. Основным барьером безопасности здесь (учитывая, что в таких РАО радионуклиды в основном долгоживущие) должна стать именно вмещающая порода, которая изолирует их на сотни тысяч и даже миллион лет. Как, например, сверхпрочный гранитоидный гнейс Нижне-Канского массива.

Незнание провоцирует слухи

Информирование общественности - очень важная задача. Какие для этого предпримут шаги? Помимо основного сайта ФГУП «НО РАО» к началу 2018 года планируется создать отдельную интернет-площадку, посвященную непосредственно подземной исследовательской лаборатории. Там можно будет найти в свободном доступе любую информацию о железногорском объекте. Когда начнется строительство, на площадку организуют пресс-тур для представителей СМИ. Также в Железногорске заработает информационный центр, в котором будут подробно разъясняться все вопросы о деятельности национального оператора на территории города. Он расположится на Маяковского, 11 в бывшем детском садике. Зданию требуется ремонт, проектно-сметная документация уже готова, предприятие ждет финансирования из столицы. Во избежание несчастных случаев строение огорожено и охраняется.

Однако несмотря ни на что в определенных кругах сохраняется негативный имидж проекта по размещению лаборатории возле Железногорска.

- Многие из тех, кто сейчас критикуют этот проект, имели возможность со мной встретиться, посмотреть презентацию, задать вопросы. Но так и не сделали этого, - говорит Медянцев. - Наша задача - обеспечить максимальную открытость данных. Людям, на чьей территории реализуется проект, должна быть доступна вся возможная информация. Например, во Франции много лет проводят социологические исследования по вопросу финальной изоляции РАО. Они показывают, что наибольшее доверие к таким проектам у людей, что живут в непосредственной близости от объектов. Но чем дальше - тем сильнее настороженность населения. Как раз из-за недостатка информации. Незнание провоцирует слухи.

Человеческий потенциал

Возможно, скоро в Железногорске станет на одно градообразующее предприятие больше. По мнению представителей ФГУП «НО РАО», это неизбежно произойдет, когда предприятие начнет вливаться в структуру города. Благодаря большому и очень затратному проекту национальный оператор, по словам Никиты Медянцева, станет одним из крупнейших инвесторов и работодателей на территории Железногорска. К тому же, согласно 44 Федеральному закону, компания обязана проводить конкурсные процедуры. Медянцев надеется, что выигрывать аукционы на выполнение работ попытаются именно железногорские подрядчики. Будет ли национальный оператор вкладывать средства в развитие города, как это делает, например, Горно-химический комбинат?

- Есть определенные ограничения, связанные с тем, что мы не получаем собственной прибыли, - признается Медянцев. - Поэтому НО РАО пока не сможет воплотить какие-то социальные проекты в Железногорске. Возможно, в будущем появятся возможности для инвестирования в городские проекты. Мы над этим работаем. Но если судить по международному опыту, предприятия, которые работают с РАО, становятся одними из якорных в тех территориях, где они расположены. Потому что срок реализации проекта долгий, а финансирование работ гарантированное. Считаю, территория Железногорска очень перспективная. Здесь высокий человеческий потенциал.

gig26.ru.

 

 
Рассказать про это друзьям в:

Добавить комментарий

Внимание!
Перед публикацией комментарий проходит проверку.
В комментарии к материалу разрешено выражать свое отношение к тексту или событию в пристойной форме. В случае появления ненормативной лексики, перерастания комментирования в оскорбления и т.д., комментарии будет удаляться.
Если вы заметили сообщение с нарушением, нажмите возле него на кнопку с зеленым гоблином.
Давайте не будем сами себе злобными Буртинами

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Реклама
Железногорская городская ритуальная служба





Ваша реклама на сайте
Мы поддерживаем
РОСЖКХ
ЗАСТАВЬ КОММУНАЛЬЩИКОВ РАБОТАТЬ!

История Железногорска
18.12.1961
Демьян Козлов становится первым в городе чемпионом РФ по боксу

по материалам библиотеки им.Горького
Телепрограмма
Телепрограмма операторов г. Железногорск
КАБЕЛЬНЫЕ

ЭФИРНЫЕ
Погода в Железногорске
Погодный информер meteo26.ru




подробно
Немного юмора

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Выделить