Уран-Батор
Сайт Эдуарда Безобразова

Железногорск

Главная arrow Публикации arrow Темохранитель arrow С приветом, Юкка-Маунтин  
Wednesday, 21 August 2019
Меню
Главная
Антологии
Публикации
Город за неделю
Загадки нашего городка
Архив форума
Фотографии
Файлы
Сайт
Город Железногорск
Опрос
А если арестуют Кулеша он:
мошенник
жертва гебни
а кто это
чума на эти оба дома



результаты

Комментарии
RSS
Архив
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Подпишитесь на обновления сайта!



Twitter Уранбатора




Google
Поиск по сайту

С приветом, Юкка-Маунтин Печатать E-mail
Thursday, 23 March 2017

Давненько мы не вспоминали про ядрёный могильник. Непорядок.

«Радиоактивную» лабораторию под Красноярском начнут строить в этом году

Строительство подземной лаборатории для изучения возможности создания пункта глубинного захоронения радиоактивных отходов в Нижне-Канском гранитоидном массиве в Красноярском крае начнется в текущем году. Об этом заявил директор ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами» Денис Егоров.

Главной задачей лаборатории является изучение перспективы захоронения высокоактивных отходов — отработавшего ядерного топлива и продуктов их переработки. Предварительные работы по проекту создания подземной исследовательской лаборатории (ПИЛ) ведутся с 1992 года. В 1992-2001 годах были выполнены региональные исследования по отбору перспективных площадок, а 2002-2005 годах были проведены комплексные геофизические исследования на наиболее перспективном из них – «Енисейском», расположенном в пределах ЗАТО Железногорск. Если результаты исследований в ПИЛ будут признаны удовлетворительными, то лаборатория будет переоборудована в хранилище радиоактивных отходов.

Вокруг проекта до сих пор не утихают горячие споры. Активисты-общественники требуют широкого обсуждения проекта, проведения масштабных слушаний по каждому этапу. Однако здесь возникает противоречие: обыватель не доверяет ангажированным профессионалам, да и не особенно хочет вникать в технологические проблемы ядерной индустрии. «Возникает резонный вопрос, адекватны ли механизмы гражданского общества для принятия решений в таких высокотехнологичных областях, как ядерная энергетика? Что понимает непрофессионал в обращении с радиоактивными отходами, и можно ли судьбу этих отходов решать простым голосованием? Если спросить обывателя, необходимо ли безопасное длительное хранение РАО, он, безусловно, ответит «да». Но на вопрос, хочет ли он, чтобы хранилище было построено в его регионе, он безусловно ответит «нет», - пишет исследователь вопроса Юрий Саммер.

Профессионалы уверяют, что геологическая структура выбранного участка прекрасно подходит для захоронения РАО. Долгоживущие высокоактивные и среднеактивные отходы необходимо размещать в тектонически стабильных глубоких геологических формациях. Для безопасной окончательной изоляции долгоживущих ВАО и САО планируется создать пункт глубинного захоронения радиоактивных отходов (ПГЗРО) в монолитном массиве скальных пород в Красноярском крае на промышленной территории ФГУП «Горно-химический комбинат». Подземные сооружения для размещения контейнеров с РАО в целях их окончательной изоляции будут находиться на глубинах более 450 метров.

В 2012 году было получено положительное экспертное заключение ФГУ «Государственная комиссия по запасам полезных ископаемых» (ГКЗ «Роснедра») по «оценочной стадии» о пригодности участка для строительства объекта окончательной изоляции отвержденных РАО. В интервью РИА директор НО РАО напомнил, что строительство лаборатории планируется завершить к 2024 году. Затем начнутся исследования возможности размещения отходов. Программа этих исследований еще разрабатывается, поэтому пока трудно сказать, сколько они продлятся. В любом случае, лицензию на сооружение хранилища рассчитывают получить не раньше 2029 года.

1line.info.

***

Денис Егоров: обеспечим безопасность России в области радиоактивных отходов

Вопрос захоронения радиоактивных отходов — одна из тех тем в атомной энергетике, которые, как считают специалисты, больше всего сопровождаются в обществе мифами и спекуляциями. При этом во всем мире давно применяются технологии надежной окончательной изоляции этих отходов от окружающей среды.

О том, как ведется работа в этом направлении в России, почему такие хранилища радиоактивных отходов сравнивают с матрешками и как будет обеспечена их безопасность на многие сотни лет, рассказал в интервью РИА Новости директор созданного пять лет назад предприятия госкорпорации "Росатом" ФГУП "Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами" (НО РАО) Денис Егоров.

- Денис Борисович, какова роль Национального оператора по обращению с радиоактивными отходами? Зачем потребовалось его создавать, ведь в стране уже существовала инфраструктура для их хранения?

— Дело в том, что на момент создания Национального оператора существовала инфраструктура пунктов временного хранения радиоактивных отходов и их комплексной переработки. Подчеркиваю — временного. До недавнего времени была принята практика долговременного хранения отходов и отложенного решения вопросов их окончательной изоляции. Именно поэтому решение проблем ядерного наследия и обеспечение ядерной и радиационной безопасности населения и окружающей среды на тысячелетия — серьезная техническая, экономическая, а главное, эколого-социальная задача.

Широкое применение атомной энергии в науке, промышленности и повседневной жизни человека сопровождается образованием радиоактивных отходов. При этом стоит учитывать, что основной объем накопленных РАО образовался в результате реализации ядерных оружейных программ СССР. Кроме того, серьезной задачей становится необходимость окончательной изоляции РАО, образующихся в результате производственной деятельности предприятий и вывода из эксплуатации объектов использования атомной энергии. Первые отечественные предприятия по обращению с радиоактивными отходами, "Радоны", были созданы в 1960-х годах. Срок эксплуатации данных объектов уже истекает.

Ситуация изменилась к лучшему, когда Российская Федерация подписала и в 2005 году ратифицировала Объединенную конвенцию МАГАТЭ о безопасности обращения с отработавшим ядерным топливом и о безопасности обращения с радиоактивными отходами, а затем был принят и в июне 2011 года вступил в силу федеральный закон №190 "Об обращении с радиоактивными отходами", законодательно закрепивший принцип обязательного захоронения радиоактивных отходов. Без преувеличения, это стало решающим шагом к решению очень большой экологической проблемы. В соответствии с законом был создан Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами, который занимается проектированием и созданием пунктов окончательной изоляции РАО. Наше предприятие осуществляет эту единственную функцию — мы не занимаемся ни переработкой, ни транспортированием радиоактивных отходов, ни их временным хранением.

- Применялся ли при создании предприятия зарубежный опыт?

— Безусловно, когда готовился закон, анализировался опыт других стран с развитой атомной энергетикой в части окончательной изоляции радиоактивных отходов. Нам ближе всего оказался опыт создания подобного предприятия во Франции. Там такая организация существует с 1991 года.

- Прошедшие пять лет, конечно, пусть и небольшой срок, и все же — что главное сделано к настоящему моменту, какое место сейчас занимает НО РАО в российской атомной отрасли?

— За это время, я считаю, мы выполнили те задачи, которые перед нами стояли на начальном этапе. Мы начали эксплуатацию собственными силами трех, существовавших еще до вступления в силу закона, пунктов захоронения жидких РАО, в прошлом году начали эксплуатацию первого и пока единственного в стране пункта окончательной изоляции твердых радиоактивных отходов третьего и четвертого классов (это низкоактивные и очень низкоактивные отходы) и, самое главное, мы закончили проектирование и получили все лицензионно-разрешительные документы для строительства подземной исследовательской лаборатории в Нижне-Канском массиве в Красноярском крае.

- Какова логика выбора мест для таких пунктов?

— Еще до принятия закона Уральский электрохимический комбинат спроектировал сооружение данного объекта, была построена первая очередь. Но в 2011 году вышел 190-й федеральный закон, и поскольку в соответствии с ним деятельность по эксплуатации ПЗРО может вести только НО РАО, нам и был передан данный объект.

Места размещения пунктов в Северске и Озерске были выбраны в результате проведенной работы по выбору перспективных площадок для их размещения. Мы руководствовались требованиями законодательства, результатами анализов геологической среды, а также принципом снижения рисков при их транспортировке.

Пока окончательно не решено, где будет размещен объект в Северо-Западном федеральном округе. Сейчас завершается разработка обоснования инвестиций по созданию объекта в Сосновом Бору. Также мы планируем строить такие объекты в Приволжском или Южном федеральном округе, но там пока идет научный анализ по поиску перспективных площадок, чтобы учесть все требования законодательства. Но отдельной огромной задачей будет строительство хранилища для наиболее опасных отходов первого класса — высокоактивных и второго класса — среднеживущих. Такие отходы образуются, в частности, при переработке отработавшего ядерного топлива. Любой национальный оператор, подобно нашей организации, ставит перед собой прежде всего задачу создания такого стратегического объекта.

- Как здесь идет работа?

— Поиск площадки под создание этого пункта был начат давно, еще в начале 1990-х годов. И в результате многочисленных исследований была выбрана площадка в Нижне-Канском скальном массиве. Ведь этот массив — уникальный, очень надежный природный барьер безопасности. Учитывая опыт по созданию таких объектов за рубежом, было принято решение сначала построить подземную исследовательскую лабораторию для тщательного изучения свойств массива и подтверждения безопасности создания пункта захоронения именно в этом месте.

- Что собой будет представлять лаборатория?

— Это уникальный объект — четыре отдельных шахты-ствола глубиной свыше полукилометра, соединенные горизонтальными выработками общей протяженностью пять километров. Мы в нынешнем году начинаем строительство лаборатории, продлится оно до 2024 года. И уже параллельно строительству ведем исследования. Срок исследований в самой лаборатории пока не определен, потому что пока не окончательно разработана их программа. Но только после проведения всех исследований и анализа их результатов будет окончательно приниматься решение о возможности строительства пункта захоронения радиоактивных отходов первого и второго классов в Нижне-Канском массиве. Если подтвердится, что создавать такой пункт безопасно, то отходы первого класса (высокоактивные), помещенные в специальные контейнеры, планируется опускать в вертикальные выработки (на уровне порядка 500 метров), где, собственно, и будет происходить их окончательная изоляция. После заполнения выработки будут забетонированы. Что касается отходов второго класса, то их предстоит помещать в горизонтальных выработках, так называемых каньонах, между вертикальными выработками.

Если мы обоснуем возможность строительства, то лицензию на сооружение этого пункта изоляции планируем получить не раньше 2029 года.

По такому сценарию идут работы и за рубежом. Во Франции подобная лаборатория уже действует, и в прошлом году был принят законодательный акт о начале строительства такого ПЗРО первого и второго классов. В Финляндии в 2015 году была выдана лицензия на сооружение такого пункта.

- По мере того как будет развиваться НО РАО, внедряться новые наработки, можно ли будет говорить о том, что их можно будет предложить зарубежным коллегам?

— Да, и прежде всего опыт и технологии, которые будут применяться при создании подземной исследовательской лаборатории, и результаты исследований, которые в ней будут вестись. Похожий опыт имеют финны и шведы, потому что они, как и мы, планируют размещать этот объект в гранитоидном массиве. Французы используют глиняный массив. Но, конечно, к этому вопросу мы сможем подойти только тогда, когда будет построена наша лаборатория.

- Одна из особенностей НО РАО — это некоммерческая структура, целью которой не является получение прибыли. В связи с этим каким образом идет финансирование работы предприятия, строительства и эксплуатации новых объектов?

— У нас два основных источника финансирования. Первый — средства, предусмотренные федеральным бюджетом и федеральной целевой программой. За счет них, например, проектировалась подземная лаборатория. Проектирование, строительство и эксплуатация ПЗРО третьего и четверого классов идет за счет средств специального резервного фонда Росатома. Из средств фонда также финансируется эксплуатация трех пунктов захоронения жидких радиоактивных отходов. Этот фонд, в свою очередь, формируется за счет ежеквартальных отчислений в госкорпорацию "Росатом", предприятий атомной отрасли, у которых наиболее активно образуются радиоактивные отходы. Они подают данные об объеме образующихся у них отходов и по установленному тарифу проводят оплату.

- Очень часто доводится слышать утверждения людей, далеких от атомной отрасли, что Росатом строит ядерные могильники по всей стране. Чего здесь больше — неосведомленности или откровенных провокаций? И как НО РАО решает вопрос общественной приемлемости своих проектов?

— Я сам давно участвую в разных общественных обсуждениях, и потому мне лично эта проблема хорошо знакома. Есть определенная категория людей, которые наши аргументы не слышат. Но многое зависит от региона. Например, на слушаниях в Северске практически не было политизированных вопросов, речь шла только о материалах проекта по созданию ПЗРО. То же самое в Новоуральске. Мы сталкиваемся в основном с двумя вопросами — почему к нам и что мы будем за это иметь? На первый вопрос мы отвечаем, что при выборе места прежде всего речь идет о геологических условиях, а также максимальном приближении новых объектов к местам образования и накопления отходов. На второй вопрос мы объясняем, что не намерены получать прибыль. Хотя сейчас НО РАО разработан проект постановления правительства о том, что все-таки определенную прибыль мы сможем получать. И ее мы планируем направлять на социальные проекты в регионах размещения ПЗРО.

Что касается представителей организаций, скажем так, скептически настроенных к нам, то и с ними мы работаем, мы открыты для них, готовы отвечать на любые вопросы. Самое главное, чтобы они нас слышали. Не всегда это происходит, видимо, они преследуют какие-то иные цели. Отмечу, что построение системы взаимодействия Национального оператора с общественностью в регионах присутствия — это одна из ключевых задач нашего предприятия. Более того, коммуникационная обязанность НО РАО напрямую записана в законе "Об обращении с радиоактивными отходами". На наш взгляд, за эти пять лет Национальный оператор смог не только преодолеть бывшее поначалу серьезным общественное недоверие, но и выработать систему взаимодействия с общественностью, позволяющую говорить, что миссия компании — обеспечение экологической безопасности страны в области захоронения радиоактивных отходов — является основным корпоративным принципом нашей работы.

ria.ru.

***

НЕОБХОДИМЫЕ СПРАВОЧКИ ОТ «УРАН-БАТОРА»

Директор ФГУП «НО РАО» Юрий Дмитриевич Поляков покинул свой пост 3 февраля 2017 года. Приказ об увольнении по собственному желанию был подписан 2 февраля. Исполняющим обязанности директора ФГУП «НО РАО» приказом Госкорпорации «Росатом» назначен Денис Борисович Егоров, который 2012 года работал в должности заместителя директора по развитию ЕГС РАО и корпоративным функциям.

norao.ru.

Денис Борисович Егоров окончил Волжскую государственную академию водного транспорта по специальности инженер-экономист. С 1996 года занимал руководящие посты на производственных и бизнес-структурах. С 2011 по 2012 годы работал во ФГУП «РосРАО» начальником управления маркетинга и развития. В 2012 году занял должность заместителя директора ФГУП «НО РАО» по развитию ЕГС РАО.

norao.ru.

***

Фрагмент интервью с красноярским «эко-активистом» Артёмом Речицким:

- Росатом планирует построить некий объект в районе Железногорска, так называемый ядерный могильник, где предполагается окончательное захоронение ядерных отходов. Многие говорят о том, что это, во-первых, безопасно, а во-вторых, экономически обоснованно. Наша страна является одним из мировых лидеров по обращению с ядерными отходами и вообще с атомной энергетикой. Но есть и более скептические оценки, в том числе и ученых, которые не могут гарантировать безопасность проекта.

Это далеко от Красноярска?

- Меньше ста километров, а если напрямую, то вообще рядом. Это закрытый город. Росатом, надо отдать должное, постепенно свою позицию обосновывает. Приводит какие-то аргументы, доводы, вступает в дискуссии, в том числе с Федором Марьясовым. Он один из тех, кто наиболее горячо и эпатажно с ними спорит.

А как на эти планы реагирует общественность?

- Общественность не так сильно этим вопросом озабочена, как была озабочена ферросплавным заводом, например. То, что в 2020 каком-то году Росатом планирует построить подземную лабораторию, по результатам работы которой хочет построить там могильник… Во-первых, радиация невидима, во-вторых, это произойдет через несколько десятков лет. Не сегодня, и ладно.

В прошлом году в Красноярске было возбуждено уголовное дело — Марьясова обвинили в разжигании ненависти к социальной группе «атомщики».

- Эту историю я краем уха слышал, но не думал, что дошло до возбуждения уголовного дела, сомневаюсь, что есть такая социальная группа «атомщики», хотя понимаю, будучи юристом, что точку в правовых спорах ставит суд. Федор достаточно эпатажно осуществляет некоторые свои высказывания. Но он вместе со мной является членом рабочей группы по ядерному мониторингу при гражданской ассамблее.

rfi.fr.

И сильно запоздавшее поздравление работникам ФГУП «ГХК» от самого Русскага Богатыря:

«Атомные бизнесмены и их группа поддержки не могут простить общественным активистам, в том числе и вот такие публикации, неоднократно размещённые в социальных сетях (см. здесь: https://goo.gl/S68v6J). Однако подобного рода информация никогда не войдёт в сфабрикованную ими обвинительную базу "экстремизма" и "государственной измены". Не войдёт по той простой причине, что тогда обвинителям и обвиняемым придётся поменяться местами. И на скамью подсудимых нужно будет сажать тех, кто вовремя получал от общественности тревожные сигналы, но не сделал ничего, чтобы реально защитить интересы страны и будущих поколений. Наоборот, эти люди сделали всё, чтобы заткнуть рот неугодным, превратить их жизни в непрерывный кошмар. Это же очень удобно: объявлять врагами государства каких-то журналистов и экологов, искать повсюду шпионов, а самим при этом получать гешефт на растаскивании и сливе страны. Сливе, изо всех сил прикрываемом патриотическими криками и сказками про какой-то технологический прорыв к "энергии будущего". Прорыв к миражу, к очередному шахматному турниру под названием "Нью-Васюки-2".

Несколько лет российских атомщиков просили оставить оружейный плутоний в покое и отказаться от планов по развитию бридерной (плутониевой) энергетики. Но сначала ребята врали, что оружейный плутоний тут не при чём, и они развивают "энергию будущего". Потом они врали, что этот оружейный плутоний лишний, и он никому не нужен - мол, от него всё равно одни только проблемы. Потом эти ребята врали, что американцы не платят нам за этот проект никаких денег. И вот теперь, когда ловушка захлопнулась, они врут, что мы в этом направлении (вы только вдумайтесь в это!) обвели Соединённые штаты вокруг пальца. Мол, мы-то построили своё мокс-производство, а американцы не смогли. Они же там за океаном убогие, специалистов и технологий нет, вот и не справились: кое-как пообрезали себе грязь под ногтями, когда мы за гораздо меньшие и чужие деньги отрубили себе руки...

Image

Битва с чертями далеко увела Фёдора от Лидера Нации.

Image

Развитие бридерной энергетики - это тупиковый путь, он не решает энергетической проблемы, а лишь создаёт новые. Для серьёзных специалистов это было понятным давным-давно. Но атомные бизнесмены (в погоне за тридцатью заокеанскими сребрениками) влезли в эту авантюру и теперь высасывают из страны последние ресурсы (и будут высасывать ещё не один год), продолжая развивать заранее провальное направление. 26 февраля отмечается День работника Горно-химического комбината (ЗАТО Железногорск Красноярский край). Именно здесь построено "уникальное" мокс-производство уран-плутониевого топлива для реакторов на быстрых нейтронах (бридеров). Именно здесь расположено федеральное хранилище отработавшего ядерного топлива с реакторов ВВЭР-1000 и РБМК-1000. И здесь же планируют его перерабатывать. На базе инфраструктуры ГХК в этом году начинается строительство крупнейшего в мире федерального могильника, предназначенного для захоронения самой опасной на планете радиоактивной дряни - РАО 1 и 2 класса. Этот могильник в перспективе рассматривается как международный.

И ещё один любопытный штрих к образу нынешнего "флагмана" российской атомной промышленности. Горно-химический комбинат в официальных отчётах и пресс-релизах указывается как подразделение "Дивизиона завершающей стадии жизненного цикла госкорпорации "Росатом" (ЗСЖЦ). Прочитайте ещё раз, друзья, официальное определение о дивизионной принадлежности и зоне ответственности этого комбината и вдумайтесь в его смысл...

26 февраля на ГХК и в Железногорске будут торжественные мероприятия, поздравления, грамоты, награды. Жаль, что невозможно подарить людям благоразумия, совести, чести и ума. Хотя большинство жителей Железногорска и простых работяг с комбината, по сути, ни в чём не виноваты. Многие из них добросовестно делают своё дело, которое им поручено руководством. К сожалению, мало кому приходит в голову, что и руководство тоже может ошибаться, и в руководстве тоже могут находиться откровенные дураки, конъюнктурщики, трусы, предатели, преступники и враги. Разумеется, простым людям сложно критично оценивать планы властей и атомных бизнесменов, им нужно кормить свои семьи - в небольшом закрытом городе - где всё подчинено интересам Росатома и, случись что, найти приличную работу просто невозможно. Но какие бы не были оправдания - в холодной воде однажды купаться придётся всем. И атомщикам тоже. Ну, а пока наш "титаник" ещё окончательно не затонул, и на верхней палубе играет оркестр - с праздником, товарищи атомщики!»

Р.S.

США намерены продолжить финансирование репозитория Юкка-Маунтин

Проект бюджета США на 2018 год предусматривает выделение $120 млн на программу ядерных отходов, а также возобновление лицензирования для репозитория в Неваде.

Намерение возобновить финансирование сигнализирует, что новые власти, решая проблему с ядерными отходами, стремятся сохранить существующие АЭС в США и ускорить внедрение инноваций на станциях следующего поколения, которые считаются более безопасными, сообщает Reuters. Правительство уверено, что его план способствует решению вопроса с отходами, укреплению национальной безопасности, уменьшению бремени налогоплательщиков в будущем. Конгрессу ещё предстоит обсудить бюджет, пока неясно, поддержат ли план Белого дома.

pronedra.ru.

 

 
Рассказать про это друзьям в:

Добавить комментарий

Внимание!
Перед публикацией комментарий проходит проверку.
В комментарии к материалу разрешено выражать свое отношение к тексту или событию в пристойной форме. В случае появления ненормативной лексики, перерастания комментирования в оскорбления и т.д., комментарии будет удаляться.
Если вы заметили сообщение с нарушением, нажмите возле него на кнопку с зеленым гоблином.
Давайте не будем сами себе злобными Буртинами

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Мы поддерживаем
РОСЖКХ
ЗАСТАВЬ КОММУНАЛЬЩИКОВ РАБОТАТЬ!

История Железногорска
20.08.1949
к пристани Додоново на пароходе "Мария Ульянова" прибыл первый отряд военных строителей в количестве 800 человек – батальон из "хозяйства Теплицкого" из города Глазова

20.08.1982
принят в эксплуатацию монумент Победы

20.08.1999
в п. Додоново установлен памятный камень (на месте высадки в 1949 году первостроителей)

20.08.2010
состоялось освящение крестов и куполов строящегося храма Воскресения Христова в поселке Подгорном

по материалам библиотеки им.Горького
Телепрограмма
Телепрограмма операторов г. Железногорск
КАБЕЛЬНЫЕ

ЭФИРНЫЕ
Погода в Железногорске
Погодный информер meteo26.ru




подробно
Остальное

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Выделить