Уран-Батор
Сайт Эдуарда Безобразова

Железногорск

Главная arrow Антологии arrow MOX топливо в Железногорске arrow Снижая ненужный пафос  
Monday, 19 August 2019
Меню
Главная
Антологии
Публикации
Город за неделю
Загадки нашего городка
Архив форума
Фотографии
Файлы
Сайт
Город Железногорск
Опрос
А если арестуют Кулеша он:
мошенник
жертва гебни
а кто это
чума на эти оба дома



результаты

Комментарии
RSS
Архив
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Подпишитесь на обновления сайта!



Twitter Уранбатора




Google
Поиск по сайту

Снижая ненужный пафос Печатать E-mail
Thursday, 28 September 2017

МОКС-проект в деталях: всё было очень непросто.

СНИЖЕНИЕ ПАФОСА ПРИ СОХРАНЕНИИ ПРОЧИХ УСЛОВИЙ

Очередному Дню работника атомной промышленности посвящается.

Вы не знаете случайно, как подписаться на «Вестник ГХК»? Этот бесплатный глянцевый корпоративный таблоид, выходящий тиражом 3.300 экземпляров, определённо недооценивается широкой общественностью. Лично я, периодически гуляя в последнее время на телевидение, повадился подбирать его на вахте, но ТВ — штука капризная в наши смутные дни, а информацию хотелось бы получать регулярно*1. Тем более такую.

Спецвыпуск «Вестника» от 22 сентября посвящён был, оказывается, МОКС-проекту. В обычном режиме мы об этой непростой затее, стартовавшей после соглашения России с кровавым Госдепом по утилизации оружейного плутония, слышим исключительно бравурные реляции, да ещё несмешные шутки про пендосов, которые не смогли, а мы смогли. Естественно, воспринимается всё это как голимая пропаганда (и таковой и является, по большей части). Тогда как на самом деле...

Здесь и далее сильно избирательно цитируется заметка Бориса Рыженкова «Легенды расскажут...»

***

Можно было делать всё помедленнее, но в 2014 году доллар улетел в небеса. И если бы не магическое чутьё нашего генерального директора, настоявшего на сдаче объекта по сроку ФЦП, то сейчас бы мы имели не завод, который надо всего лишь довести до ума, а набор помещений с элегантно покрашенными стенами и зияющими дырами для технологического оборудования.

***

В нашей исторической ретроспективе, посвящённой МОКС-топливу, мы вплотную приблизились к дням, когда идёт трудный запуск производства в автоматическом режиме. Уже не раз и не два переносились сроки сдачи первых двух «боевых» ТВС, сделанных не на ручном прогоне, а в автоматической линии. Выявлены и проходят «лечение» десятки коллегиальных ошибок, когда просчёты проектировщиков прошли сквозь коллективный разум Госкорпорации и были воплощены в железе. Теперь: то заглушка не с тем углом фаски, то гравитацию из процесса «случайно» выключили...

***

Слишком часто сегодня приходится слышать, что МОКС надо было строить не так, надо было всё тщательней продумать, не спешить. Разумеется, это глупость, потому что всё делается именно так: сначала ошибки, потом доводка. Все забывают, сколько раз падала королёвская «семёрка», прежде чем стала самой надёжной ракетой «всех времён». Или о том, что реактор РБМК считался безупречным … до 1986 года. История развития техники ясно даёт понять, что все возможные ошибки лучше сделать и исправить сразу. И ещё один непреложный закон: всё, что может быть сделано «не так», именно так и будет сделано. Если суммировать два закона, то можно сформулировать инновационную методику конструирования: на первом этапе ставим на проект людей, которые этим никогда не занимались. Они делают все возможные ошибки и набивают все возможные шишки. А на втором этапе ставим на проект экспертов, которые на базе ошибочных решений первого поколения доводят объект до идеала.

***

Таблетки и твэлы должны вылетать с линии как из роторной машины на патронном заводе. Ключевые разработчики и поставщики оборудования на проекте, напротив, будто задались целью обеспечить фронт работ для ПСР на десять лет вперед — настолько медленно и печально работает автоматика даже на простых операциях. Заглушка на твэле заваривается с нормальной сварочной скоростью, но, боже мой, как невыносимо долго он туда едет!

***

Современная система согласований и экспертиз вообще никак не отрабатывает то главное, для чего она была создана. Она не позволяет исключать или хотя бы минимизировать количество ошибок и просчётов, только размазывает ответственность. Она изматывает людей, что как раз и заставляет их делать ошибки. Потому что люди не о том думают. Работа из созидания превращается в какое-то жертвоприношение. Этот монстр в существующем виде определённо должен быть уничтожен.

***

Алексей Векенцев, начальник УКС ГХК (во время строительства завода МОКС-топлива):

- Когда появился приказ 1/90-П от 06.02.2012 об организации работ по строительству МОКС, где на комбинат возложили функции заказчика-застройщика, наш генеральный директор высказал позицию, которую никогда не забуду: всю полноту ответственности несёт эксплуатирующая организация. Проектировщики сделали плохой проект? Значит, это вы такой проект заказали и приняли. Сделали некачественное оборудование? Это мы позволили это сделать, это мы его плохо принимали и смонтировали. Генподрядная организация плохо работает? Значит, это мы ей плохо управляем.

Многим не понравилось, когда на первых руководителей подразделений и главных специалистов — главного механика, главного энергетика, главного прибориста была возложена личная ответственность. Для них это была дополнительная нагрузка, поскольку обязанностей по действующему производству с них никто не снимал. Они говорили: «А зачем нам тогда УКС»? На РХЗ говорили: «Понаехали тут, а мы должны за них работать»...

Минимум 30% времени было потрачено на согласование тех или иных решений. Генподрядчику пришлось организовать круглосуточную работу без выходных вахтовым методом. Так же был вменён порядок выдачи сменных и суточных заданий и их проверка. Всё это проходило под жёстким контролем и даже прессингом генерального директора комбината. Говоришь: «Задачу невозможно решить». В ответ: «Врёте, что не можете, идите и делайте!» И так раз за разом возвращаешься к вопросу, и решение находится! Потому что человек психологически так устроен...

После того как разработчики выдали параметры оборудования, выяснилось, что в выработке 59/5 не хватает высоты. Приняли решение: углубить существующую выработку на целый метр. Всё бы ничего, но это же «гора»! Сплошной гранит, гнейс, показатель твёрдости — 12, наивысший. Необходимо было вынуть 1200 кубометров, порядка трёх тысяч тонн горного массива. Несколько организаций безуспешно пытались это сделать: и наш РМЗ, и красноярские команды. Не получилось. И всё же нашлась одна организация, которая сумела подобрать оборудование, оснастку и выполнить эту работу в кратчайшие сроки. Это была «Ремонтно-строительная группа» из Екатеринбурга...

СТХМ до конца был генподрядчиком строительства МОКС. Но, к сожалению, в 2014 году у этой компании начались финансовые трудности, связанные с неудачным исполнением договоров по другим подрядам, где они, выполнив ра боту, не получили оплату по разным причинам. Компания небольшая, им пришлось брать кредиты, их обслуживать. И к концу года стало невозможно финансово сопровождать проект. Пошли задержки зарплаты, люди стали отказываться выходить на работу, становилось всё сложнее и сложнее...

***

Дмитрий Кормашов руководитель*2 СТХМ — генерального подрядчика строительства:

- «Спецтеплохиммонтаж» давно работал в Железногорске, ещё в те времена, когда Спецстрой назывался Сибхимстроем, а город Красноярском-26. На подряде у Спецстроя мы работали и по «сухому» хранилищу, и по кремнию. Потом они у нас на субподряде были по Сосновоборской ТЭЦ. Я больше скажу, в Северске мы уже начинали с американцами строить завод МОКС-топлива, то есть этим словом нас не напугать. Это были 2001—2002 годы, и строить на СХК планировалось за счёт американских денег. Мы вырубили площадку под строительство завода и провели геологические изыскания. Этот контракт тогда шёл через ТВЭЛ. Тогда это планировалось сделать за американские деньги. Потом политическая ситуация в стране изменилась, и наши решили не брать эти деньги.

Нашим конкурентом на конкурсе МОКС-ГХК был Спецстрой, и мы объективно выиграли. База у нас здесь была, персонал из Зеленогорска и Железногорска, была полная готовность зайти на площадку. На тот момент в СТХМ работали 1700 человек, здесь требовалось порядка 500. Сам я во время этой стройки 70% времени находился в Железногорске. В своё время заместитель Кириенко по капстроительству Будылин Сергей Васильевич спросил у меня во время визита на Железногорскую ТЭЦ: «У вас есть квартира в Железногорске?» — «Нет». — «Советую вам купить». Так Железногорск стал моим вторым домом.

Стройку, по сути, начали с середины 2013 года. В 2011-2012 годах там почти никто не работал. Потому что всё время менялся проект и вносились правки, проводилась повторная экспертиза. А в декабре 2014 уже сдали — построили практически за полтора года. Но и даже во время строительства продолжали вноситься правки. Я думаю, что и до сих пор вносят.

***

Пётр Протасов заместитель генерального директора ФГУП «ГХК» по капитальному строительству:

- Всё постоянно менялось, развивалось параллельно и переплеталось. Сначала был гранулят. Задание на его проектирование Локшин утвердил в 2009 году, ВНИПИЭТ разработал проект. Героическими усилиями прошли госэкспертизу. Щедровицкий утвердил проект 15 октября 2010 года. Но в декабре того же года появляется новое задание на проектирование: уже не гранулят, а таблетка. Правда, получили мы это ТЗ только в марте 2011-го. При этом ВНИПИЭТ уже в 2010 году этот проект разработал. Задания ещё не было, а проект уже есть. 12 августа 2011 года мы получили положительное заключение госэкспертизы по «таблеточному» проекту. Причём эту экспертизу прошли с первого раза, в отличие от ОДЦ, там — с третьего...

Ни один из трёх основных поставщиков, конечно же, не уложился в сроки. Должны были в 2011-м всё поставить, но поставляли ещё и в 2014-м. В связи с поздней поставкой оборудования у нас и пусконаладка затягивалась. Этим занимался «Промэлектромонтаж», с ними заключились в 2013 году. Эта московская фирма победила и на «сухом», и там всё пошло сразу. На МОКСе оказалось гораздо сложнее, и всё дело не в пусконаладке, а в оборудовании. Серийное оборудование работает нормально, а с тем, которое было сделано впервые, ещё надо помучиться.

Для твэльной и таблеточной части изначально предлагались две выработки: 59/5 — она покороче, и 59/4 — подлиннее. В 59/5 по первоначальному замыслу вроде всё влезало, и выбрали её — зачем лишние метры? По итогу не влез пресс. Пришлось пилить гнейсы, увеличивать объём выработки на 600 кубометров. Взрывать было нельзя, хотя и буровзрывной метод посмотрели тоже. Пришлось пилить. Эта работа была уникальной, сделали её ребята из Екатеринбурга. Причём в мире этим ранее никто не занимался, но они решили эту задачу...

Проект тяжёлый, все позиции уникальные, подобного никто из нас никогда не делал. Поэтому Олег Васильевич Крюков предложил, и мы, совместно с ТВЭЛ, поддержали эту инициативу — сделать стенд, где заранее можно было отладить технологические режимы по основному таблеточному процессу. Этот стенд ГЕРО включили в проект и сделали: поставили небольшой пресс и одну немецкую печку. По итогам испытаний получили нормальные таблетки. Этот результат стал основанием для того, чтобы такие же печи поставить в основную линию. Это разрешило ситуацию с французской печкой FNAG, которая первоначально стояла в проекте и была безумно дорогой, почти миллиард в рублях...

С финансированием проблем не было, оно делилось поровну: федеральный бюджет, ФЦП ЯЭТНП и «иные источники», то есть собственные средства Госкорпора- ции «Росатом». Причём федеральные средства закончились уже в 2012 году, и дальше пошли «иные источники». На какой-то стадии был поставлен вопрос продления сроков. Казалось, что мы не успеваем. Но наш генеральный дирек тор и О.В. Крюков сказали: сдаём в 2014-м. И мы эту задачу выполнили. Если бы не сделали, то там бы одно на другое намоталось, особенно вопросы финансирования. Работа по сдаче объекта началась с октября 2014 года, когда мы получили уведомление генподрядчика. С первого раза не прошло, было несколько заседаний рабочей комиссии. Да и приёмочная комиссия заседала два раза. Первый раз в ноябре не подписали. Приёмочная комиссия выдала замечания, связанные с корректировкой проекта, это были финансовые вопросы.

***

Александр Марков заместитель генерального директора ФГУП «ГХК» по МТС и комплектации оборудования:

- Мои первые воспоминания по МОКСу относятся к концу 90-х годов. Мы занимались им целый год с французами по линии международного сотрудничества, я тогда работал в СНТУ. Рассматривалась возможность взять у французов завод и здесь его разместить. Потом всё это остановилось, скорее всего, по политическим причинам...

Разработчики, они же изготовители оборудования, оказались заложниками ситуации, когда ещё не было всех исходных данных даже по габаритам помещения. Думали, что оборудование встанет в одну линию, но не встало, логистика пошла «зигзагом». И так как было три организации, то на стыках технологии возникало достаточно много вопросов, которые ложились на нас. Все три поставщика больше чем на год просрочили поставку. Но у поставщиков, которые находились под процедурами ЕОСЗ, тоже были проблемы с длительностью конкурсных процедур. Им надо было покупать металл, комплектующие. Всё это съедало много времени.

Более того, в результате конкурсных процедур в проект попали и не росатомовские организации: «Атомпромресурс» и «Альянс-гамма», но их лучше не вспоминать. Откуда они брались на конкурсах, почему выигрывали? Хорошо, что они делали не основные вещи, а куски транспортно-технологических схем. «Атомпромресурс» — слово атом есть, Росатома нет. Одна из их позиций — напольная машина, с ней пришлось повозиться самому. В определённый момент её отсутствие стало тормозить монтаж и сдачу участка ТВС. Пётр Михайлович был очень недоволен сроками поставки этой машины. Почему до сих пор нет машины?! И я полетел в Уфу. Несмотря на название «Атомпромресурс», с ресурсами там совсем плохо было. В итоге заказ для экономии времени разбивали на несколько исполнителей, в том числе и наш РМЗ, который её и доделал.

Нужно отметить, что и без этих предприятий на проекте была реальная конкуренция между ВНИПИЭТ, ЦКБМ и СвердНИИхиммашем. Благодаря конкуренции все они довольно сильно падали в цене: кто на 95 млн, кто на 130, на 170. Характерно, что когда сделали технологическую проработку, они в один голос заявили, что им не хватает денег. Как раз столько, на сколько они снижали цену на торгах. Хорошо, что все закупки успели сделать до скачка курса доллара в 2014 году, буквально в последний вагон заскочили.

Первоначально пытались заложить в проект французские печи FNAG. Это референтные печи в отношении топливных таблеток, и именно потому ТВЭЛ на них настаивал. Печей предполагалось всего две — одна в работе, другая в резерве. Но возник очень серьёзный вопрос по цене: чуть ли не на миллиард доро же. И по габаритам они очень крупные, опять пришлось бы перерабатывать строительную часть, расширять выработку и улетать по срокам чуть не на год. Поэтому покрутили-повертели и, несмотря на протесты Хадеева, поставили на опытном стенде одну печку GERO. На ней всё попробовали, убедились, и только потом допоставляли остальные три печки.

ТВЭЛ давал больше всех замечаний, и по ним всё было отработано. Когда сегодня говорят, что технологию хорошо бы доработать, то это они и себе говорят — ТВЭЛ точно так же участвовал во всех решениях. По приказу 1/90-П мы все на одной галере, хотя каждый со своим веслом. Шквал звонков, тебе все «гарантируют», потом выясняется, что поставка не состоялась, потому что оборудование ещё где-то в зачаточном состоянии. Потом надо туда ехать, сопровождать изготовление, постоянно инспектировать даже предприятия Росатома, чего уж говорить об остальных.

Сложнее всего было с ЦКБМ, твэльная часть. Кадровый голод. Главный конструктор по нашему проекту — молодой парень лет так 30. Это с одной стороны хорошо: документация нарисована уже не на кульмане. Но откуда у него опыт? Преемственность потеряна. Поэтому всё делается долго и с большим запасом для ПСР. Наши механики и прибористы сейчас ревизируют, и идут сплошные вопросы: зачем здесь столько железа? Можно всё проще, легче, компактней сделать. У нас уже создана рабочая группа, чтобы всё это доработать.

Самая большая трудность в том, что будучи на 90% уверенным, что есть разработчик, поставщик, изготовитель, который может это сделать так, как надо, ты не имеешь практически никакого инструмента, чтобы именно он это делал. Очень высока вероятность, что будет делать не очень грамотный, «рога и копыта», просто потому, что он декларирует выполнение всех условий. И даже Росатом ещё не настроил систему закупок так, чтобы, не ущемляя конкуренцию, гарантировать квалификацию поставщика или подрядчика.

***

Вот такая драматическая история, граждане. Почти Павка Корчагин и его узкоколейка. Согласитесь, это совсем другой коленкор, и вспоминать пендосов тут было совсем не обязательно.

Image

 

*1 Не-не-не, шучу не подумайте: интернетом я пользоваться умею)))

*2 Фирма - банкрот, причём конкурсный управляющий требует вернуть 1,15 млн рублей, пожертвованных строителями "партии власти", а ещё в суде всё время упоминаются какие-то материалы ФСБ и МВД.

 

 
Рассказать про это друзьям в:

Добавить комментарий

Внимание!
Перед публикацией комментарий проходит проверку.
В комментарии к материалу разрешено выражать свое отношение к тексту или событию в пристойной форме. В случае появления ненормативной лексики, перерастания комментирования в оскорбления и т.д., комментарии будет удаляться.
Если вы заметили сообщение с нарушением, нажмите возле него на кнопку с зеленым гоблином.
Давайте не будем сами себе злобными Буртинами

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Мы поддерживаем
РОСЖКХ
ЗАСТАВЬ КОММУНАЛЬЩИКОВ РАБОТАТЬ!

История Железногорска
19.08.1958
физический пуск первого атомного реактора на комбинате

19.08.1969
Л. Полозкова стала лучшим парикмахером Красноярского края

19.08.1977
присвоено наименование "Ленинградский проспект"

по материалам библиотеки им.Горького
Телепрограмма
Телепрограмма операторов г. Железногорск
КАБЕЛЬНЫЕ

ЭФИРНЫЕ
Погода в Железногорске
Погодный информер meteo26.ru




подробно
Остальное

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Выделить