Уран-Батор
Сайт Эдуарда Безобразова

Железногорск

Главная arrow Публикации arrow Темохранитель arrow Полиграф. Брак по принуждению  
Суббота, 19 Октябрь 2019
Меню
Главная
Антологии
Публикации
Город за неделю
Загадки нашего городка
Архив форума
Фотографии
Файлы
Сайт
Город Железногорск
Опрос
А если арестуют Кулеша он:
мошенник
жертва гебни
а кто это
чума на эти оба дома



результаты

Комментарии
RSS
Архив
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031     

Подпишитесь на обновления сайта!



Twitter Уранбатора




Google
Поиск по сайту

Полиграф. Брак по принуждению Печатать E-mail
Понедельник, 18 Июль 2016

Хоть какое-то оживление принесли выборы в местные СМИ.

ПОЛИГРАФ: БРАК ПО ПРИНУЖДЕНИЮ

Уж и не знаю, выборы ли тому виной, или кто-то из «бывших» действительно разжигает на Горно-химическом комбинате, а только «Уран-Батор» некоторое оживление на рынке заколючинских СМИ может только приветствовать.

Стабильность, по моему глубокому убеждению, у нас бывает только одного вида, криминально-кладбищенская. Ежели средства массовой информации хором рассказывают публике о том, как нам всем повезло с Вадимом Медведевым и промышленным парком, например, то без малейших сомнений можете чем угодно клясться: это чистой воды заказуха. По-другому просто быть не может. Настолько идеальных дураков в редакциях всё-таки не держат, поверьте.

Недавний пример со «Спецстроем» не успел ещё выветриться из вашей памяти, я надеюсь? На дворе кризис, бизнес в Нашгороде стремительно сворачивается, солидных рекламодателей можно буквально пересчитать по пальцам, а тут вдруг такая везуха – строители предлагают стольник за совершенно ни к чему не обязывающие, абсолютно никакенные публикации про взвейтесь да развейтесь. Какой идиот откажется от падающих с неба денег, сами подумайте?

А потом – и до обидного быстро – работодателя со присными под давлением трудового коллектива ГУССТ-9 налаживают из ЗАТО образцово-показательным пенделем под зад, и певцы строительного ренессанса остаются один на один с собственной совестью, несколько поцарапанным имиджем и парой тысяч земляков из числа тех, кто в курсе и теперь не без интереса поглядывает в голубенькие стеклярусные глазки редакторов и корреспондентов. Как оно, мол, ребята – не икается, после эдакого-то конфуза?

А ни фига не икается, с чего бы вдруг. Деньги по-прежнему не пахнут, ты умри сегодня, а я завтра, и всё такое, и типа того.

Ещё более драматичная история разворачивается в Нашгороде аккурат с того дня, как директор Горно-химического комбината отписал в своей мордокниге о том, что московское начальство предлагало ему отправить за ворота восемьсот человек, поскольку бывшие «основные производства» давно-де остановлены и ничегошеньки не производят. Свою точку зрения на весь этот кордебалет я изложу в следующий раз, а сегодня просто хочется прозондировать читателя, честно скажу.

Вашему вниманию предлагаются две газетные публикации. В первой корреспондентка «СГ-26» творчески развивает тему массовых увольнений на градообразующем предприятии. Во второй, со страниц муниципального таблоида – и в этом тоже отражается, точно в зеркале, бывший Соцгород – гневную отповедь бывшим коллегам после двухнедельного раздумья даёт начальник ОСО ГХК. Вопрос: кто, по-вашему, выглядит убедительнее?

ГХК: ВОСЕМЬСОТ ЧЕЛОВЕК НА ВЫХОД, ИЛИ КАК ВЫПОЛНИТЬ ЗАКАЗ РОСАТОМА

«Выкинуть» почти тысячу человек с предприятия: такое задание получила администрация ГХК от Росатома.

О решении госкорпорации стало известно из официальных источников - в том числе, от гендиректора железногорского комбината Петра Гаврилова. На личной страничке в Фейсбуке Пётр Михайлович пишет: «…Надо численность работающих выводить. Москва спустила задание на этот год 800 человек, убедил половину из них перенести на следующий год…» Чем обернётся для сотрудников так называемая «реструктуризация»? Гаврилов заверяет: ничего страшного не произойдёт. Никаких сокращений не последует, людей просто переведут на новые объекты, так что не стоит делать из перемен трагедию. Бодрые слова руководителя звучат, конечно, красиво, однако поверить им может только человек, далёкий от дел комбината. Работники же Реакторного завода и РХЗ ГХК заявляют: лукавить изволит Пётр Михайлович. Около 400 человек уже попали под зачистку. С некоторыми их них мы поговорили на условиях полной анонимности. И вот какая картинка получилась.

***

Я работаю на реакторном заводе больше четверти века. Всякое бывало, но такого безобразия, как сейчас, даже не припомню. Неделю назад мы узнали, что больше не нужны ГХК. В тот день я шёл на электричку и едва не обалдел от увиденного: у людей, выходивших навстречу, были буквально серые лица. Сначала я не понял, что происходит, подумал, не дай Бог, авария какая. Но тут как раз столкнулся со знакомым (он мой ровесник, учились вместе), тот спросил: «Ну что, написал уже заявление?» «Какое?» - говорю. А он: «Так ты ничего не знаешь? Тогда сочувствую». И ни слова не говоря, дальше, как зомби, побрёл.

Приехав на работу, мы выяснили, что руководству ГХК пришла разнарядка от Росатома: уволить порядка восьмисот человек - в две «волны» примерно по четыреста работников. Мол, уже и первый список готов «на выбывание»: на реакторном 200, на РХЗ - 150 сотрудников. Для начала решили избавиться от всех пенсионеров. Может, для людей посторонних звучит и логично: поработали старики, надо и честь знать. Да только специфика предприятия такова, что большинству наших пенсионеров-льготников чуть больше пятидесяти. Это люди в самом расцвете сил, работоспособные высококвалифицированные кадры. Но, похоже, теперь никого не интересуют опыт и умение хорошо делать своё дело - нас просто начали «выдавливать» с предприятия, психологически нагнетая обстановку. Выглядит это так: никаких документов о сокращении мы не видели, официальных подтверждений на законных основаниях нет. Нам заявили, что до 30 июня мы, пенсионеры, можем уйти по так называемому «зелёному коридору». Тем, кто безропотно согласится и напишет заявление - выдадут отступные: восемь средних заработных плат, за вычетом подоходного налога, но не более 500 тысяч рублей. На реальные деньги это получается около 350-450 тысяч. Многие стали соглашаться сразу, потому что им сказали: или берёте деньги и проваливаете прямо сейчас, или вам придётся уйти позже, но никаких денег вы при этом уже не увидите. Якобы в сентябре все равно пройдёт вторая волна, в стороне никто не останется, всех, кто в списке, тупо выкинут, сократив должность.

Кроме пенсионеров, на вылет попали и те, кто неудобен руководству комбината - слишком разговорчивых работников и смутьянов непенсионного возраста сходу предложили перевести на ИХЗ. Мол, там есть вакантные должности, так что никто не пострадает, под сокращение не попадёт. Звучит, конечно, обнадёживающе, только переводят со снижением разряда, да ещё и не по своей специальности. Это значит, надо переучиваться, к тому же, человек моментально теряет порядка 15 тысяч зарплаты. Теперь представьте: у всех семьи, дети, кредиты, ипотека, как жить дальше?

А ещё возникает вопрос, кто останется работать? У нас раньше была простая политика: со стороны человек не мог попасть на комбинат. Приходили проверенные, самые лучшие, начинали работать в бригаде, показывали себя, учились, постепенно росли. Теперь всё изменились: если приняли человека - держат. Мы можем видеть, что новичок полный ноль: без рук, головы, обучаемости и желания работать, но уволить не можем, потому что замены не дадут, а вакансию порежут. Вот и ходят никчемушные сотруднички, тупо отсиживают время, а те, кто старше, за них работают. Не все такие, конечно, но их достаточно. И вот на этих людей, а также молодых, неопытных работников (которым теперь учиться будет не у кого), останутся наши заводы. Знающих специалистов не будет, качество труда очень сильно упадёт.

Мало того, из-за нехватки рабочих рук может произойти что угодно. Взять тех же электриков на РХЗ, там есть персонал дневной и сменный. Первые преимущественно ремонтными работами занимаются, вторые - оперативными: переключениями, обслуживанием и так далее. Последние несколько лет ремонтные работы пытались перевесить на сменщиков, а теперь получается, дневного персонала практически не останется и численность оперативного тоже порежут. При этом по всем правилам, чтобы производить переключения, нужно, минимум три человека: двое делают, один наблюдает. А с нынешними сокращениями и перекидыванием обязанностей, вообще неизвестно что получится.

Да что там РХЗ! Подстанции, которые расположены отдельно от шахты, тоже обслуживает сменный персонал, так их целыми бригадами выгоняют на пенсию. Получается, в случае каких-то коллизий работать будет просто некому. Насколько это опасно для города? Я не специалист, такие прогнозы давать не могу. Однако к бабке ходить не надо, чтобы понять: тем, кто останется на заводах после нашего ухода, придётся очень туго.

Почему же Гаврилов пишет, что волноваться не нужно, ничего страшного не происходит? В советские времена появился хороший термин «очковтирательство». Сейчас народ боится потерять работу и молчит о том, что происходит в реальности. Поэтому, если посмотреть отчёты, у нас всё просто замечательно. Взять тот же МОКС (где сейчас, кстати, тоже сокращают из штатного расписания незанятые должности) - это фикция. На всю страну прокричали о том, что запустили производство, где все полностью роботизировано, но завод висит мёртвым грузом. Продукцию производят на опытном стенде - едва ли не вручную пеналы набивают. А когда приезжали проверки, устроили настоящий спектакль, всё, мол, зашибись работает. На ИХЗ тоже проверяющим пыль в глаза пускали: показывали манипуляторов, как они джойстиками орудуют - дескать, всё на автомате, а сами вручную разгружали-загружали вагоны. И после всего этого наше руководство действительно думает, что мы им верим? Зря. Не надо людей за идиотов держать.

Я мог бы понять, если бы нас сокращали по закону. Согласно 179 статье ТК - оставляли бы наиболее квалифицированных, имеющих серьёзный опыт работы. По 180 - предупредили бы, как положено, за два месяца. Но ничего этого не случилось. Оказывается, можно поступить намного проще: взяв на вооружение термин «реструктуризация» и оказывая психологическое давление на работников, провести массовые увольнения за каких-то десять (!) дней. Попавшие под прессинг люди пишут заявления, не имея на руках никаких официальных документов о своём сокращении. Тем, кто должен был идти отдыхать, открыто говорят: «Какой отпуск, ваших должностей уже нет, увольняйтесь!». И этот срок - чуть больше недели на решение - тоже элемент давления. Разве может паникующий человек сделать правильные выводы? Нас решили взять нахрапом, устроить блиц-криг, после которого предприятие окажется максимально «чистеньким». А потом можно будет отчитаться хозяевам из Москвы о быстро и качественно проделанной работе. Это тебе не МОКС-топливо производить, тут технические задачи решать на надо: выпер лишних сотрудников на улицу - и молодец. Тем более, сейчас, когда в госкорпорации объявили о конкурсе на замещение должности гендиректора ГХК. Самое время «иметь вид лихой и придурковатый», быть особенно послушным и выполнять задания сверху с задором и огоньком.

Давайте будем до конца честными: комбинату просто не повезло с руководителем. Для Росатома Гаврилов, возможно, хорош, но вот как он относится к людям, чья судьба зависит от его решений, - это уже другой вопрос. К сожалению, есть у нас ещё в стране руководители, которые относятся к сотрудникам, как к отработанному материалу, им плевать на нас и наши семьи. Вот только одного не понимает уважаемый гендиректор: всё, что ты делаешь в этом мире, однажды к тебе возвращается. Рано или поздно придётся ответить за решения, благодаря которым сотни людей остались без работы. И тут уже никакие компенсации не помогут.

vk.com.

***

Унылое фэнтези свободной прессы

Времена, когда мэр Железногорска Сергей Сергеевич Воротников назвал СГ-26 «мерзкой по сути и лживой по содержанию политической листовкой», безвозвратно канули в Лету. Тогда в чем-то ошибались все, но именно тогда была газета, которую полюбили многие. Прошли годы, сменились авторы, пришли псевдонимы. Сегодня меткое определение Сергей Сергеича, которым гордились все журналисты газеты, уже никак не применимо к СГ-26, остались только печаль и маги. Давайте предадимся унынию и полистаем желтые страницы, ибо есть повод.

Прямо сегодня, конечно, доминирует другая тема - на ГХК идет расследование нарушений в закупочной деятельности. Вина еще не установлена, определений суда не вынесено, но сам факт того, что службы комбината не стали по-тихому спускать дело на тормозах, уже говорит о другом стиле работы, нежели себе представляют псевдонимы СГ-26.

Полемика о закупках еще впереди, а начнем с мутной двухходовки «ГХК: восемьсот человек на выход, или Как выполнить заказ Росатома». В СГ-26 статья появилась 30 июня, а на следующей неделе эта же статья вышла в красноярской СГ. На ковре у губернатора доклад, видимо, должен был бы звучать так: «В Железногорске на ГХК критическая ситуация, тысячами увольняют грамотных специалистов, на которых все держится, ажно вот и до Красноярска дошло, надо что-то делать!» А вы о чем подумали?

Примечательно, что заказ не политический. В статье сверхаккуратно обошли все подводные камни. Ну а то - попробуй, напиши с застенчивым намеком, что Гаврилов питает пристрастия к «ЕР» и возглавляет ее список по округу в ЗС, и как потом доложить губернатору? Что СГ «за правду»? Или что СГ против «Единой России»? Губернатор не так поймет и сделает неправильные выводы, и потом строй всю схему заново, объясняй, что это не партия плохая, а только отдельно взятый генеральный директор ГХК плохой. А СГ - это хорошая газета, в которой истинный глас народа.

Из всей этой нехитрой дедукции нетрудно определить круг заинтересованных лиц. Десять лет назад, когда Гаврилов пришел на комбинат, он за полгода поднял народу зарплату на 40 процентов, просто отрезав все сомнительные схемы. «Хорошие люди» в Железногорске, Красноярске и Москве тогда разом лишились не одной сотни миллионов рублей. Начальник был просто зверь, не предупредил потерпевших заблаговременно, что ГХК эти замечательные «бизнесмены-чиновники» больше не нужны, просто отфильтровал муть и пустил освободившиеся деньги на зарплату комбинату. Какой был шок!

Когда началась стройка, доброжелатели держали себя в руках, понимая, что любой их протеже просто не выдержит такого напряжения, завалит дело, да еще и их с собой потянет. Росатом - это вам не Рэкс-Фекс-Пекс-строй, возможно, это единственная в России корпорация, в которой виновных реально сажают.

Сегодня новый Горно-химический комбинат практически построен, и ситуация изменилась. Самое время завести на хозяйство какого-нибудь понимающего человека, которого не надо учить жизни. И пошла торпеда. Эффект Кулешова на заре кинематографа: ставите кадр грустного мужика, а следом монтаж - крупным планом миску с супом, и всем понятно, что мужик есть хочет. В СГ-26 сначала заголовок «ГХК требуется гендиректор», а потом листаете - ба! «ГХК: восемьсот человек на выход…», …комбинату просто не повезло с руководителем». И всем понятно, чего желает заказчик - меньше всего он хочет защитить права трудящихся, но так хочет избавиться от Гаврилова, что аж зубы сводит.

Теперь о содержательной части этой статьи, в которой на условиях «полной анонимности» «работник реакторного завода» жалуется на судьбу, наказавшую Горно-химический комбинат плохим руководителем. А чего анонимно-то? Все же уже? Уволили? Ну так и руби правду-матку, что за клуб анонимных атомщиков? Есть проблема - говори. Не-е-ет, анонимность - наше все. И какой, интересно, «великий специалист» открыл СГ-26 тайну, что на МОКСе вручную набивают какие-то «пеналы»? На МОКСе нет никаких пеналов. Максимум, что можно представить, так это ручную комплектацию твэла, когда он нужен в единичном экземпляре, например, погонять контрольное оборудование. Для этого, что, целую линию запускать? Если какой «великий специалист» не в курсе, то МОКС-топливо про запас не делают, и пока Белоярка еще не готова заказать массовку, нет смысла включать линию.

Но главный шедевр, конечно, это сообщение о том, что рубят под корень цвет нации, лучших специалистов, а оставляют оболтусов. Поставьте себя на место любого начальника - лично вы кого оставите? Правильно. А почему верите, что на свете есть дебилы, которые для выполнения работ, за которые они несут персональную ответственность, окружают себя недотепами? Трижды прав был Сергей Лавров, министр иностранных дел Российской Федерации.

О цифрах. В СГ-26 на условиях «полной анонимности» сообщается: «Мол, уже и первый список готов «на выбывание» на РЗ - 200 человек, на РХЗ - 150». К фактам: на реакторном заводе по «зеленому коридору» ушли на пенсию 122 человека, на радиохимическом - 66. А теперь внимание: на изотопно-химическом заводе, где, наоборот, идет набор персонала, - 40 человек. Всего по комбинату - 355. Все, коридор закрылся 30 июня, как и планировалось. Никто больше не ходит и не канючит под ухом, ну напиши заявление, ну напиши. Опять ставим себя на место теперь уже кадровиков - представьте себе, что вам надо довести до сведения персонала возможности «зеленого коридора», что вы будете делать? Если вы «великий специалист», то, конечно, величаво повесите объявление на стенд и замрете в ожидании. А если вы так себе «оболтус», то персонально переговорите с каждым. При этом с кем-то обязательно случится депрессия, поскольку в любом коллективе и у любого человека есть свои живые и понятные напряженки.

«Зеленый коридор» - это давно существующая практика, и совершенно нередки случаи, когда ребята пенсионного возраста сами досаждают кадровиков вопросами - а когда будет очередной коридор? Работа на ГХК сегодня - на износ, и очень многие из тех, кто действительно работают, сочли бы за благо так уйти на пенсию, если, конечно, изверг-начальник отпустит «оболтуса».

Про возраст - «большинству наших пенсионеров-льготников чуть больше пятидесяти. Это люди в самом расцвете сил, работоспособные, высококвалифицированные…», сетует аноним. Мне - 50, какой еще расцвет сил? Дайте мне пенсию, и я вылечу по этому коридору! Но если уж на то пошло, то вот вам список первой десятки тех, кто счел за благо уйти по «зеленому коридору» на заслуженный отдых: бухгалтер - 62 года, главный специалист - 57, экономист по сбыту - 57, техник - 62, секретарь руководителя - 67, начальник бюро - 64, главный специалист - 81, экономист по МТС - 60, экономист - 61, инженер - 77. Надо продолжать? В этом списке из 355 человек слово «радиохимик» попадается крайне редко, а «физик» и вовсе один, хотя ребят по первому и второму спискам, у которых пенсия особого размера, - немало.

И вот вам резюме. Ни в этом, ни в следующем году никаких сокращений на ФГУП «ГХК» не планируется. Для всех 800 человек, переводимых с остановленных производств, рганизовано переобучение и созданы профессиональные рабочие места основного производства на новых промышленных объектах. Для людей пенсионного возраста, которые по разным причинам не хотели переходить на новые места, были созданы благоприятные условия для выхода на пенсию с выплатой материального вознаграждения в размере восьми месячных зарплат (но не более 500 тысяч рублей). Основные производства реакторного завода остановлены в 2010 году, радиохимического завода - в 2012 году. За весь этот период ни один человек не был уволен по сокращению. Все это время идет планомерный процесс переобучения персонала и перевод его на вновь создаваемые промышленные объекты, поэтому говорить о внезапности нет смысла. В 2016-м процесс перевода имеет более напряженный график, потому что в 2015 году прошла сдача в эксплуатацию большого количества новых промышленных объектов.

Ну и немножко о ландшафтном дизайне - история с камнями на Саянской. Конечно, всем этим бедным людям, которые построили там себе город-сад с коммуникациями за счет городского бюджета, давно было пора решить вопрос с администрацией о переносе зоны за их участки. Но в любом случае не стоит кричать о какой-то радиационной угрозе со стороны камней, привезенных из «горы». Не знаю, какого такого «Сергея» с измененным именем имела в виду СГ-26 в статье за номер до упомянутого, а я лично говорил с Истоминым Семеном. Счастливый владелец коттеджа с жаром убеждал, что знакомые «специалисты с ГХК» (куда ни плюнь, везде специалисты) сказали ему, что с камней этих сочится страшная радиация и течет прямо на Саянскую. Замерили - ничего, естественно. «Что вы мне тут «гамму» мерите, - блеснул эрудицией Семен, - вы «альфу» померьте, смотрите, вот тут даже респиратор на камне брошен! Альфу так альфу. Замерили «респиратор» - кем-то брошенный марлевый лепесток. Через полчаса безуспешных поисков по всем камням дозиметрист плюнул и сказал - блох ловить, нету тут ничего.

Очень просто на самом деле потеряться среди обилия «великих специалистов» и таинственных «Сергеев». Уважаемые железногорцы, просто ставьте себя на место людей, которым приписываются мифические свойства, и помните, что в нынешнем унылом газетном бизнесе СГ-26 случайностей не бывает. Если там что-то появилось, значит, это кому-нибудь нужно. Только и всего. А за содержание этого текста претензии предъявлять лично мне.

Продолжение следует.

 

 
Рассказать про это друзьям в:

Добавить комментарий

Внимание!
Перед публикацией комментарий проходит проверку.
В комментарии к материалу разрешено выражать свое отношение к тексту или событию в пристойной форме. В случае появления ненормативной лексики, перерастания комментирования в оскорбления и т.д., комментарии будет удаляться.
Если вы заметили сообщение с нарушением, нажмите возле него на кнопку с зеленым гоблином.
Давайте не будем сами себе злобными Буртинами

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Мы поддерживаем
РОСЖКХ
ЗАСТАВЬ КОММУНАЛЬЩИКОВ РАБОТАТЬ!

История Железногорска
событий нет

по материалам библиотеки им.Горького
Телепрограмма
Телепрограмма операторов г. Железногорск
КАБЕЛЬНЫЕ

ЭФИРНЫЕ
Погода в Железногорске
Погодный информер meteo26.ru




подробно
Остальное

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Выделить