Уран-Батор
Сайт Эдуарда Безобразова

Железногорск

Главная arrow Антологии arrow MOX топливо в Железногорске arrow Денежки врозь  
Пятница, 18 Октябрь 2019
Меню
Главная
Антологии
Публикации
Город за неделю
Загадки нашего городка
Архив форума
Фотографии
Файлы
Сайт
Город Железногорск
Опрос
А если арестуют Кулеша он:
мошенник
жертва гебни
а кто это
чума на эти оба дома



результаты

Комментарии
RSS
Архив
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031     

Подпишитесь на обновления сайта!



Twitter Уранбатора




Google
Поиск по сайту

Денежки врозь Печатать E-mail
Суббота, 06 Февраль 2016

Чисто строительная глава МОКС-проекта выглядит не менее интригующе.

ОДНА СЕМЬЯ – ОДНА СУДЬБА. РАЗВОД И ДЕВИЧЬИ ФАМИЛИИ

Пока в Сером доме изображают активность в деле спасения ОАО «СТХМ», градообразующее предприятие берёт его за горло в суде.

ГОВОРЯТ, НА «ТИТАНИКЕ» БЫЛ ПЕРВОКЛАССНЫЙ ОРКЕСТР…

Если бывший совхоз «Енисей в истории Нашгорода – страница давно перевёрнутая и многими старательно забываемая, то работяги томского «Спецтеплохиммонтажа» всё ещё болтаются по территории ЗАТО и не настроены раньше времени списывать себя в расход.

Очень странно в этом смысле слышать заверения г-на Чебурашкина в том, что проблемы северского предприятия обрушились на его бедную голову, точно снег в июле. Гендиректор ГХК должен был бы рассказать ему, как минимум, о том, что комбинат пытается нагнуть ОАО «СТХМ» через суд. Ведь если Медведев не узнал от Гаврилова даже это, тогда о чём они вообще разговаривают? О перспективах обокластера, я дико извиняюсь?

Отдельно следовало бы остановиться на поиске источника финансирования благотворительной помощи, которую посулил гастарбайтерам «молодой и энергичный» номер два. Думается мне, железные горцы (в том числе и опогоненные) с интересом отнесутся к любой информации по поводу бесконтрольного расходования бюджетных средств в период очередного секвестра.

«На территории Железногорска действуют три структуры СТХМ, не являющимися юридическими лицами. У них нет ни собственной бухгалтерии, ни возможности рассчитываться с работниками, живущими на территории ЗАТО, - сказал Вадим Медведев. - Я могу сказать, что предприятия работают, они не банкроты. Поэтому мы считаем, что решение вопроса с погашением задолженности по зарплате вполне реально. Общее руководство, находящееся в Северске, в разговоре со мной подтвердило свои намерения рассчитаться с работниками, но сослалось на временные трудности в связи с неплатежами от заказчиков.

Этот вопрос находится на контроле у городских властей и прокуратуры. Мы свою функцию видим в следующем. Во-первых, мы должны понять общий объем задолженности и общих объем людей, попавших под эту неприятную процедуру. В дальнейшем комиссия, созданная в администрации Железногорска, детально разберется в ситуации в каждой семье, и в случае возникновения тяжелой жизненной ситуации, поможет этим семьям с расходами, связанными с посещением детских садов, обедами в школах и пр. Помимо этого, мы ведем работу с нашими предприятиями-заказчиками услуг СХТМ с тем, чтобы нормализовать финансовые расчеты».

Упомянутые Чебурашкиным «наши предприятия», если верить местным журнализдам, - это Красмашзавод и ГХК. Коль скоро Медведев до сих пор не в курсе истинных взаимоотношений Петра Гаврилова и СТХМ после посадки гендиректора Северского химкомбината в 2014 году, нам остаётся предполагать, что заколючинский предгорсовета имеет какие-то реальные рычаги влияния на г-на Назарько и его бухгалтерию. На томских пацанов не имеет, а тут случайно завалялись, понимаете ли, ещё со времён генерала Лебедя. И щас ка-ак заурчит-зачирикает!

Впрочем, это всё литература. Мы же сегодня заглянем поглубже в историю заколючинского МОКС-проекта, ранее известную нам только по теоретическим интернет-изысканиям в области ядрёной безопасности да парадным пресс-релизам о нескончаемой цепи технологических побед православной российской науки над жалкими интеллектуальными огрызками наскрозь прогнившего Запада. А поможет нам разобраться в возможных неплатежах Третий арбитражный апелляционный суд, огласивший 11 января с.г. подробный текст решения по делу №А33-8562/2015.

К ИСТОРИИ ВОПРОСА

Федеральное государственное унитарное предприятие «Горно-химический комбинат» обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к открытому акционерному обществу «Спецтеплохиммонтаж» о взыскании 64.911.542 рублей 11 копеек пени за нарушение сроков строительства по договору от 1 ноября 2011 года №08-11/1031. Для сравнения: чистая прибыль СТХМ за 2014 год составила всего 8 миллионов.

Коммерсантам решение суда, прозвучавшее 26 октября прошлого года, не понравилось, разумеется, и они написали апелляцию. Бороться с нею комбинат выставил по доверенности А.Х.Беллер (сразу скажу, я не знаю, кто это, и не спрашивайте). И под занавес первого уходящего антикризисного года судебно-правовой акт устоял. Сиречь, шестьдесят пять «лимонов» без малого томской фирме придётся всё-таки вернуть. Хотя…

За десять дней до подписания исторического контракта красноярский портал dela.ru сообщал: «Жители Железногорска тихо и спокойно утвердили строительство на своей территории нового завода по производству уран-плутониевого топлива. Окончательное решение об этом приняли по итогам общественных слушаний, которые состоялись в закрытом городе в середине октября.

На горно-химическом комбинате будет создано производство таблеточного МОКС-топлива и тепловыделяющих сборок, снаряженных МОКС-топливом, полностью готовых для использования в энергетических реакторах АЭС (см.). Особенность МОКС-топлива по сравнению с «традиционным» урановым заключается в том, что в качестве основного энерге­тического материала в нем используется не уран-235, а плутоний.

Image

За завод по производству МОКС-топлива на территории ГХК проголосовали 213 человек, 1 воздержался, голосов против не было. Претензий к проекту железногорского завода нет и у экологов. Сейчас на ФГУП «ГХК» закончена подготовка основной производственной площадки, подрядчики приступили к изготовлению узлов оборудования. В четвертом квартале 2011 г. запланировано начало строительно-монтажных работ. Пуск завода намечен на 2015 г.».

Время бежит быстро, и в конце 2015-го в красноярском арбитраже зазвучали вдруг куда менее позитивные речи:

«Заявитель полагает, что в соответствии с пунктом 7.2.2 договора подряда установлено, что истец обязан в течение пяти рабочих дней с даты подписания договора передать проектно-сметную документацию /…/ тогда как фактически проектно-сметная документация была передана с нарушением сроков от 6 до 414 дней

Истец обязан согласовать с ответчиком график передачи оборудования в месячный срок с даты заключения договора /…/ фактически оборудование было передано с нарушением сроков от 25 до 365 дней. Данный факт подтверждается письмом истца от 30.80.2013 и протоколом заседания рабочей группы от 19.09.2014, а также письмом ответчика от 15.02.2014, в котором он предлагал истцу согласовать новые сроки окончания работ».

УГОВОР КАК ДУБИНА

Подписанный по итогам открытого конкурса документ предполагал выполнение строительно-монтажных работ на объекте под названием «Строительство промышленного производства МОКС-топлива для энергоблока № 4 Белоярской АЭС с реактором БН-800 на ФГУП «ГХК», г. Железногорск, Красноярский край» за 1.068.900.000 рублей.

Согласно пункту 2.3. договора работы должны были выполняться в объёмах, предусмотренных проектной документацией, утверждённой 29.08.2011г., а также ежегодными перечнями объемов СМР, общим титульным списком, плюс ежегодными внутрипостроечными титульными списками. Никакие задержки строительства в расчёт не принимались, за исключением форс-мажорных обстоятельств. Каковыми обстоятельствами, вообще-то, является само заключение контракта в современной России – от себя заметим.

За срыв сроков исполнитель подписывался на пени в размере 0,1% от стоимости работ за каждый день просрочки. Но лишь в том случае, если виноват был действительно он. А в п. 7.2. договора были указаны обязанности заказчика, в том числе – передачи генподрядчику проектной документации в течение 5 рабочих дней с момента подписания договора. Это важно, прошу обратить ваше внимание, поскольку именно на данном обстоятельстве юристы СТХМ и попытались сыграть в суде.

Проектная документация была утверждена протоколом от 02.11.2011г. По платежному поручению от 30.11.2011 истец перечислил ответчику аванс – 346.935.509 рублей 45 копеек. А там и понеслось у них. Дополнительным соглашением от 4 апреля 2012 года были уточнены переносы финансирования по годам, а также внесены изменения в перечень объёмов СМР. Дополнительным соглашением от 26 июня 2013 года утверждены были новые уточнения. Затем были соглашение от 27 ноября 2013-го и 20 января 2014-го…

А потом выяснилось вдруг, что в 2014 году «ответчиком по договору выполнены работы на сумму 666.528.196 рублей 72 копейки, из них работы на сумму 402.371.803 рубля 28 копеек выполнены с нарушением установленного договором срока». Тут-то и включился механизм начисления пеней. Судьба и семья у нас, конечно, одни, но кошелёчки всё-таки разные. Шестьдесят пять «лимонов» вынь да положь: «Истец направлял в адрес ответчика претензии от 06.03.2014, от 30.12.2014, от 20.03.2015 с  требованиями оплатить пени. В добровольном порядке требования истца ответчиком не удовлетворены».

СЛОВА К ДЕЛУ НЕ ПОДОШЬЁШЬ

В суде Горно-химический комбинат любые умопостроения СТХМ на корню отвергал, разумеется. «Ответчиком не представлены достаточные доказательства, свидетельствующие об уведомлении заказчика о приостановлении работ, о наличии обстоятельств, объективно препятствующих своевременному выполнению работ, учитывая, что весь объем работ не был сдан заказчику в срок».

То есть, бумажек в деле не хватило ОАО «СТХМ», чтобы грамотно выстроить стратегию защиты. А уж почему не хватило – кто знает? Не без скрытого ехидства, как мне кажется, в отзыве ГХК на северскую жалобу сообщается, что представители СТХМ не имели ничего против передачи им проектной документации за пределом оговорённых в договоре сроков. В смысле – коль скоро официально перенесённых на бумагу протестов в суд представлено не было, стало быть, всё их устраивало, и на ход работ эти обстоятельства повлиять никак не могли, получается.

Примерно та же схема отражения контратаки предложена была А.Х.Беллер апелляционному суду и в ситуации с задержкой передачи томичам железа для будущего МОКС-производства. Сама просрочка даже не обсуждается, ибо фирма не сподобилась на неё своевременно и юридически корректно отреагировать. Плюс «истец указывает на недобросовестность ответчика, ссылающегося на протоколы совещаний от 07.11.2013 и 18.02.2014, которые подтверждают затягивание ответчиком сроков выполнения условий контракта, а не нарушение истцом сроков поставки оборудования».

Любопытно также выглядит ответ ГХК на замечание СТХМ о теоретической возможности пролонгации злополучного договора. «Изменение условий контракта не допускается. - подчёркивает Беллер. – В одностороннем порядке». Раз в подписанном документе стояло, мол, «27,5 месяцев с даты заключения договора – 17  февраля 2014  года», то давайте больше к этому вопросу возвращаться не будем.

Правда, непосредственно в суде представитель ответчика пояснил, что «сметы передавались с просрочкой. Фактически был согласован срок выполнения работ – август 2014 года», и что – внимание! – ответчик «считает возможным взыскать с ответчика пеню в размере 4.451.881 рубль 61 копейка с учетом частичного исполнения истцом обязанности по передаче проектно-сметной документации». Но что такое четыре с половиной «лимона» на фоне шестидесяти?

И ещё один чудный нюанс:

«Ссылку ответчика на акт №6661 приемки законченного строительством объекта приемочной комиссией от 14.01.2015 суд отклоняет, поскольку данный документ является документом, подтверждающим приемку заказчиком уже завершенного объекта, а не документом, определяющим срок выполнения работ. Акт отражает фактический срок – нарушенный».

Об организации же строительства на промплощадке ГХК говорит следующий фрагмент судебного решения:

«В протоколе отмечен низкий темп работ ответчика по объектам, не обеспечение сетей энергообеспечения /…/ Ответчик, несмотря на наличие части емкостного оборудования, не ведет работы по монтажу в об. 50-58/2 /…/  По результатам осмотра объектов 59/5 и 161-162 установлена неудовлетворительная организация работ со стороны ОАО «СТХМ». При значительном объеме невыполненных работ на момент посещения работало не более 10 механомонтажников, в об. 161 – 162 монтажный персонал отсутствовал».

И там же: «В протоколе технического совещания от 18.02.2014 указано на значительное отставание выполнения работ, поручено /…/ увеличить численность работающих на объекте».

Одним словом, упомянутый выше тезис «Сами виноваты» в суде оформили должной юридической терминологией и жалобу СТХМ отклонили. Так что история утопления северского предприятия сулит нам с вами ещё множество разнообразных деталей на любой вкус. Запасы попкорна следует резко увеличить, диван снабдить колёсиками, а к телевизору приделать ручку катапультирования.

Закат империи должен доставлять хотя бы эстетическое удовольствие.

 

 
Рассказать про это друзьям в:

Добавить комментарий

Внимание!
Перед публикацией комментарий проходит проверку.
В комментарии к материалу разрешено выражать свое отношение к тексту или событию в пристойной форме. В случае появления ненормативной лексики, перерастания комментирования в оскорбления и т.д., комментарии будет удаляться.
Если вы заметили сообщение с нарушением, нажмите возле него на кнопку с зеленым гоблином.
Давайте не будем сами себе злобными Буртинами

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Мы поддерживаем
РОСЖКХ
ЗАСТАВЬ КОММУНАЛЬЩИКОВ РАБОТАТЬ!

История Железногорска
событий нет

по материалам библиотеки им.Горького
Телепрограмма
Телепрограмма операторов г. Железногорск
КАБЕЛЬНЫЕ

ЭФИРНЫЕ
Погода в Железногорске
Погодный информер meteo26.ru




подробно
Остальное

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Выделить