Уран-Батор
Сайт Эдуарда Безобразова

Железногорск

Главная arrow Публикации arrow Темохранитель arrow Преступление и наказание  
Sunday, 22 September 2019
Меню
Главная
Антологии
Публикации
Город за неделю
Загадки нашего городка
Архив форума
Фотографии
Файлы
Сайт
Город Железногорск
Опрос
А если арестуют Кулеша он:
мошенник
жертва гебни
а кто это
чума на эти оба дома



результаты

Комментарии
RSS
Архив
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30           

Подпишитесь на обновления сайта!



Twitter Уранбатора




Google
Поиск по сайту

Преступление и наказание Печатать E-mail
Wednesday, 04 March 2009

Депутат Железногорского Совдепа получил условный срок.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

Ровно год числился в должности директора муниципального предприятия «Торговый дом «Пищекомбинат» депутат железногорского Совдепа Евгений Двоеглазов. И к такому же сроку лишения свободы приговорил его недавно суд.

БЮДЖЕТНЫЕ ДЖУНГЛИ

Историю распада горпищекомбината мы освещаем всю свою сознательную жизнь. Поэтому с достаточной степенью уверенности всегда утверждали: угробить такое предприятие было просто невозможно без помощи изнутри. Постперестроечная его история для внимательного наблюдателя вся – упущенные выгоды, странные кредиты, сомнительные партнёрства и невнятные сделки. Достаточно упомянуть лишь один эпизод, когда железные горцы приобретали молоко в пакетах у фирмы «Милко», переливали в бидоны и после этого именовали звучным словом «сырьё».

Последний раз заработную плату работники МУП «Горпищекомбинат» в регулярном режиме получали в 1996 году. Финансовые результаты его деятельности в 1997 году составили 1,3 млн «старых» рублей убытков. С появлением в Сером доме Андрея Катаргина сменилось вскоре и руководство пищика. Директором был назначен Георгий Богданов, осуждённый в 1983 году на десять лет лишения свободы по трём статьям УК, в том числе за должностной подлог и хищение госимущества в особо крупных размерах. Однако и столь оригинальное административное решение облегчения не принесло. По итогам первых шести месяцев 1998 года убытки предприятия составили уже 1,7 млн рублей.

Властям стало ясно: необходимы кардинальные решения. В феврале 1999 года в «инвестиционной зоне» Железногорска было зарегистрировано МП «ТД «Пищекомбинат». Смысл данной операции был прост: оставить долги старому предприятию, а финансово-оздоровительные уколы делать новому. Тот факт, что уставный капитал «торгового дома» на первых порах составлял всего 41 рубль, абсолютно никого не удивил. Прокуратура отметила, правда, что реорганизация сопровождалась массовыми нарушениями закона. Но этим и ограничилась.

В образовавшемся почти безбрежном «правовом поле» власти ЗАТО показали себя щедрыми хозяевами. В 2000-2002 годах Серый дом вложил в развитие пищекомбината 35 млн рублей по т.н. Программе развития ЗАТО. Это было тем более круто, что пивзавод был уже передан красноярской «Пикре». Мясокомбинат отдали конгломерату «Сибирского торгового дома» с фирмой «Меркурий». Рыбный цех достался частному предпринимателю Павлову. И всё-таки в конце 2000 года налоговая обнаружила на предприятии недостачу сырья более чем на 10 млн рубликов. А последующие ревизии установили, что почти 8 «лимонов» из «программных» денег достались почему-то частным фирмам «Мясокомбинат «Железногорский» и «Пивзавод «Железногорский».

Ещё на десять миллионов закуплено было пищекомбинатом совершенно бесполезное оборудование. Муниципальный бизнес, понимаешь!

РЫБАК РЫБАКА…

При всех своих проблемах пищекомбинат продолжал оставаться для своих руководителей достаточно хлебным местом, судя по всему. Иначе зачем бы подсидел Богданова в директорском кресле его зам Александр Волков? Однако для предприятия и эта рокировка никакой пользы не принесла. В новый 2005 год оно вошло, имея за плечами уже 16 млн рублей убытков. Как результат, новый мэр пару месяцев спустя уволил Волкова с «волчьим билетом» - уголовным делом* за злоупотребление служебным положением и укрытие от уплаты налогов.

Железногорский суд впоследствии приговорил Волкова (по версии правдолюбивого "Информ-Экспресса") к лишению свободы на 1,5 года условно, с годом испытательного срока, и обязал его выплатить 1,5 млн рублей предприятию в счёт нанесённого ущерба. Плюс на два года отставному директору запрещено было занимать руководящие должности. Приговор достаточно мягкий, если учесть, какой чудный бизнес наладил сей господин на пищике при помощи родной жены, бывшего начальника криминальной милиции горУВД Вадима Григорьева и прочих видных граждан ЗАТО.

Следующего директора, Александра Дроздова, Геннадий Баховцев представил трудовому коллективу весьма своеобразно. «Мне говорят, что, может быть, Вы меняете сову на ястреба. – сказал он. – Может быть. Человеку в душу не заглянешь. Может быть, этот директор будет брать ещё больше, чем тот». Публика обалдела, но получить истинное удовольствие от этого заявления не успела. Железногорская налоговая инспекция открыта в истории пищекомбината новую, по сути – последнюю страницу.

Как выяснилось позднее, ещё в 2001 году директор Волков приказал бухгалтерии прекратить выплачивать в бюджет налог на доходы физических лиц. Денежки эти муниципальное предприятие крутило в своих интересах аж четыре года. Однако после смены директора бомба всё-таки (или наконец?) взорвалась. Налоговая взяла пищик в оборот. Последовали арест счетов, каковую проблему Дроздов пытался решить при помощи ураганной продажи с молотка магазина №45. Увы, всё было напрасно. Очень скоро новые долги «торгового дома» перекрыли раннее имевшиеся суммы.

Ежемесячно пищик давал по миллиону убытков почти «в плановом порядке», что позволило Комитету по управлению муниципальным имуществом выйти с предложением о его приватизации. Мэр Баховцев, однако, избрал иной путь. Он попросил депутатов согласовать увеличение уставного фонда предприятия на 10 млн рублей, дабы оно могло погасить задолженность перед бюджетом и заняться собственно производством.

ПРО КОНЕЙ И ПЕРЕПРАВУ

Пока депутаты чесали затылки, многое в диспозиции успело перемениться. Дроздова, по истечении срока контракта, в директорском кресле сменил сперва Юрий Холомеев, а затем - Николай Кочубин. Сумму «подъёмных» для предприятия пришлось увеличить до 15 миллионов. Но в самый последний момент, буквально перед желанным выделением вспомоществования, сработала ещё одна мина. Здание хлебозавода было продано с торгов за долги таинственной госпоже Лецковник. Началась уже ни в какие ворота не лезущая эпопея с судами, захватами и вездесущим коммерсантом Александром Бривкальном…

Поделив полученные деньги между кредиторами и бюджетом, очередной начальник «торгового дома» тоже отправился по проторенной дорожке в Серый дом, за разрешением поторговать ненужной недвижимостью. Ему уже во всё окно светила собственная уголовная статья за невыплату зарплаты и за налоговые долги. Понятно, что такая перспектива Кочубина абсолютно не прельщала. Тем паче, что в апреле 2006 года своё уголовное дело от благодарной Родины получил и Александр Дроздов.

По состоянию на 1 апреля 2006 года кредиторка предприятия достигала запредельной суммы в 24 млн рублей. Оно твёрдо сидело на картотеке. Счета были арестованы, любые поступившие средства немедленно изымались, имущество то и дело продавалось за долги. Поэтому претенденты на директорский пост иссякли как-то сами собой. В итоге в освободившееся кресло (даже не кабинет, тот остался в захваченном здании хлебозавода) сел в декабре 2006 года депутат-«яблочник» Евгений Двоеглазов. Вероятно, по молодости лет он неосмотрительно решил, что сможет вдохнуть в давно разбомблённый пищик вторую жизнь.

О дальнейшем мы можем судить по приговору суда: «Действуя умышленно, Двоеглазов, зная о наличии сумм налогов, не уплаченных в установленный законодательством срок, то есть, о наличии недоимок, игнорировал исполнение данной обязанности, направляя имеющиеся денежные средства на иные нужды».

Следствие установило: ради сохранения у предприятия хоть какой-то финансовой перспективы, директор начал работать с контрагентами через расчётные счета третьих лиц, через новый банковский счёт самого пищекомбината, и так далее. Из «укрытых» средств предприятием оплачивались электроэнергия, бензин, связь, почтовые и канцелярские расходы, медосмотры и зарплата работников, а также производился расчёт с кредиторами. Личной выгоды от этого Двоеглазов не имел никакой. Поставив целью вытащить пищекомбинат из ямы, бывший предприниматель полагал, что первым делом нужно избавиться от угрозы банкротства. И крутился ради этого, как мог и как умел.

В ОСОБО КРУПНОМ РАЗМЕРЕ

На практике это выглядело так. За проданные грузовики «ЗИЛ» и «ГАЗ», к примеру, покупатели расплачивались либо продуктами, поставляемыми в «фирменный» магазин «Енисей», либо средства эти вообще шли во взаимозачёт по прежним договорам. Что же касается вновь открытого счёта в АКБ «Енисей», то проплаты по нему произведены были в тот промежуток, когда прогонять деньги уже было можно, а арест на этот счёт налоговая наложить ещё не успела. По закону, видите ли, временной люфт здесь составляет 10 суток, и Двоеглазов не преминул этим воспользоваться.

На процессе обвиняемый признал свою вину частично, указывая, что бухгалтерская отчётность предприятия была восстановлена в полном объёме только к маю 2007 года. После этого, поняв, что дальнейшее функционирование «торгового дома» (при стоящем хлебозаводе и непрерывном росте задолженностей) невозможно, директор сразу же направил в арбитражный суд заявление о банкротстве. Кроме того, из «укрытых» сумм он должен был платить людям хотя бы часть заработной платы, дабы не налететь уже на другую уголовную статью УК. Всего же с февраля по июнь 2007 года, когда на пищекомбинате введено было внешнее управление, Двоеглазов утаил от государства около 3,1 млн рублей, что и сформировало «особо крупный размер» его преступления.

Особо примечательную роль сыграл в описываемом судебном процессе бывший зам Баховцева «по развитию» Георгий Змановский. Сей неутомимый труженик показал в качестве свидетеля, что регулярно требовал от Двоеглазова отчётов о состоянии дел на захваченном заводе, инвентаризаций и прочих интересных штучек. А тот в ответ, якобы, только и делал, что требовал денег. Как теперь становится понятно, это именно милейший Георгий Ренгольдович распускал по городу слухи о том, что покупатели собственности пищика в действительности за неё не расплачивались. Впрочем, даже у него не хватило наглости заявить, что деньги эти были украдены…

Итак, попытка Двоеглазова хоть как-то оправдаться намерением отсрочить банкротство пищекомбината судом во внимание принята не была: «Доводы подсудимого на правовую оценку его действий в силу совокупности установленных обстоятельств не влияют». Проще говоря, это значит, что директор не должен был принимать дела у предшественника, пока не будет приведена в порядок бухгалтерия. Увидев же, что финансовое положение предприятия безвыходное, он обязан был немедленно его обанкротить. И всё.

ИНИЦИАТИВА НАКАЗУЕМА

13 февраля с.г. судья Галина Морозова признала Евгения Двоеглазова виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 199-2 УК РФ и назначила ему наказание в виде одного года лишения свободы без лишения прав занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью. Осуждение считается условным. Установлен испытательный срок в восемь месяцев, за время которого депутат железногорского Совдепа не имеет права менять место жительства и работу без оповещения соответствующих органов. Кроме того, раз в месяц он обязан являться туда на регистрацию.

История малоприятная, согласитесь. Судимый депутат – это, строго говоря, нонсенс. Однако давайте признаемся, положа руку на сердце: настолько ли уж велика вина Двоеглазова? С точки зрения обывателя, главная и единственная его ошибка заключается в том, что он вообще впрягся в эту телегу без каких-либо гарантий не только выигрыша, но хотя бы собственной безопасности. Сам дурак. Сидел бы в сторонке, драл горло на сессиях «за» или «против» выделения пищику очередного транша и ровным счётом ничем не рисковал бы. А на следующих выборах, глядишь, ещё и использовал бы эту тему в рекламных целях. А так… Бабок не срубил, биографию испортил – чего ради?

По закону, Двоеглазов виноват однозначно, ибо сознательно уклонялся от уплаты налогов. Сам он, кстати, этого и не отрицает. Но вот ведь какая штука: тянуть волынку с принятием дел у нового директора не было никакой возможности. Его предшественник вовсе не горел желанием дождаться своего уголовного дела за невыплату зарплаты. Пищекомбинат вполне мог оказаться в той же ситуации, что и МП «Гарант», где в кризисное одночасье не осталось ни директора, ни бухгалтера, а имелись только четыре миллиона долгов. Разумеется, Фемида попыталась бы найти другого виновника катастрофы, но уж Двоеглазов-то в ней был бы точно не виноват!

Про конкретно предпринимательские прихваты депутата на муниципальной службе мы, уж извините, говорить в обвинительном ключе не станем. С подобными фокусами знаком любой руководитель предприятия, хоть раз оказавшегося «на картотеке». Всё тут зависит от результата. Сумел бы пищик в конечном итоге выплыть, рассчитавшись с бюджетом и кредиторами - никакого уголовного дела вообще не было бы. Здесь каждый решает для себя: либо пан, либо пропал. Ни вчистую оправдывать, ни лицемерно обвинять бывшего директора у меня лично нет желания.

КТО НЕ СПРЯТАЛСЯ

«Задолженность предприятия по зарплате за октябрь-декабрь 2006 года составляла около миллиона рублей, – говорит Евгений Двоеглазов. - Мне особенно важно было выдать своим работникам перед Новым годом хоть какой-то аванс. На это требовалось, минимум, 200 тысяч рублей. Вице-мэр Змановский обещал решить этот вопрос через заём у какого-нибудь муниципального предприятия. Но у него ничего не получилось, и мне пришлось искать деньги самому. Точнее, договариваться с контрагентами о займе. Далее я занялся сбором дебиторской задолженности, и к концу января прошлогодний долг по зарплате был полностью ликвидирован. Но в феврале производство было полностью остановлено. Задолженность начала накапливаться вновь…»

Каюсь, я намеренно выпустил из этой истории запредельную её составляющую под лейблом «Александр Бривкальн». Тут, по всей видимости, никакой правды или справедливости нам найти не удастся. Дикий капитализьм торжествует, закон тихонько хрумкает в углу свой кусок хлеба с нашим маслом. Никаких угрызений совести – всё в норме. Ни правоохранительные и надзирающие органы, ни власти всех мастей и уровней, ни даже суд не сумели остановить банальный, в общем-то, рейдерский захват муниципальной собственности. Корреспондент «СГ-26» лично побывал на одном из заседаний Красноярского арбитражного суда, где рассматривалось «дело хлебозавода». Это, скажу я вам, было то ещё представление. Не дай бог никому оказаться в подобном положении!

Однако пора заканчивать. В условиях тотального и всеобщего попрания закона в России Евгений Двоеглазов решил рискнуть и проиграл. Это был его выбор. Государство понесло от его действий определённый урон в виде недополученных налогов – и это, конечно, плохо. Но что имел бы конкретно Нашгород в ином варианте? Выделение молокозавода в отдельное производство (доходное, работающее производство, отмечу) вряд ли могло бы произойти, если бы депутат не выторговал у Фортуны пару лишних месяцев ценой собственного благополучия или доброго имени, как вам угодно. Здание и оборудование точно так же ушли бы с торгов за копейки. А возникло ли бы на руинах что-то новое, это ещё бо-ольшой вопрос. Во всяком случае, супруги Бривкальн что-то в хлебных магнатов так и не превратились.

Одним словом, суд состоялся, приговор вынесен. Выводы делать вам.

 

 

* Г-н Волков уверен, что журналист в работе должен пользоваться документами. Я и пользуюсь:

Image

Супруга ещё один документ порекомендовала:

Image

 
Рассказать про это друзьям в:

Добавить комментарий

Внимание!
Перед публикацией комментарий проходит проверку.
В комментарии к материалу разрешено выражать свое отношение к тексту или событию в пристойной форме. В случае появления ненормативной лексики, перерастания комментирования в оскорбления и т.д., комментарии будет удаляться.
Если вы заметили сообщение с нарушением, нажмите возле него на кнопку с зеленым гоблином.
Давайте не будем сами себе злобными Буртинами

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Мы поддерживаем
РОСЖКХ
ЗАСТАВЬ КОММУНАЛЬЩИКОВ РАБОТАТЬ!

История Железногорска
22.09.1954
сдан в эксплуатацию первый дом по ул. Кирова (N 11)

по материалам библиотеки им.Горького
Телепрограмма
Телепрограмма операторов г. Железногорск
КАБЕЛЬНЫЕ

ЭФИРНЫЕ
Погода в Железногорске
Погодный информер meteo26.ru




подробно
Остальное

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Выделить