Уран-Батор
Сайт Эдуарда Безобразова

Железногорск

Главная arrow Публикации arrow Темохранитель arrow Субатомный уровень  
Пятница, 15 Ноябрь 2019
Меню
Главная
Антологии
Публикации
Город за неделю
Загадки нашего городка
Архив форума
Фотографии
Файлы
Сайт
Город Железногорск
Опрос
А если арестуют Кулеша он:
мошенник
жертва гебни
а кто это
чума на эти оба дома



результаты

Комментарии
  • Стыдно, дяденьки
    Госдума рассмотрит поправки к законопроекту о СМИ-иностранных агентах, которые позволяют присваивать такой статус физиче... >>>

  • Посмотри в лицо Закона
    надысь михайлов беседовал с особо активными жителями дома. В сумерках. Размахивал руками и ногами. Поясняя что-то.Перед ... >>>

  • Академия выживания
    Фридрих Ницше: врач должен подходить к больному с презрением на лице. >>>

  • Доцент с обрезом
    А что вы хотели? Культурная столица. Или вы хотите как в Париже? Кстати, адвокат доцента настаивает на административном ... >>>

  • Эпическая сила
    Почему снят директор ГХК остаётся загадкой для горожан. Слаба наша демократия. >>>

  • Бессмертный волк
    «Ска?зки… ска?зки… ска?зки ста?рого Арба?та» >>>

  • Бессмертный волк
    Подождите немного, скоро заживём как белые люди, всего пара месяцев осталась. Готовьтесь, железные горцы, начинайте стро... >>>

RSS
Архив
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Подпишитесь на обновления сайта!



Twitter Уранбатора




Google
Поиск по сайту

Субатомный уровень Печатать E-mail
Среда, 05 Октябрь 2016

Сергей Кириенко успел вскочить в последний вагон. А мы?

СУБАТОМНЫЙ УРОВЕНЬ

Ну, главную новость дня вы, конечно, уже знаете: у либероидных СМИ отличные источники информации – всё сбылось. Буквально всё-всё-всё…

«Путин подписал указ "О генеральном директоре Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом", сообщила в среду пресс-служба Кремля. До этого назначения Лихачев занимал пост первого замминистра экономического развития. Сергей Кириенко ранее был назначен первым замглавы администрации президента РФ».

Отталкиваясь от этой перестановки и учитывая явно оптимизационный характер выбора нового главного атомщика РФ, возвращаемся теперь ко вчерашней теме. Кое-какая фактурка тут поднакопилась. Во-первых, очень красиво отметился дважды депутат Законодательного Собрания Пётр Гаврилов (надо бы уточнить, прошёл у него, наконец, конкурс на переназначение директором ГХК или нет). Новую политику партии и правительства он понимает правильно, не мальчик, чай, и потому слова его приводят не «Ведомости» какие-нибудь а вполне себе правоверное ВГТРК. Да и слов-то там, госспидя… Главное сказано, впрочем: пиндосы – уроды.

«Красноярские ядерщики дали оценку перспективам развития технологий переработки плутония в США. Напомним, накануне Владимир Путин подписал указ о приостановке российско-американского соглашения 2000 года об утилизации военного плутония. Причина - Вашингтон не выполняет взятые на себя обязательства и сохранил возможность переделывать мирное топливо в боевое вещество. Плутоний по соглашению должен уничтожаться промышленным способом, для этого сторонам нужно было построить специальные предприятия. В России такой завод появился в Железногорске, а вот в США этого так и не случилось.

"Они начали строить такой завод МОКС-топлива в Саванна-ривер, это штат Южная Каролина. Они закупили технологию у французов. По большому счёту, им надо было просто завезти это оборудование. По проекту известному, который реализован сегодня у французов, просто-напросто смонтировать завод и ввести его в эксплуатацию. Но они не смогли даже этого сделать", - пояснил генеральный директор Железногорского горно-химического комбината Пётр Гаврилов».

В свете предыдущей нашей публикации здесь стоит отметить, что в упомянутом соглашении США вовсе не обязывались железно бодяжить плутоний в атомной печке, во-первых. А во-вторых, относительно стоимости строительства один нюансик имеется, как вы знаете. Если включать в оценку железногорского проекта те несколько сотен миллионов баксов, что Россиюшка якобы успела сдёрнуть с тупых америкосов – а почему, собственно, мы эти денежки не должны считать? – то суммарный вес нашего МОКС-проекта волшебным образом меняется. Впрочем, давайте обо всём по порядку.

«Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков объяснил выход России из соглашения по утилизации оружейного плутония тем, что США договор не соблюдают и «Россия не может одна тратиться на это в условиях санкций». Законопроект о приостановке действия соглашения, который Путин накануне внес в Госдуму, может пройти обе палаты парламента уже на этой неделе. Президент Института стратегических оценок, профессор ВШЭ Александр Коновалов объяснил, зачем Россия пошла на это обострение.

— Мы, потратили всего 2,5 года, насколько я помню, и порядка $240 млн на то, чтобы построить завод, основанный на необратимом преобразовании плутония, если его положить в реактор на быстрых нейтронах в качестве топлива. Раньше никто такие реакторы не проектировал, потому что пока шла гонка вооружений, никому в голову не приходило, что кому-то может понадобиться сжигать плутоний в качестве топлива, это слишком дорого. Но вот все-таки ведомство Кириенко эту технологию освоило, и у нас запущен промышленный реактор на быстрых нейтронах БН-800. Мы можем на этом реакторе использовать так называемое MOX-топливо, оксиды урана и плутония. Это будет настоящий промышленный реактор, где плутоний преобразуется необратимо. Но американского такого завода нет. Они в Южной Каролине начали строительство, но что-то лет 6-7 провозились, потратили $7 млрд, а технологию не разработали.

— То есть США по-прежнему пытаются делать ставку на захоронения?

— Пока да. Но Кириенко по этому поводу высказался в том смысле, что то, что смешано с мусором и захоронено, можно откопать в критический момент, отделить от мусора и опять использовать, а значит в какой-то степени такой плутоний можно назвать возвратным потенциалом. Вряд ли кто-нибудь стал бы это делать, тем более это вполне можно оговорить мерами контроля МАГАТЭ, международных инспекций, но, поскольку по этому вопросу нет никакого доверия, то Кремль соглашаться на это не хочет.

— При этом Россия выдвигает весьма экзотические условия для возвращения к соглашению.

— Условия, которые мы поставили, смехотворны и демонстративно невыполнимы: американцы должны извиниться за все материальные потери, которые мы понесли не только из-за их санкций, но и за те санкции, которые мы сами на себя наложили!

— А зачем вообще это соглашение американцам?

— Потребность в соглашении определялась тем, что за годы гонки вооружений накоплено было страшное количество плутония с обеих сторон, больше 100 тонн и у нас, и у американцев. И по этому соглашению было решено утилизировать с каждой стороны по 34 тонны. Всегда существует опасность, что пока этот плутоний лежит где-то на складах, им может завладеть кто-то, кому бы не хотелось такую возможность предоставлять. Поэтому утилизация излишков будет повышать стратегическую стабильность.

— Но стабильность-то повышается для всех, включая Россию, в то время как Кремль ставит условия так, будто соглашение нужно только США.

— Почему Россия ставит так вопрос — это вы у России спросите при случае, если встретите. С одной стороны — это пиар, вот, мол, у нас есть технологии, а у вас нет. А с другой стороны, это как бы европейцам напоминание, что плутония много, и он расположен неподалеку от них. В этом же заявлении о выходе подчеркивается, что в военных целях этот плутоний применяться не будет, но в каких тогда целях он будет применяться? Хранение плутония — это довольно серьезная инженерная задача, и это, в общем-то, достаточно опасная технология.

— Но можно же использовать его в том самом новом реакторе.

— Да, Россия уже запустила такой реактор на Белоярской станции в 4-м блоке, БН-800, но в него пока никто не грузит плутоний. Мы теперь нарочито не будем этого делать, сохраняя излишки плутония, неизвестно для чего. Это как мальчик стоит посреди лужи, проходит девушка в светлом платье, и он подпрыгивает и двумя сапогами ее обливает с головы до ног — вот должны знать, что мимо лужи ходить опасно.

theins.ru.

***

– С технической точки зрения, отказ от соглашения с нашей стороны не нанесёт США вообще никакого вреда, – считает директор «Атоминформ-центра», главный редактор портала AtomInfo, физик-ядерщик Александр Уваров. – Это для них ничего не меняет. Более того, если США и оказались неспособны «обеспечить выполнение принятых обязательств», то утверждать это как минимум рано: по условиям соглашения, синхронная утилизация должна начаться только в 2018 году.

Почему в одном законопроекте оказались связаны утилизация плутония, санкции, американская помощь Украине и контингент НАТО – вопрос не к физикам, а к другим специалистам. Но прежде «Фонтанка» решила выяснить, как именно проштрафились Штаты с плутонием. Разобраться с этим нам помогли, кроме Александра Уварова, статьи ведущего научного сотрудника Центра по изучению проблем контроля над вооружениями Владимира Рыбаченкова и научного сотрудника Физико-энергетического института Геннадия Пшакина…

О МОКС-топливе говорили как об инновации. Американцы с самого начала предлагали другой способ утилизации: смешать оружейный плутоний с неким веществом, это сделает его непригодным для производства оружия, а смесь захоронить на глубине в полкилометра. У Штатов для этого существует комплекс в Нью-Мексико. Россия от такого метода отказывалась категорически.

– Во-первых, это не соответствовало планам развития нашей атомной энергетики, – говорит Александр Уваров. – Зачем нам закапывать ценный материал? И второе – российская сторона задавала вопрос: вы уверены, что нельзя будет откопать и отделить плутоний? Американцы честно отвечали: государство при желании сможет, правда – потратив много денег и сил.

В сентябре 1998-го стороны подписали рамочный документ, а в 2000-м – соглашение. Россия должна была проводить «работы, связанные с сооружением необходимых установок», получая финансовую помощь от США и других стран «большой семёрки». За первые годы 2000-х страна получила от Запада 850 миллионов долларов.

В 2007 году американцы уведомили Россию о прекращении финансирования. Соглашение начали дополнять протоколами, которые фиксировали перемены. Окончательный вариант был ратифицирован Госдумой и вступил в силу в июле 2011 года. На сайте Кремля можно найти его условия http://kremlin.ru/events/president/news/11487, в частности – какой именно способ утилизации попал в документ: «путём облучения в качестве топлива в… ядерных реакторах… а также посредством иммобилизации с высокорадиоактивными отходами или любыми другими взаимосогласованными способами». Иммобилизация – это то, на чём настаивали Штаты. Иными словами, оговорены оба способа.

В соглашение было включено положение о том, что США не только организуют утилизацию у себя, но и выплатят России ещё 200 миллионов долларов «на работы, связанные с проектированием, строительством, лицензированием и эксплуатацией» завода по производству МОКС-топлива. Выплата не была обязательной для США. Но соглашение предусматривало ещё создание международного фонда «для обеспечения реализации в России проекта утилизации», так как, по оценке экспертов, «для осуществления полного объёма работ по программе утилизации оружейного плутония потребуется более 2 млрд долларов».

Сегодня в России, в городе Железногорске, построен и функционирует завод по переработке оружейного плутония. Для работы на таком топливе готовы два реактора. Но говорить, что Россия досрочно начала утилизацию, неправильно.

– Ни одного грамма из этих 34 тонн мы не тронули, 2018 год ещё впереди, – замечает Александр Уваров. – Есть много другого плутония, который не входит в эту квоту. Для нас переход на МОКС-топливо – стратегическое направление атомной энергетики. Мы просто спокойно занимались своим делом, понимая, что в какой-то момент, к 2018 году, те возможности, которые мы получили, будут подключены к исполнению договора.

Американцы, в конце концов, согласились перерабатывать свой плутоний. Они купили технологию у французской ядерной корпорации AREVA и в 2007 году начали строить завод в Южной Каролине. На момент вступления соглашения в силу он был готов на 60 процентов. С 2014 года вокруг строительства идут споры: противники считают его слишком дорогим и ненужным удовольствием.

В 2016 году строительство продолжается, но Конгресс не соглашается выделить на него деньги в 2017-м, предлагая стройку законсервировать, а плутоний с 2018-го закапывать. Именно эти дебаты, а ещё – невыплаченные Штатами 200 миллионов долларов, воспринимаются в России как отказ от договорённостей.

– Американцы сейчас цепляются за слово «иммобилизация», которое осталось в соглашении, – говорит Александр Уваров. – На самом деле, предполагалось, что так они поступят с какой-то небольшой частью квоты, а в основном будут перерабатывать…

«Плутониевый» законопроект президента Путина можно считать эпохальным документом. Впервые на высшем уровне признаётся, что западные санкции оказались не столько смешны для «Искандеров», сколько разрушительны для экономики РФ. И есть нечто совершенно новое: выясняется, что ущерб нанесли и контрсанкции.

– Прежде речь шла о том, что огромные убытки терпят страны, попавшие под наши санкции, – замечает экономист, в прошлом – министр экономики России Андрей Нечаев. – А оказалось, что Россия тоже понесла ущерб? Со стороны власти это признание дорогого стоит…

Профессор МГИМО, политолог и историк Валерий Соловей считает, что американцы вряд ли вообще станут отвечать на эту законодательную инициативу.

– Россия на то и рассчитывает, что США не смогут ответить, – замечает он. – Как ответить на такие требования? Если начать отвечать по-настоящему, велик риск конфронтации.

А могут, продолжает, и ответить. Причём ответ будет диаметрально противоположен тому, какого добиваются авторы законопроекта.

– Если вы требуете отмены, например, индивидуальных санкций, значит, санкции для вас очень чувствительны, – говорит Валерий Соловей. – То есть – их надо расширять, углублять. Значит, надо преследовать членов семей российской элиты за границей. Значит, надо разыскивать активы. Чем они, кстати, и занимаются очень интенсивно. Опубликования результатов мы можем ждать уже в начале следующего года. Например – о том, как Россия подкупает западных политиков.

Если же ставилась задача напугать Америку так, чтоб она мигом отменила санкции, то получилось, считает политолог, мимо цели.

– Для американских политиков Россия – страна, находящаяся в состоянии тяжёлого и необратимого упадка, – говорит политолог. – Да – их беспокоят вспышки агрессии, военная машина и так далее. Но военная машина, которая не имеет основания в виде мощной экономики, обречена, она всё равно деградирует…

Почему вообще для разговора о санкциях было выбрано соглашение о плутонии? Во-первых, полагает политолог Глеб Павловский, с реализацией этого соглашения действительно есть проблемы, об этом давно известно, – есть за что зацепиться. Во-вторых, всё, что связано со словами «ядерная угроза», заставляет Запад вздрагивать.

– Это сигнал о крайнем недовольстве, – трактует закон Павловский. – И в этот сигнал добавлена ядерная тема – как лёгкая форма сильной угрозы. Плутоний используется для некоторого шантажа. Потому что всё, что связано с ядерным оружием, – тема всегда крайне острая и замечаемая прессой. Именно такая задача и стояла: чтобы пресса заметила и оценила.

Валерий Соловей считает, что законопроект, кому бы он ни был адресован, последствия будет иметь внутри страны.

– Понятно, что после этого уже ни о какой либерализации, ни о каких реформах говорить не приходится, – отмечает он. – Это установка на превращение России в военный лагерь. Со всеми вытекающими последствиями: ужесточение дисциплины – требования будут относиться к политическим и гражданским отщепенцам, накачка компенсирующей идеологии – кругом враги, мы их не боимся, но чтобы они нас боялись, надо быть едиными и сплочёнными. То есть конфронтационный стиль будет доминировать и внутри страны.

Политолог Дмитрий Солонников, директор Института современного государственного развития, предлагает обратить внимание на события, сопутствующие появлению законопроекта. Например – на планы правительства урезать в российском бюджете социальные статьи ради увеличения расходов на оборону. Всё это вместе, считает он, – вполне ясный сигнал Штатам.

– Речь идёт о психологическом давлении именно в ядерной сфере, – отмечает он. – А санкции в очередной раз обозначены как актуальная повестка дня. Мы говорим США: ситуация в мире ухудшается, вы ведёте в отношении нас политику так, что мы понимаем – мы для вас стали врагами. И раз так, мы теперь не можем проводить ту политику, которую проводили, когда мы были друзьями. Или вы возвращаете всю ситуацию назад – и тогда мы снова друзья, давайте снова говорить о ядерном разоружении. Или мы остаёмся врагами – и каждый копит свой ядерный потенциал, а угроза ядерной войны сохраняется для всего мира.

fontanka.ru.

***

В рамках совместного проекта Московского Центра Карнеги и «Медузы» академик РАН, директор Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений Алексей Арбатов объясняет, в чем реальная опасность выхода России из договора по плутонию.

Напомним, что соглашение по плутонию было заключено 29 августа 2000 года и предусматривало необратимую утилизацию каждой стороной не менее 34 тонн оружейного плутония — наиболее эффективного материала «ядерной взрывчатки» — путем использования плутония в качестве компонента топлива атомных электростанций. При этом России было гарантировано техническое и финансовое содействие в ее программе утилизации плутония, стоимость которой оценивалась примерно в 3,5 миллиарда долларов. Стороны тогда обязались ввести в строй необходимые промышленные объекты до 30 декабря 2007 года…

США постепенно отошли и в итоге отказались от утилизации плутония через его использование в топливе для АЭС, поскольку сочли производство МОКС-топлива и модификацию под него атомных реакторов невыгодным направлением развития ядерной энергетики. Поэтому американская сторона решила утилизировать плутоний путем его захоронения. Тем более что соглашению по плутонию США уже явно не придают никакого значения и оно теперь крайне отдаленно относится к безопасности обеих держав по сравнению с другими проблемами.

Указ от 3 октября завершает процесс свертывания взаимодействия России и США в сфере ядерных материалов и боезарядов. В 2013 году была прекращена программа Нанна—Лугара, в 2014-м остановлено сотрудничество по безопасному хранению оружейных материалов, в 2015-м Россия впервые не участвовала в вашингтонском ядерном саммите по той же проблематике. Что на очереди? Денонсация договора по ракетам средней дальности от 1987 года и нового договора СНВ от 2010-го? Неизбежный развал всей системы ограничения и нераспространения ядерного оружия? Неотвратимое в свете такой перспективы применение уже в близком будущем ядерного оружия в войне или террористическом акте?

meduza.io.

Как видите, при различном отношении к некоторым техническим составным проблемы в одном все опрошенные эксперты совпадают: Россия вползает в новую гонку вооружений. И если исключить упомянутый нами вчера пропагандистский вариант Последнего Китайского Предупреждения, то поздравляю: перспектива вставшей с колен России с этого понедельника обозначилась совершенно ясно. На кладбище империй, рядом с обширной могилкой Советского Союза, снова лязгают лопаты. Причём похоронная команда, как ни странно, говорит почти целиком на русском языке…

 
 
Рассказать про это друзьям в:

Добавить комментарий

Внимание!
Перед публикацией комментарий проходит проверку.
В комментарии к материалу разрешено выражать свое отношение к тексту или событию в пристойной форме. В случае появления ненормативной лексики, перерастания комментирования в оскорбления и т.д., комментарии будет удаляться.
Если вы заметили сообщение с нарушением, нажмите возле него на кнопку с зеленым гоблином.
Давайте не будем сами себе злобными Буртинами

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Мы поддерживаем
РОСЖКХ
ЗАСТАВЬ КОММУНАЛЬЩИКОВ РАБОТАТЬ!

История Железногорска
15.11.1960
организована Горсправка при Горкомхозе

15.11.2007
в городе начал свою работу фирменный салон «МегаФон»

по материалам библиотеки им.Горького
Телепрограмма
Телепрограмма операторов г. Железногорск
КАБЕЛЬНЫЕ

ЭФИРНЫЕ
Погода в Железногорске
Погодный информер meteo26.ru




подробно
Остальное

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Выделить